Выбор партнера остается за бизнесом

В своей статье, опубликованной в октябрьском номере журнала «Таможенные новости», ее автор, Евгений Кошкаров – генеральный директор компании «Аривист», анализирует несколько вариантов сотрудничества между участниками внешнеэкономической деятельности, лицензированными и нелицензированными таможенными брокерами в условиях современного таможенного законодательства

Любой бизнесмен или частный предприниматель, предвосхищая свое первое общение с таможней, задается риторическим вопросом: как оформить грузовую таможенную декларацию? В ответ поясню, что пока еще действующий Таможенный кодекс РФ сегодня предлагает бизнесу два варианта его решения: сделать все самостоятельно или с помощью лицензированного таможенного брокера (представителя). Однако, как показывает жизнь, имеется еще и третий вариант – прибегнуть в услугам нелицензированного, так сказать серого, брокера. У каждого из перечисленных путей есть и преимущества, и недостатки. Чтобы сделать картину нагляднее, рассмотрим каждый вариант в отдельности по трем наиболее важным для бизнеса составляющим: стоимость, качество, безопасность.

Декларируем сами

Сейчас российское таможенное законодательство предоставляет любому заинтересованному лицу, и импортеру, и экспортеру, право самостоятельно оформлять ГТД и предъявлять свой товар таможне. На первый взгляд этот вариант представляется самым дешевым, так как его себестоимость должна складываться только из размера заработной платы тех работников, которые в данной компании будут осуществлять таможенное оформление. Однако при ближайшем рассмотрении все оказывается не столь очевидным. В силу разных причин отечественное таможенное законодательство традиционно отличается сложностью и нестабильностью. Особенно это характерно для текущего момента. Из-за отсутствия закона о таможенном регулировании мы одновременно живем по двум кодексам – российскому и союзному, а также руководствуемся большим количеством подзаконных актов, принятых еще ГТК и ФТС России, Правительством РФ, Комиссией Таможенного союза (КТС).

Чтобы уверенно ориентироваться в этом правовом море и не налететь на рифы нарушений таможенных правил, работники, отвечающие за таможенное оформление, должны быть не только опытны и компетентны, но и уметь свою компетенцию постоянно поддерживать, или как иногда говорят на профессиональном сленге – «вариться в этом». На сегодня таких людей на рынке труда не так уж много, поэтому средний размер заработной платы у них более высок, чем у специалистов в других областях, например, экономистов, бухгалтеров или компьютерщиков.

Если при таможенном оформлении перед компанией встают не тривиальные задачи, как правило, для их решения одним специалистом не обойтись. Ответственно заявляю, что сегодня найти человека одновременно достаточно компетентного в вопросах классификации, таможенной стоимости и в нетарифном регулировании – задача почти неразрешимая. Поэтому желающие оформлять свои грузы собственными силами рано или поздно придут к пониманию необходимости сформировать в составе компании полноценный отдел таможенного оформления из 3-5 высококвалифицированных специалистов. На этот шаг, как правило, идут лишь серьезные компании с российским капиталом, чаще всего это крупные промышленные предприятия.

Зачастую желание иметь у себя подобное структурное подразделение основывается на привитом еще в советские времена стремлении к автономности и на традиционной приверженности секретности во всем. При этом в наиболее ответственных случаях даже подобного рода консерваторы предпочитают прибегать к услугам сторонних профессионалов. В данном случае получается, что не за маленькие деньги компания имеет таможенное оформление не самого высокого качества. При этом вся ответственность за его юридические последствия лежит только на самом участнике ВЭД.

Работаем с «правильным» брокером

Сегодня в практике ведения внешнеторговых операций наиболее часто встречается вариант, когда для таможенного оформления перемещаемых через границу товаров компания привлекает лицензированного таможенного брокера (представителя). Этому есть вполне логическое объяснение. Напомню, что до недавних пор в России своего рода входной билет в реестр таможенных брокеров стоил 50 млн рублей, по правилам Таможенного союза данную сумму приравняли к 1 млн евро, по нынешним временам это немного превышает 41,5 млн рублей. Вполне очевидно, что компания, решившая в свое время вложить, причем даже не в развитие, а лишь в приобретение права заниматься данным видом бизнеса, столь значительные средства, уж точно что-нибудь в этом деле понимает. Если в добавок на данный момент фирма уже достаточно долго успешно проработала на рынке, то наличие этих двух факторов, на мой взгляд, является вполне достаточной гарантией или, если хотите, своего рода рекомендацией, что у данного брокера имеется определенная степень профессионализма.

Самое главное при этом, что легальный брокер разделяет с участником ВЭД, а в отдельных случаях, как например с классификацией товаров, полностью перекладывает на себя всю предусмотренную законодательством юридическую ответственность перед таможней. Из сказанного получается, что у лицензированного брокера и качество услуги выше, и рисков меньше, к тому же он эти риски еще и застраховывает. Однако на практике за печатью брокера на российской таможне оформляются далеко не 100% деклараций. Причина этого – достаточно высокая стоимость услуг брокера. Однако ее уровень определяется не степенью «алчности» брокеров. Дело в том, что у него значительная часть затрат связана с содержанием инфраструктуры: заработная плата бухгалтеров, экономистов, юристов, специалистов по отдельным отраслям таможенного права и так далее. Сюда следует добавить расходы на обслуживание лицензии: договора страхования ответственности, траты на финансовое обеспечение, на пользование информационными технологиями, услуги связи, интернет и прочее. Вот не до конца исчерпывающий перечень затратных статей бюджета компании.

В последнее время к этим достаточно обоснованным с экономической точки зрения издержкам стали добавляться намного превосходящие их по размеру расходы на покрытие финансовых рисов от брокерской деятельности. Поясню позже, что имею в виде. Таким образом получается, что в случае привлечения лицензированного брокера участник ВЭД получает высокопрофессиональную, но достаточно дорогостоящую услугу. Как говориться, за качество надо платить.

Окунулись в «серый» омут

Альтернативой приведенному выше варианту является работа с нелицензированным таможенным брокером. Сразу оговорюсь, что в странах с развитой экономикой данный субъект околотаможенной деятельности неизвестен. Поэтому он заслуживает отдельного и детального рассмотрения. Как и в случае с лицензированным брокером, по своей сути - это тоже коллектив специалистов по таможенный вопросам, иногда и очень хороших в профессиональном отношении. Только в этом случае брокеры не могут или не хотят разделять с клиентом ответственность за результаты своего общения с таможней. Чтобы узаконить такую форму работы, надо лишь формально устроить в штат клиента своего сотрудника. После этого отличить данный вариант оформления от рассмотренного ранее будет очень трудно, практически невозможно. Стоит лишь уточнить, что при таком подходе всю полноту ответственности за результат таможенного оформления берет на себя клиент.

Чтобы понять причину, почему часть российского бизнеса выбирает такой вариант работы, надо рассмотреть потенциальный круг подобных теневых участников рынка околотаможенных услуг. Безусловно, не неся бремя финансовой и юридической ответственности перед таможней, нелицензированный брокер всегда сможет дать более низкую цену на свои услуги. Поэтому их клиенты, как правило, небольшие и средние компании, которые сталкиваются с таможней от случая к случаю. Однако нелицензированных брокеров на нашем рынке не было бы так много, если бы все дело ограничивалось лишь этим.

Другая, причем достаточно большая, часть клиентов «серых» брокеров - предприниматели, которые занимаются не совсем чистоплотной внешнеторговой деятельностью и по этой причине предпочитающие не работать с легальными участниками рынка. Уже доказано, что количество деклараций, оформленных такого рода брокерами, является достаточно точным критерием оценки прозрачности и легальности всего сектора ВЭД. Поэтому выше и уточнил, что в европейских странах с их сознательным отказом от любых способов обхода закона, нет и таких форм организации таможенного оформления. Как известно: спрос рождает предложение, одно не может существовать без другого.

В сухом остатке

Проанализировав три возможных варианта осуществления таможенного оформления, приходишь к ряду выводов: наличие собственного отдела таможенного оформления – это некое чудачество владельцев бизнеса; использование услуг нелицензированных брокеров - удел немногих маргиналов от внешнеэкономического бизнеса; работа с лицензированными брокерами – пусть пока и не дешевое, но зато наше светлое, если даже не настоящее, то хотя бы ближайшее будущее. Однако на деле все почему-то обстоит не так. Стремительно растущий объем брокерских деклараций, пробивший на рубеже двухтысячных годов потолок в 70%, был сильно урезан с введением в действие с 1 января 2004 года Таможенного кодекса РФ, который установил более высокие размеры финансового обеспечения – уже упоминавшиеся 50 млн рублей.

В последние годы этот показатель вел себя непоследовательно, то взлетал вверх, то падал вниз, отражая этим различные, часто никак не связанные с реалиями рынка тенденции. Так, за инвестиционным бумом начала двухтысячных в Россию вместе с западными деньгами начали приходить и культивируемые за рубежом стандарты ведения бизнеса. Одним из них стало незыблемое правило, что компания с иностранным участием работает на таможне только под печатью брокера. С другой стороны, жесткая конкуренция на рынках потребительских товаров иногда заставляла бизнес уводить свою деятельность в тень и прибегать к услугам нелицензированных брокеров.

Еще один фактор, влияющий на эту ситуацию, - степень давления государства на бизнес. Чем жестче таможня подходит к взиманию таможенных платежей, тем меньше и у брокера, и у импортера оставалось готовности подавать декларацию за брокерской печатью. С брокером все понятно, неся солидарную ответственность по уплате таможенных платежей, он не горит желанием платить в бюджет за чужой товар. Однако и у участника ВЭД в данном случае тоже есть резоны подавать ГТД от своего имени. При вероятности доначисления платежей лицензированный брокер, не желая в одиночку нести бремя расходов, будет активно давить на импортера, убеждая его оплатить доначисленное. Поэтому даже ожидание бизнесом доначисления платежей на практике приводит к резкому увеличению процент неброкерских деклараций.

Резюмируя сказанное выше, приходишь к выводу, что в сфере таможенного оформления процент деклараций, оформленных от лица таможенного брокера (представителя), во-первых, достаточно точно отражает уровень взаимного доверия между бизнесом и государством в лице таможенных органов. Во-вторых, свидетельствует о степени прозрачности осуществления внешнеэкономической деятельности. Находясь в точке пересечения интересов бизнеса и государства, таможенные брокеры не только отражают происходящие здесь процессы, но и активно в них участвуют. Являясь инфраструктурным звеном внешнеторговых деятельности, институт таможенных брокеров выполняет важную функцию технологического обеспечения поставок товаров. Ритмичность и эффективность работы этого института определяет не только скорость перемещения товаров через границу, но и, как следствие, скорость оборота капитала. В данном случае, что всегда очень важно для интересов таможни, будет колебаться и скорость собираемости в бюджет таможенных платежей.

С моей точки зрения, сам институт таможенных брокеров должен быть достаточно значим для государства, при чем даже в не меньшей степени, чем системообразующие налогоплательщики из сырьевого сектора экономики. Помимо этого роль таможенных брокеров, как наиболее профессиональных участников рынка внешнеэкономической деятельности, усиливается в условиях заявленного руководством государства курса на всестороннюю модернизацию страны. Поэтому здесь будет уместно привести слова председателя Правительства РФ Владимира Путина, сказанные на IX Международном инвестиционном форуме «Сочи-2010»: «Никакие действия государства, никакие бюджетные ресурсы или административные решения не заменят каждодневной кропотливой работы частного бизнеса. Именно его действия шаг за шагом меняют характер экономики, формируют ее новое, инновационное лицо».

 

Комментариев нет

Выбор партнера остается за бизнесом

Не пропустите

;