PDA

Просмотр полной версии : ТАМОЖЕННЫЙ КРИМИНАЛИТЕТ (ГЛАВА 8 - 10)


LEX
07.09.2003, 10:57
ТАМОЖЕННЫЙ КРИМИНАЛИТЕТ (ГЛАВА 8 - 10)
Глава 8

Тем временем события в морском порту Санкт-Петербурга развивались стремительно, и желто-зеленый дьявол уже не улыбался, а хохотал во весь голос над человеческими пороками.
У старшего лейтенанта транспортной полиции Васи Сидорова зазвенел мобильник, вернее сказать, не зазвенел, а заиграл, любимую с детсва мелодию «Боже Царя храни». Нет, конечно, он никогда не был, и даже не думал быть манархистом, просто этот гимн казался ему каким-то магическим, а вместо слова «Царя» Вася всегда вставлял «меня», и верил, что это его действительно хранит.
- Ты что Сидоров ох…л? Куда ты эти грузовики с курочками средь бела дня тащишь?! Москва уже в курсе.
- При слове «Москва» тембр голоса начальника оперативно-розыскного бюро майора Кашина несколько понизился.
- Да я товарищ майор…
- Дурак. Оставь там все как есть. Охрану вышлю. По факту уклонения от таможенных платежей срочно возбуждай уголовное дело, потом подведешь статью о контрабанде. Все, действуй, завтра прокуратура будет разбираться.
Будучи смышленым старлеем Вася Сидоров, пожалуй, впервые, не мог понять, что же хочет от него майор. «Боже Царя храни» зазвучала мелодия мобильника.
- Слушаю – ответил старлей, и сообразил, что мелодия уже играет не по мобильнику, а у него в голове.
На следующий день 14 июля смышленый старлей транспортной милиции Вася Сидоров с раннего утра все же пребывал в сомнениях, что же делать с 13 рефрижераторами куриных окорочков. Ради хохмы Вася уже прикидывал что стоимость груза – это его зарплата за полвека. Решив, что это слишком, Сидоров решил пойти на компромисс и признать «вещественным доказательством» только 3 из 13 грузовиков, а заодно, быстренько и переписал документы, по совету майора, переквалифицировав уголовное дело по статье «контрабанда». Как по закону признать вещдоком часть задержанного груза, Сидоров и сам не знал, но забрать все было как-то страшновато. А так, толкнув своим ребятам на реализацию три крнфискованных грузовичка… Как раз хватит и на стиральную машину Зиночке, и на новый телевизор.
К своему сожалению, ни майор милиции Кашин, ни старлей Сидоров, понятия не имели, что в златоглавой Москве два генерала, два очень серьезных человека так же были очень обеспокоены вопросами доставки американских ципочек на российскую землю.
Генерал МВД Орликов и генерал Государственного таможенного комитета Густин, конечно, не были озабочены конкретно судьбой этих злосчастных 13 грузовиков. У них уже давно были и стиральные машины, и телевизоры, и Мерседесы, и коттеджи, и … Далее, видимо, было бы не корректно вторгаться в частную жизнь уважаемых людей.
Генералов интересовали маршруты доставки и, самое главное, растаможки курятины в России. Уважаемых людей интересовали сотни тысяч тонн курятины и миллионы зеленых рублей с портретами президентов Соединенных штатов.
Эту историю, Уважаемый читаль, Вы еще узнаете, а пока же вернемся в Санкт-Петербургский порт, где на запах курятины и зеленых рублей слетаются все новые и новые действующие лица и исполнители.
-Здравствуйте. Следователь по особо важным делам транспортной прокуратуры, Анатолий Борисович Барашкин.
-Рад видеть, с утра ждем.
Выдавив кривую улыбку, ответил Вася Сидоров. В голове промелькнула гадкая мыслишка, что ни стиральной машины ко дню рождения Зиночки, ни нового телевизора - уже не будет.
-Вот постановление о передаче уголовного дела в прокуратуру. Распишитесь. Если будут какие-то вопросы Вас вызовут.
Анатолий Борисович Барашкин держался подчеркнуто строго и официально. Ему не хотелось вести пустые разговоры с молодым ментом, и он уже знал, что никаких вопросов к старшему лейтенанту не возникает. В куриных делах Барашкин был не новичок. Еще во времена расцвета крупнейшего продуктового импортера «союзокорочокконтракта» Барашкину приходилось исполнять особые поручения высокого руководства. Несколько лет назад прокуратура уже выдавала постановления на арест товара с теплохода «Озерск». Окорочка, естественно, были проданы. Деньги от реализации должны были пойти на счет транспортной прокуратуры и далее в бюджет. Позже Барашкин объяснил просто, что он не знает, почему деньги на счет прокуратуры не поступили. Ну что ж, на нет и суда нет. А еще, как гласит уже другая народная пословица «Кто старое помянет, тому глаз вон».
-Это правильно, - подумал Барашкин, а вслух произнес:
-Всего доброго, Василий, желаю транспортной милиции дальнейших успехов в нелегком деле борьбы с контрабандой.
-Козел! – подумал Вася Сидоров, и тоже пожелал важняку прокурору Барашкину всегда честно и принципиально следить за соблюдением Российского Законодательства.
Вася Сидоров еще не мог знать, что обломившиеся три грузовика куриного конфиската, на самом деле, лично для него большая удача. На этот раз старлей хоть и не посвоей воле, а силу обстоятельств вырвался из цепких коготков желто-зеленого дьявола, который, в свою очередь, впрочем, и не особо расстроился. Прокурор-важняк птица пожирнее будет, да и по куриным делам с «Союзокорочокконтрактом» Барашкин был уже старым знакомым желто-зеленого и давно сидел на «зеленой» игле.
Подводить под уголовное дело тех, кто по жизни сам должен сажать в тюрьму других жуликов, доставляло желто-зеленому дьяволу особое удовольствие. В такие минуты он просто испытывал кайф от сознания, что именно он, а не кто другой является истинным хозяином человеческих судеб, не всех, конечно, но большинства, это уже точно. В процессе мимолетной саркастической усмешки блеснула золотая фикса.
А тем временем, молодой, горячий и до сих пор уверенный в своей правоте начальник Портовой таможни Иван Иванович Пучкин начинал понимать, что вокруг происходят какие-то странные, даже страшные процессы, которыми он уже, совершенно не управляет. Похоже, что за то, что он принес в государственный бюджет дополнительные миллионы $, ему не только не собираются давать орден, но и как сказал Президент «мочат» со всех сторон.
-Поймают в сортире, замочат и в сортире, - не успел подумать Пучкин, как зазвонил телефон прямой связи с Председателем Государственного таможенного комитета. Приятный женский голос жизнерадостно произнес:
- Иван Иванович?
- Да.
- С Вами будет говорить Михаил Валентинович Паханин.
Несмотря на то, что Пучкин никогда не был подобострастен к вышестоящему начальству, сердце екнуло. Председатель ГТК лично звонил не часто, ведь в таможенной системе России существует 7 региональных управлений, по числу Федеральных округов. Почти полторы сотни таможен на одной шестой части земного шара, как правило, подчиняются начальникам региональных управлений, за исключением, нескольких таможен, непосредственно, подчиняющихся ГТК России.
-Генерал-майор Пучкин, слушает, произнес в трубку начальник Портовой таможни.
-Иван Иванович, что у Вас там происходит? Контрабанда уже целыми пароходами средь бела дня пошла. Это же экономическая диверсия! Вы понимаете, что делаете? Как мне только сообщил помощник МВД генерал Орликов, заведено уголовное дело по контрабанде целого судна с куриными окорочками!
-Товарищ генерал-полковник…
-Разберитесь, решите все вопросы и доложите в течение суток! В отношении Вашей деятельности ГТК будет проведена комплексная служебная проверка.
Еще несколько секунд Иван Иванович слушал в трубке короткие гудки, после чего в голове еще раз отчетливо прозвучала последняя фраза Паханина – «Разберитесь, решите все вопросы и доложите в течение суток! В отношении Вашей деятельности ГТК будет проведена комплексная служебная проверка.»
Весь смысл разговора свелся к трем словам – «решите все вопросы».
А в Питербургском морском порту тем временем уже во всю продолжался вывоз конфискованных «вещественных доказателств» в виде фур-рефрижераторов с куриными окорочками. Пучкину все стало ясно, и то, почем обычно неторопливые следователи прокуратуры на этот раз так суетятся. Явно не за прокурорскую зарплату.
В отличие от скромных запросов старшего лейтенанта милиции Васи Сидорова, следователь по особо важным делам транспортной прокуратуры Анатолий Борисович Барашкин сразу же распорядился признать вещественным доказательством весь груз теплохода «Птица Феникс» Эти «доказательства», стоимостью более четырех млн. $ было необходимо срочно приобщить к делу.
Барашкин понимал, что очень большие люди в златоглавой Москве фактически поручили ему проучить всех тех, кто попытался выйти из годами сложившихся контрабандных схем московской растаможки. Подробностей Анатолий Борисович, конечно, не знал, но было очевидно, что пароход «Птицу Феникс» ему подарили за услуги. Такая удача могла больше не повториться, надо было срочно действовать.
Главное срочно вывезти весь груз и отдать на реализацию своим людям. Сказано, сделано. Барашкин набрал номер своего старого приятеля еще по юрфаку Дмитрия Лазуткина.
- Дима? Привет! Есть разговор.
- ?
- Да, срочно. Давай сразу через час на нашем месте.
Через час университетские приятели уже обедали в одном уютном ресторанчике на Петроградской. Бизнесмен Лазуткин любил Китайскую кухню.
- Дима, в общем, так. Тема, примерно, на 4 млн $. Пополам.
Далее следовал подробный план предполагаемых действий, которые впоследствии материализуются в уголовные дела против самого следователя прокуратуры, но к тому времени Барашкин был твердо уверен, что большие люди из МВД и таможенного комитета дали ему картбланш.
Уговаривать Диму Лазуткина не пришлось, для подобных случаев у него под рукой всегда была фирма, зарегистрированная по потерянному паспорту. На этот раз директором фирмы «Евробизнес» оказались ничего не подозревавшая мать-одиночка, двадцатилетняя Ольга. Уже через несколько дней тысячи тонн куриных окорочков исчезли из порта в неизвестном направлении и, можно лишь предположить, закончили свой земной путь в желудках ничего неподозревавших добропорядочных граждан. Возникали, правда, всякие недоразумения, типа отсутствия ветеринарных сертификатов, но разве кто-нибудь обратил внимание на подобные мелочи?
Когда же выяснилось, что из 4 млн $ было украдено все до цента, и даже ни один деревянный рубль не попал ни в бюджет, ни на счет самой прокуратуры, большие люди все же возмутились такой наглости, но, как говорят в России «на нет и суда нет».


Глава 9

Паркер с золотым пером


Внимательно выслушав доклад своего заместителя о ситуации в Санкт-Петербургском порту, Паханин поправил темные очки и прямо спросил:
-Что делать будем, Борис Михайлович?
Густин выдержал паузу и с выражением произнес – «Мочить!».
Такого ответа Паханин ждал, а про себя подумал, что еще совсем недавно, тоже самое он думал делать с самим Густиным, хотя, впрочем, нет. Он предполагал не мочить, а все-таки «сливать», ну это не важно.
-Действуйте – ответил Председатель ГТК России, - кстати, только что я подготовил документы в администрацию Президента о присвоении тебе очередного звания генерал-полковник.
Густин молчал.
-Главное, что бы генерал-полковников не было слишком много. В Питере должно стать одним меньше. Шахов совсем уже … ну ладно. Сам понимаешь.
-Понимаю Михаил Валентинович.
-Ему все надо по закону, а все мы, ему «по барабану». Мне наши люди в Северо-Западном управлении доложили, что на моем приказе по реорганизации Псковской таможни Шахов написал резолюцию «Оставить без исполнения».
- Порвем!
- Рвать не надо, Стальевич уже работает, все будет красиво. На следующей неделе Шахов должен лечь в больницу, на операцию. У тебя три дня на подготовку десанта в Питер по полной программе. И помни, что у нас на них реального компрамата нет. Жду завтра в 12.00.
Густин в очередной раз убедился, что Паханин хоть и молодой, а конъюнктуру чувствует четко. Впереди День таможенника. При всей шаткости ситуации, Паханина в ближайшие дни не снимут, но ведь и Шахов ничего сейчас не ждет. «Не ждет, но получит», - сказал сам себе генерал-лейтенант Густин, выходя из стеклянного лифта главного здания ГТК.
Время было позднее, привычные пробки на московских улицах уже «рассосались» и, на своем БМВ с мигалкой, Борис Михайлович быстро добрался до дома. Уже на пороге квартиры запищал мобильник.
- Борис, это Орликов, у нас проблемы. Надо встретиться.
- Завтра после двух.
- Да, надеюсь, будет еще не поздно. В 15.00 жду в клубе. Лучше возьми такси. До завтра.
Густин не успел ничего ответить, как в трубке зазвучали короткие гудки. Ночью Густин долго не мог заснуть, ему виделся, то Питерский порт, то финская граница в Выборге, то почему-то исполняющий обязанности начальника Калининградской оперативной таможни Парамошин, то еще какие-то неприятные вещи, о которых вовсе не хотелось думать.



ГЛАВА 10

Полуденный выстрел


По мнению, людей компетентных и информированных, таможенная служба России на рубеже ХХ – ХХI веков, по сути, является государством в государстве. Здесь есть все. Свой флот, своя авиация, коммерческие структуры, карманные банки, свои музеи, газеты, пансионаты, экспертные лаборатории. Много чего есть… есть в ГТК и собственные СОБРы (специальные отряды быстрого реагирования), вооруженные автоматами, есть, конечно, и свои правила и законы.
И именно, по этим законам живет и действует система.
Беда лишь в том, что внутренние законы, мягко говоря, плохо стыкуются с общепризнанными законами гражданского общества. Тех же, кто пытается внутри системы жить по общепризнанным законам государства и общества, таможенная система отторгает.
Примерно, такой белой вороной внутри Государственного таможенного комитета был начальник Северо-Западного управления Владимир Шахов. Будучи выходцем из комсомольских работников, Шахов еще в юности приобрел в этой, неплохой в общем организации, заряд здорового оптимизма на долгие годы, и даже много лет спустя, получив погоны генерал-полковника, слова «честь» и «дружба» Шахов не считал пустым звуком. Никто не мог конкретно припомнить, чтобы Шахов брал взятки, но говорили разное, особенно, указывая на малахитовый служебный кабинет доствшийся ему в наследство от одного известного дореволюционного купца.
По жизни, еще со времен комсомола, Шахов был всегда уверен в себе и в том, что каждый человек должен стараться жить достойно. К различным наукам генерал так же был не чужд. Поначалу, защитил кандидатскую по истории, а после, когда возникла необходимость, осилил и докторскую по экономике. Потому, как понимал, что для грамотного руководства, таким хозяйством, как СЗТУ, одних генеральских погон недостаточно.
Само же Северо -Западное таможенное управление было образовано еще раньше, чем Государственный таможенный комитет, всегда было передовым и состояло из двух десятков таможен от Мурманска до Вологды, от Урала до Калининграда. Вот, как раз с присоединением к Северо –Западной таможне Калининградского региона и начались наиболее серьезные проблемы с сильными мира сего.
Дело в том, что этот старинный немецкий город Кенигсберг, после распада Советского Союза, оказался отдельным анклавом, , так сказать форпостом России на Западе. Первый Президент России объявил Калининградскую область свободной экономической зоной, и с тех пор город стал основной «черной» дырой для контрабандистов всех мастей.
Паханин же, опять таки на благо всей большой «семьи» первого Президента, сделал анклав и одной из основных кормушек этой самой «семьи» и было бы все для всех хорошо, если бы….
Если бы, согласно Указу Второго Президента России об образовании Федеральных округов, Калининградская таможня….
Но таможни Калининградской области все же вошли в состав Северо-Западного таможенного управления, и генерал Шахов, как его учили еще в комсомоле, начал наводить законный порядок, то есть закрывать «черные» дыры на Москву.
Утром следующего дня, когда главный борец с контрабандой генерал-лейтенант Густин, уже азрабатывал подробную схему «Ленинградского дела», Паханин все еще сомневался и просчитывал варианты. Паркер с золотым пером делал пометки на листе бумаги, а по губам читались мысли:
- Минус 20 – 40 млн $, только по окорочкам в Питерком порту, да еще какие фокусы этот чудак Пучкин выкинет. С электроплитами, с лесом, с цветными металломи?
- Эстонская граница в Кингисеппе. Железнодорожные составы с бензином наших партнеров простаивают. Не хочет Шахов пропускать бензин под видом мазута. А ведь я обещал.
- На Финской границе Северо-Западная оперативная таможня опять задержала не те фуры с электроникой, а еще и рапортуют о своих успехах. Надо сказать Густину, пусть объяснит, кого задерживать, кого нет.
- В Себеже служба собственной безопасности СЗТУ перекрывает все, что можно. Надо их начальника срочно снимать.
- В Калининграде?! Ну об этом даже думать не хочется. Паханин вспомнил еще и про Псковскую таможню, где у него были особые интересы. Наскоро прикинув порядок цифр, предполагаемых финансовых потерь, Паханин еще раз убедился, что при таком раскладе надо идти ва-банк, иначе прокормить «семью» первого Президента России ему не удастся.
Густин пришел раньше назначенного, без четверти двенадцать, секретарь доложила:
- Михаил Валентинович, к Вам Борис Михайлович.
- Пусть войдет.
Густин все расписал правильно. Да иначе и быть не могло, все же специалист по борьбе с контрабандой. Паханин тоже был специалистом по борьбе с контрабандой и по самой контрабанде тоже, еще во времена товарища Шарова, когда служил в Шереметьевской таможне, а позже и начальником Главного управления ГТК по борьбе с контрабандой. В кругу приятелей он любил шутить, что мол прошел путь от сталевара до директора завода.
Густин предложил, кроме Шахова, который был в больнице, отстранить от должности и начальника Портовой таможни, и руководство службы собственной безопасности. Паханин задумался. Ему вдруг показалось, что за столом их не двое, а есть еще кто-то третий, какой-то желто-зеленый. В углу кабинета сидит, все внимательно слушает, иногда улыбается, показывая золотую фиксу. И, что интересно, после каждого такого видения, после каждой такой улыбки, блеск золотой фиксы, как бы переходил на золотое перо паркера.
Именно, в такие минуты из под пера, как бы сами собой появлялись самые хитроумные контрабандные схемы, сулившие огромные деньги.
И все же сегодня видение было каким-то зловещим. Желто-зеленый как бы заглядывал прямо в душу. Следует отметить, что желто-зеленый, по происхождению, все же был американцем, и, по своему, так сказать специфически, воспринимал все то, что происходило на просторах бывшего СССР. Американская пропаганда свободного образа жизни, даже ему, дьяволу, запудрила мозги и в отличие от своих далеких, грозных и беспощадных предков нынешний желто-зеленый, иногда, задумывался, как ему поступить.
Паханин положил паркер с золотым пером, взял красный фломастер и написал – «Шахов».
В кабинете, вдруг, вздрогнули стекла. Возможно потому, что ровно в полдень в Питере на Бастионе Петропавловской крепости выстрелила пушка, а, возможно, в этот самый момент желто-зеленый просто вытащил остатки души из парадного мундира генерал-полковника таможенной службы Паханина.

007
07.09.2003, 13:14
Остановите этот бенефис!!!!!
Уберите этого придурка в отдельный форум!!! Задолбал он уже!!!!!

Антиспамер
07.09.2003, 18:19
Я все понял!
Лекс-это директор "Центра Американского Английского!" Все на борьбу со спамом!!!!

Милтон Эриксон
07.09.2003, 18:30
Стратегия психотерапии. Пролог.
Индукция различных состояний транса -- первейшая задача гипнотерапевта. Однако при ее решении, особенно при наведении глубокого гипноза, возникает множество проблем. Погружение пациента в состояние легкого транса и удержание его в этом состоянии в течение продолжительного времени также связано с немалыми трудностями. Большие сложности возникают и при индукции транса той или иной стадии у разнородных групп пациентов или когда приходится раз за разом в течение лечебного курса погружать одного и того же пациента в одно и то же гипнотическое состояние.
Это объясняется тем, что стадии и течение транса зависят от самооценки пациента и его межличностных отношений. Эти отношения и самооценка непостоянны и меняются вместе с субъективными реакциями в ходе каждого гипнотического сеанса. Кроме того, каждая отдельная личность уникальна, и ее поведение, как непроизвольное, так и сознательное, меняется в зависимости от времени, ситуации, поставленных целей и от тех людей, с которыми она вступает в контакт.
Можно, конечно, в общем описать поведение человека в состоянии транса, но пользоваться такой обобщенной характеристикой в каждом отдельном случае не рекомендуется. Она не способна дать представление об индивидуальном поведении человека или о характере гипнотического явления. Оценивая состояние транса и поведение под гипнозом, следует обращать внимание не только на ожидаемые проявления, но и на индивидуальные отклонения от этих общих ожидаемых проявлений. Каталепсия, к примеру, является обычной формой гипнотического поведения, которое проявляется, как правило, в состоянии легкого транса и сохраняется в состоянии глубокого транса. Однако практика показывает, что у некоторых людей каталепсия никогда не проявляется самостоятельно ни в легком, ни в глубоком трансе. У кого-то она может проявиться в самых легких состояниях гипноза, у других -- в самых глубоких, а у третьих -- при переходе легких состояний транса в глубокий гипноз. Еще сложнее обстоит дело с лицами, у которых каталепсия проявляется лишь вместе с другими типами гипнотического поведения, такими, как амнезия.
В общем, каталепсия достаточно точно указывает на состояние транса, однако ее наличие или отсутствие у каждого отдельного пациента нужно оценивать, ориентируясь на общее поведение его под гипнозом.
При попытках разрешить некоторые из этих трудностей путем создания особых методов индукции транса не всегда учитывалась природа гипнотического поведения. Одна из самых нелепых таких попыток -- магнитофонные записи. Обращение к ним ярче всего иллюстрирует непонимание гипноза как явления и стремление оперировать жесткими приемами индукции транса без учета особенностей личности и поведения гипнотика.
Этот метод основан на предположении, что одинаковое внушение одновременно вызовет одно и то же гипнотическое состояние у различных людей. Однако такой подход не учитывает личностные особенности гипнотиков, их различные способности к обучению и ответным реакциям, их различное отношение к гипнотерапевту, степень доверия к нему и те причины, которые заставили их обратиться к гипнозу. Не учтена здесь важность межличностных отношений и того факта, что они обусловлены психикой пациента и зависят от нее.
Даже в такой признанной области, как фармакология, стандартная доза лекарства не учитывает индивидуальные физиологические реакции на нее. Если же представить себе трудности, возникающие при попытке "стандартизировать" такие неопределенные проявления поведения, как межличностные отношения и самооценка, то бесполезность директивных методов гипноза, якобы обеспечивающих желаемые результаты, станет очевидной. В основе всех методов гипноза должно лежать представление о том, что человеческое поведение изменчиво и нуждается в понимании.
При создании общих методик индукции транса и наблюдения за гипнотическим поведением многие ученые некритично используют традиционные и часто неверные приемы гипноза. Наука давно отказалась от "орлиного взгляда", кристаллического шарика (для этой цели используют стеклянные, хрустальные, кварцевые и др. прозрачные шары -- прим. ред.), поглаживания, пассов и прочих вещей, якобы обладающих таинственной силой. Тем не менее литература полна сообщений о методах гипноза, в которых используются приборы, предназначенные для того, чтобы подавить пациента, вызвать у него усталость и т. п. Кристаллические шарики, установленные на определенном расстоянии от глаз, вращающиеся зеркала, метрономы и вспыхивающие лампы очень часто являются главным элементом в приемах наведения транса. В результате слишком большое значение придается внешним факторам и реакциям на них пациента. В действительности же значение, прежде всего, должно придаваться интрапсихическому поведению гипнотика, а не его отношению к внешним факторам. В лучшем случае прибор -- только вспомогательное средство, от которого следует отказаться в первый же удобный момент, сконцентрировав внимание на поведении гипнотика. С помощью прибора можно индуцировать транс, но не развить его. Если долго и сосредоточенно смотреть на кристаллический шарик, это может вызвать усталость и сон, но ни то ни другое, по существу, не нужно, чтобы войти в гипнотическое состояние. В подтверждение приведем следующий пример. Один опытный гипнотерапевт погружал в состояние транса группу испытуемых, систематически заставляя их сосредоточенно смотреть на кристаллический шарик, установленный на расстоянии в шесть дюймов чуть выше уровня глаз. В результате попытки загипнотизировать их без помощи кристаллического шарика давались с большим трудом, а в некоторых случаях оказывались тщетными. Когда при индивидуальной работе с каждым из испытуемых им было предложено вообразить, будто они смотрят на кристаллический шарик, они впадали в транс гораздо быстрее, и состояние его было более глубоким. Коллеги и студенты этого гипнотерапевта повторили его опыт и получили те же результаты. Когда в эксперимент снова ввели реальный шарик, испытуемые погружались в состояние транса гораздо медленнее, оно было менее глубоким, и при этом обнаруживалась большая зависимость его от внешних факторов.
Автор настоящей книги и его коллеги провели множество экспериментов, в которых испытуемые, обладающие большим опытом, наблюдали за движением бесшумных маятников, слушали приятную музыку или стук метронома. В этих экспериментах выявилось, что воображаемые приборы оказывают более эффективное действие, чем реальные. Эксперименты с людьми, которые подверглись испытанию впервые, дали те же результаты. Студенты-медики были разбиты на две группы: одна смотрела на кристаллический шарик, другая пыталась лишь представить его. Результаты у второй группы оказались более быстрыми и успешными. Опыт повторили, несколько изменив условия. Второй группе предложили слушать метроном, а первой -- вообразить его звук. И снова воображение оказалось сильнее реальности. Различные варианты этого же эксперимента дали те же результаты. В воображении испытуемому легче реализовать свои способности, поскольку ему не нужно приспосабливаться к внешним предметам, не имеющим для него существенного значения. Это подтвердилось как у опытных, так и у неопытных испытуемых во всех зонах воображения -- от визуальной до кинестетической.
При индукции различных состояний транса воображение всегда облегчает погружение в эти состояния и помогает вызвать желаемое и довольно сложное гипнотическое поведение. Например, испытуемый, который обычно не мог вызвать у себя галлюцинации, делал это, когда погружался в состояние транса при помощи воображения. Субъективная интерпретация этих явлений нашими испытуемыми вкратце может быть изложена так: "Воображаемый метроном стучит то быстрее, то медленнее, то громче, то тише, и когда я начинаю погружаться в транс, я просто подчиняюсь этому ритму. Настоящий же метроном ужасно однотонен, он постоянно возвращает меня в реальность, вместо того чтобы погружать в транс. Ритм воображаемого метронома все время меняется и всегда приспосабливается к ритму, в котором я думаю и чувствую, а к ритму настоящего метронома должен приспосабливаться я сам".
Здесь следует упомянуть о результатах экспериментальных и клинических исследований, связанных с индукцией зрительных галлюцинаций. Одной пациентке, сильно сомневающейся в подлинности своей личности, предложили вообразить ряд стеклянных шариков и в каждом из них зрительно вызвать какое-нибудь очень важное событие из своей жизни, провести объективное и субъективное сравнение этих событий и, связав эти воображаемые события одно с другим, восстановить непрерывность своего жизненного пути. В эксперименте с настоящими стеклянными шариками "картинки" оказались более ограниченными, а смена и взаимосвязь "сцен" была менее выражена.
Другое важное соображение, связанное с наведением транса, касается времени как самодовлеющего фактора. Традиционно считается, что одного пристального взгляда достаточно, чтобы погрузить человека в транс. Это ложное представление до сих пор не опровергнуто, поскольку и в наше время некоторые авторы утверждают, что двух-пяти минут достаточно для того, чтобы вызвать у человека глубокие нейро- и психофизические гипнотические изменения. Однако эти же авторы, прописывая какое-нибудь сильное лекарство, безусловно, долго станут ждать его действия. Ожидание практически немедленного эффекта от произнесенных слов указывает на некритический подход к делу и способно лишь поставить под сомнение достоверность научных результатов. К сожалению, во многих публикациях можно обнаружить необоснованную веру в немедленное чудесное действие гипнотических внушений и неспособность понять, что изменение поведения человека под воздействием гипноза, зависит от фактора времени. Очень часто от гипнотика ждут, что он за несколько секунд психологически и физиологически перестроится и выполнит те сложные задачи, с которыми обычно не может справиться в нормальном состоянии.
Люди меняются в зависимости от требований времени. Меняются и сами требования, обусловливая тот или иной тип поведения. Тип поведения зависит от шкалы ценностей, которой в данное время придерживается человек. Некоторым испытуемым, умеющим мгновенно вызывать у себя зрительные галлюцинации, часто требуется много времени, что вызвать у себя галлюцинации слуховые. То или иное минутное настроение может способствовать или, наоборот, препятствовать гипнотическим реакциям. Какая-нибудь случайность также может помешать погрузить в гипнотическое состояние человека, который обычно легко "засыпает". То обстоятельство, что автор этой книги -- психиатр, не раз мешало испытуемому вызывать у себя слуховые галлюцинации. Некоторые испытуемые могут за очень короткое время войти в глубокий транс и продемонстрировать сверхсложное гипнотическое поведение. Однако при критическом изучении испытуемого часто обнаруживается, что его поведение во многом строится по принципу "как будто бы". Если у гипнотика попытаться вызвать негативные галлюцинации по отношению к присутствующим экспериментаторам, то он начнет вести себя так, будто бы этих людей нет. Проявится это в том, что он будет обходить их и зажимать рот, чтобы его не услышали. В том случае, когда такое его поведение принимается как валидное и другого от него не ждут, испытуемый постарается придерживаться этого типа поведения. Если дать ему достаточно времени на перестройку нейро- и психофизиологических процессов, то у испытуемого можно вызвать негативные галлюцинации по отношению к экспериментаторам.
Легкость, с какой можно индуцировать глубокий гипноз, часто воспринимается экспериментаторами некритически и расценивается ими как валидный критерий ожидаемого гипнотического поведения. Когда в эксперименте испытуемым в состоянии глубокого транса дается сложное задание, у них проявляется тенденция к переходу в более легкое состояние транса. Вероятно, для решения поставленной перед ними сложной задачи испытуемые (по разным причинам) стремятся подключить себе на помощь сознательные мыслительные процессы, поэтому в экспериментах мы очень часто получаем недостоверные и противоречивые результаты.
Легкость, с какой индуцируется состояние транса, также не может свидетельствовать о том, что испытуемого удастся долго удерживать в этом состоянии. Она может указывать лишь на то, что испытуемому в состоянии транса на перестройку всего своего поведения требуется определенное время, что позволит ему давать точные и устойчивые ответы. Наивно полагать, что испытуемый, который легко погружается в глубокий гипноз, останется в этом состоянии неопределенно долгое время.
Встречаются испытуемые, которые легко погружаются в гипнотическое состояние, демонстрируют разнообразное и сложное гипнотическое поведение и, тем не менее, не способны осуществить некоторые простейшие гипнотические действия. Для иллюстрации приведем такой случай. Один очень способный испытуемый, демонстрировавший сложное гипнотическое поведение, с трудом ориентировался в пространстве. Все эксперименты с ним приходилось проводить в лабораторных условиях, в противном случае он действовал по принципу "как будто бы". Однако в воображаемой лаборатории он действовал так же успешно, как и в реальной.
У другой испытуемой, легко погружавшейся в гипноз, удавалось вызвать состояние диссоциации и деперсонализации лишь в том случае, если ей сначала внушали, будто она находится в другом месте, предпочтительно дома, и читает там книгу. Как только это удавалось сделать, все затруднения при индукции этих состояний исчезали. В обоих случаях, если испытуемым не внушалась домашняя или лабораторная обстановка, то, несмотря на их высокую гипнабильность, гипнотическое поведение было недостоверным.
Таким образом, общая обстановка, равно как и фактор времени, очень важна для наведения транса и удержания в нем испытуемого в течение длительного времени.
Недооценка временного фактора и индивидуальных особенностей испытуемых приводят к противоречивым результатам при изучении гипноза. Опубликованные в печати данные о не поддающихся гипнозу людях колеблются от пяти до семидесяти процентов и даже больше. Низшую оценку можно объяснить тем, что временному фактору при наведении транса не придавали должного значения.
Тридцать пять лет практики, в течение которых автор лечил гипнозом более трех с половиной тысяч пациентов, убедили его в важности индивидуальных особенностей пациентов и фактора времени. Одному из наиболее ярких пациентов потребовалось менее тридцати секунд, чтобы с первого раза погрузиться в глубокий гипноз и тут же продемонстрировать надежное гипнотическое поведение. Другой пациент был замечателен тем, что на него пришлось потратить триста часов систематического труда, прежде чем удалось индуцировать у него состояние транса; еще двадцать-тридцать минут уходило затем на то, чтобы добиться необходимой глубины гипнотического состояния.
Как правило, для первоначальной тренировки с наведением транса вполне достаточно четырех--восьми часов. Индукция транса и оперирование им -- это два разных процесса, поэтому пациенту, полностью учитывая его способность к обучению и управлению, нужно дать время на то, чтобы он перестроил свои поведенческие процессы соответственно намеченной гипнотерапевтической работе. Каталепсия, например, обычно достигается за несколько минут, но на то, чтобы добиться эффекта обезболивания, могут уйти часы систематических тренировок.
В научных исследованиях, связанных с гипнозом, большое значение имеет опыт и стаж участия испытуемого в экспериментах. Очень часто испытанию подвергаются случайные люди, принимающие участие в одном или двух экспериментах. Собственный опыт автора и опыт его коллег убеждают в том, что более опытные испытуемые легче справляются с самыми сложными ситуациями. Автор предпочитает проводить исследования с людьми, которые неоднократно и в течение долгого времени подвергались гипнозу и способны демонстрировать разнообразие гипнотического поведения. Если испытуемые не обладают подобным опытом, они проходят систематическую предварительную подготовку, с тем чтобы у них выработались различные навыки поведения в состояние транса. При подготовке женщины к безболезненным родам у нее можно выработать навык к автоматическому письму или умение вызывать у себя негативные зрительные галлюцинации. На основании первого внушения впоследствии можно вызвать диссоциацию отдельной части тела, а на основании второго развить нечувствительность к раздражителям. Как показал опыт, благодаря такой подготовке становится возможным активизировать скрытые способности пациента. Цель, к которой мы стремимся, куца важней, чем точное соблюдение логики метода. Нельзя рассчитывать, что применение определенной гипнотической техники приведет к выявлению ожидаемого гипнотического явления.
Все сказанное выше носит общий характер. Теперь перейдем к более конкретному обсуждению природы глубокого гипноза и методов индукции. При этом мы не станем вдаваться в объяснения специфических технических приемов. Разнообразие испытуемых, различие их общих и сиюминутных целей, различие их требований, обусловленное временем и обстоятельствами, уникальность их личности и дарования, а также условия предстоящей работы исключают возможность использования раз и навсегда заданных приемов. При использовании такого шаблонного приема в лучшем случае можно проверить его эффективность, то есть то, постоянно ли он приводит к одним и тем же результатам. Следовательно, он может служить мерой собственной надежности, но по нему нельзя оценивать смысл полученных результатов. Это становится особенно понятным, если вспомнить, что в экспериментах наведение транса всегда предшествует манипулированию трансом, которое относится уже к другому типу поведения. Это манипулирование зависит не от приема,
которым пользовались для индукции, а от характера поведения, проявившегося сразу за погружением в транс, и от самой глубины транса. Можно научиться "надежным" приемам погружения в транс, но нет надежных и раз навсегда заданных приемов, с помощью которых можно было бы справиться со всеми гипнотическими явлениями и психологическими реакциями на эти явления. Здесь уместна, наверное, такая аналогия: как бы ни важна была анестезия при хирургической операции, сама операция и ее результаты относятся к другой категории событий, свершению которых анестезия только способствует.

автоторгсервис
07.09.2003, 19:15
Re:Lex и Finn
Вообще то Finn ты как мои мысли прочитал , отторжение идей леха происходит на подсознательном уровне , так как факты описанные в книге имели под собой реальную историю , просто в этой книге они облачены в художественную несколько вымышленную форму .
Соответственно в подсознании и возник страх , что грязные делишки станут достоянием общественности и соответственно боязнь быть отлученным от государственной кормушки, а ведь кроме того , что они знают как дешевле Растарможить они то ничего не умеют. НИЧЕГО !!!!!
Теперь о книге. Тут полная аналогия с той книжкой «НАШЕСТВИЕ» о нашем Батьке – Президенте
У нас есть неплохие аналитики – из независимых общественных организации , которые проанализировали данный феномен.
Так вот , за этой книжкой очередь стоит – ДАЙ ПОЧИТАТЬ , и чем больше ее конфискуют и запрещают , даже взломали сайт на котором ее выложили, тем очередь желающих ее прочесть длиннее.
Но это не я разместил главу из этой книги на форуме . Хотя я ее прочел очень давно ей больше года, мне ее дал прочесть бывший депутат ВС СССР , и недавно пришлось пообщаться с одним из персонажей данной книжки так он мне сказал что все в книги ПРАВДА только его одного облили грязью.
Так как менталитет у нас один , то и реакция на эту книжку одна , но я не думал что Лех подвергнется здесь такому остракизму.
Теперь о фактах , которые мы может дальше не прочтем.
Про сухое молочко из американской гуманитарки , которой судном пришло в Питер , потом машинкой в Москву , там его перекрестили в Украинский продукт, и поехало оно в Литву и в Германию, а там из него йогурты сделали , которые потом мы же в и Москву привезли.
Жрите Россияне йогурты пейте молочко , но знайте НЕ ВСЕ ЙОГУРТЫ ОДИНОКОВО ПОЛЕЗНЫ
Про Коровье бешенство & Котлетки для гамбургера , мы может тоже в книжке не прочитаем.
На запрет , если мне память не изменят , по моему ВВП, на ввоз в Россию мясо говядины . Как прореагировал известнейший Российский субъект хозяйствования МАК Дональдс , ему чем то кормить (травить) россиян надо .
Я сам привез 160 т это говна , и знаете откуда Из АМЕРИКИ , через Германию , через Брест , да ладно бы казалось мясо ,как мясо НО!!!!!!!!!
КОТЛЕТКИ БЫЛИ СДЕЛАНЫ В МАЙАМИ В 1986 ГОДУ. Я когда машину открыл чуть не рыгнул . , только из Макдоналдса вышел , точно эти котлетки видно и сожрал.
Жрите россияне Гамбургеры , закусывайте Йогуртом , только осторожно не подавитесь.
Самое интересное то ,что мне руки бумажка попала , с бухгалтерией по данному рейсу
1 Брест таможня 1200 дол за автомобиль
2 Ветеринар в Бресте 300 дол за автомобиль
3 Ветеринар в Польше 200 дол за и т.д и тому подобное
Выпьем друзья за таможенный Союз , за смычку Белорусской и Российской Таможен
Как эти машины проехали я еще тогда не понимал ,но больше котлеток этих не возил и в Макдоналдс не ходил.
Замечательно что 8 автомобилей , с отравой прошли через границу , а сегодня из-за малейшего пустяка груз у тя могут в том же Бресте конфисковать.
И про химию не опасную мы тоже наверное не прочитаем .
Перевозочка Германия - Москва , один танко-контейнер ставка 50000грин , я не описался ПЯТЬДЕСЯТ ТЫСЯЧ АМЕРИКАНСКИХ ПРЕЗИДЕНТОВ
Условие тока одно было на этой машине больше не ездить , хоть в болото ее скинуть.
Я отказался , но предложение такое было , и кто-то может поехал.
И где ж этот груз растаможили и кто ? И как груз этот границу белорусскую прошел бы ? З а денешки !!!!!!!
Дышите чистым воздухом , пейте воду родниковую россияне .
И про толуол содержащие вещества мы тоже здесь не прочтем , хотя в этом случае наш КГБ занимался , правда чем кончилось не знаю.
На Ингушетию из Польши , и сертификаты оригинальные были что груз не представляет опастности и из него паролон делают , только зачем в Ингушетии столько паролона надо было сделать , я не знаю.
А ведь и этот груз кто - то растаможил.
А вы Россияне сражайтесь за целостность Российского государства.
Также в книжке этой мы не прочтем об украденных уведомлений о прибытии на СВХ и о подставных СВХ где получают недоставку груза 100-200 машин.
Мне перевозчик рассказывал , что как в Голливуде декорации были сделаны.
А ведь на эти СВХ кто-то машинки отправлял.
А вы россияне слушайте как Паханин на международный союз транспортников наехал , от такой наглости я обалдел, дайте ему видишь ли страховку за эти грузы.
Кстати у белорусов научился , те первые свои претензии предъявили.

Finn а пропетуха ты классно написал
Просьба свяжись со мной или укажи способ связи.
kob@mnogo.ru
Lex тя здесь уже поженили на ЗаЗа ,а ее зовут
Изабелла
Обалдеть я в это имя уже влюбился -))

Гость
07.09.2003, 19:28
Автоторг, сходи на www. dosug.nu
Там таких Изабелл..... заодно и под****шь. Самое лучшее для тебя занятие. . Работай руками, если не умеешь работать головой.

LEX
07.09.2003, 19:43
Re:Re:Lex и Finn
Ну естесвенно, петухам про петухов читать очень даже интересно. Жизнь то у вас-петушиная.

человек в погонах
07.09.2003, 21:18
спасибо. Жду следующие с нетерпением (-)