PDA

Просмотр полной версии : КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....


LEX
09.01.2004, 17:02
КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....

КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Кай Мазорский,
аудиторская компания Эрнст & Янг, Штуттгарт,
Ernst & Young AG, Wirtschaftsprüfungsgesellschaft Stuttgart,
отдел «Косвенные налоги и таможенные вопросы»



Dieses Projekt wurde gefördert durch die Regierung der Bundesrepublik
Deutschland im Rahmen des TRANSFORM-Programms. Es wurde
beantragt vom Russischen Verband der Industriellen und Unternehmer
(Arbeitgeber) - RSPP - in Zusammenarbeit mit dem Verband der
Deutschen Wirtschaft in der Russischen Föderation und begleitet vom
Deutschen Akademischen Austauschdienst und Hauptzollamt Duisburg
sowie ausgeführt von Ernst & Young AG,
Wirtschaftsprüfungsgesellschaft, Stuttgart, Abteilung „Indirekte Steuer und Zoll".
Этот проект осуществлен при содействии Правительства Федеративной Республики Германия в рамках программы ТРАНСФОРМ. Проект был инициирован Российским Союзом Промышленников и Предпринимателей - РСПП - в сотрудничестве с Союзом Немецкой Экономики в Российской Федерации и при участии Германской службы академических обменов и Главного таможенного управления г. Дуйсбурга и реализован аудиторской компанией Эрнст & Янг, Штуттгарт, отдел «Косвенные налоги и таможенные вопросы».


Предисловие к комментариям к Таможенному кодексу Российской Федерации
Вильфрид Бергманн, д.ю.н., профессор, заместитель Генерального секретаря Германской службы академических обменов
Опубликованием нового Таможенного кодекса Российской Федерации российский законодатель успешно продолжил серию важных кодификаций основных отраслей права. Тем самым законодатель создал свод новых правил для одной из важных областей экономического права, что одновременно означает и внесение ясности в правовое регулирование.
Новая кодификация таможенного права имеет огромное значение для практики экономического сотрудничества, поскольку она направлена на дальнейшее проведение в жизнь принципа равенства участников международного хозяйственного оборота. Этот принцип является одной из важных предпосылок справедливого товарооборота. Естественно, никого не радует заполнение таможенных деклараций, не говоря уже об уплате таможенных пошлин. Но еще хуже для торговли и экономики ситуация, когда международный товарооборот между экономическими пространствами с разной структурой осуществляется беспорядочно. В этой связи таможенное право имеет упорядочивающий характер и направлено на пресечение злоупотреблений. Российский законодатель вступил на разумный путь для достижения этих целей.
Спору нет, что можно сделать все еще лучше. Это касается любой кодификации. Поэтому по прошествии определенного времени, необходимого для испытания закона на практике, он, как и любой закон, будет нуждаться в некоторой корректировке - это в природе вещей. Тем не менее, российский законодатель поступил правильно, издав Кодекс сейчас: поступив так, он предпочел скорейшую ясность правового регулирования запоздалому перфекционизму.
Западному аналитику бросается в глаза прежде всего объем кодификации, который несомненно еще послужит поводом для критики. Однако правильность подобной критики с учетом российских правовых реалий весьма относительна: Россия (пока что) не может сослаться на развитое административное процессуальное законодательство или соответствующую судебную практику по административным делам. По этой причине для того, чтобы избежать возникновения произвола при процессуальной реализации закона, необходимо в каждом законе детально урегулировать процедуру. Учитывая это, вполне понятно, что законодатель в интересах обеспечения правопорядка и, тем самым, защиты лиц, права которых нарушены, включил в закон разнообразные процедурные правила, которые в сравнимых западных законах могут быть заменены ссылкой на общие положения административного права. При этом заслуживает самой положительной оценки, что этот закон благодаря своим четким нормам, в особенности благодаря установлению конкретных сроков, закрепляет правила, отвечающие запросам правового государства.
Итак, законодатель на данный момент свою работу выполнил! На следующем этапе исполнительная власть должна издать нормы, необходимые для реализации закона. Это нелегкая задача: с одной стороны, нельзя исказить или смягчить смысл его положений, с другой стороны, нормы, изданные во исполнение закона, еще ближе к клиенту, к конечному потребителю. Следовательно, в том, что касается формулировки и простоты обращения с

формулярами, они должны быть более ориентированы на потребителей, чем абстрактно сформулированный закон. Соблюдение этого принципа - очень сложная задача, при выполнении которой российской стороне при ее желании может быть оказана поддержка.
Свое настоящее испытание закон пройдет в процессе его применения уполномоченными административными структурами - таможенными органами. Последние имеют обширные возможности обеспечить закону при его применении успех или добиться противоположного результата. Здесь необходимо прежде всего посредством обучения сотрудников подготовить почву для надлежащего применения закона. Все работники таможенной сферы должны понимать, что они оказывают услуги в области двустороннего товарообмена, который является определяющим фактором для плодотворного сотрудничества, и что сбор денежных средств не является их первоочередной государственной функцией.
Равным образом, однако, необходимо, чтобы все участники международного товарооборота оказывали содействие таможенным органам при выполнении возложенной на них сложной задачи между услугой и сбором пошлин. Кроме того, необходимо, чтобы все участники международного товарооборота постарались помочь таможенным органам разумно применять закон. Перевод этого важного кодекса на немецкий язык, обеспечивая участников таможенных отношений информацией, является вкладом в облегчение практической реализации Кодекса.
Д. ю. н. Вильфрид Бергманн, Бонн, сентябрь 2003 г.


КОММЕНТАРИЙ
К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
I. Предисловие
Аудиторская компания "Еrnst&Young", Германия, получила просьбу подготовить комментарий к Таможенному кодексу Российской Федерации, принятому Государственной Думой 25 апреля 2003 года. При этом с самого начала планировалось подготовить не юридический комментарий, а исследовать пригодность нового закона к практическому применению и отметить, какие моменты с точки зрения экономики, будь то промышленность, коммерция или сфера услуг, являются положительными, а какие, возможно, нуждаются в улучшении.
При подготовке подобной экспертизы, безусловно, существует опасность, что сделанные выводы ошибочно будут приняты за вторжение в суверенитет российского правительства и государственных органов. Учитывая это, хотелось бы попросить читателей рассматривать сказанное в комментарии как некое идеальное состояние, к которому, по мнению консультанта, следует стремиться. При этом автор совсем не желает создать впечатление, что существующее положение дел в России следует оценивать негативно. В цели комментария также не входили какие-либо сравнения, например, с Евросоюзом. Напротив, была предпринята попытка сформулировать нейтральные рекомендации. Что касается ссылок на ситуацию в Евросоюзе, то они затрагивают только те вопросы, которые в Евросоюзе, по мнению комментаторов, удалось решить наиболее удачно. При этом не должно складываться впечатление, что автор призывает копировать правовое положение, существующее в Евросоюзе.
В течение того короткого времени, которое оставалось для подготовки данного комментария, у автора не было возможности лучше ознакомиться с правовыми рамочными условиями, в которых будет действовать Кодекс. По этой причине не исключено, что некоторые из высказанных замечаний и пожеланий при более точном знании остальных законов (Налоговый кодекс, законы об арбитражных судах) не вошли бы в комментарий.
Автор комментария состоял на службе в германских таможенных органах. После опыта практической работы в качестве должностного лица пограничной таможни он получил возможность ознакомиться с позицией промышленности, работая на крупном предприятии химической промышленности в качестве заместителя начальника таможенного департамента. В течение почти десяти последних лет он консультирует предприятия по всем вопросам таможенного права.
Автор имел возможность на месте получить представление о практике таможенного оформления российской таможни. Он, кроме того, вел интенсивный диалог как с Представительством немецкой экономики в России и Союзом Немецкой Экономики в Российской Федерации, так и с заинтересованными предприятиями. Данные впечатления повлияли и на изложенное ниже.
Помимо этого, у автора на основании сильно возрастающего интереса клиентов к вопросам, связанным с импортом товаров в Россию и экспорта из России, сложилось ясное впечатление, что для немецких предприятий в связи с таможенными процедурами в России самым важным является наличие четких правил, обеспечивающих уверенность в юридической защите совершаемых сделок. Эта потребность явно доминирует над желанием уплачивать как можно более низкие таможенные платежи, которое, конечно, также присутствует.
Подготовка окончательного комментария, особенно с практической точки зрения, в настоящее время не представляется возможной, поскольку предполагает

знание норм, изданных во исполнение закона, которые в тот момент, когда писались эти строки, еще отсутствовали. По этой причине есть также опасность, что здесь комментируются аспекты, которые будут конкретизированы или четко урегулированы в нормах, изданных во исполнение Таможенного кодекса.
Планируется дополнить и конкретизировать данный комментарий, как только будут опубликованы упомянутые нормы. Автор комментария считает важным подчеркнуть, что комментарий никоим образом не претендует на полноту и законченность - добиться этого было невозможно за то короткое время, которое имелось в распоряжении автора.
II. Общие замечания
Таможенный кодекс в существующей редакции представляет собой современный закон, который создает для должностных лиц таможенных органов, равно как и для заинтересованных хозяйствующих субъектов, очень хорошие предпосылки для современной практики таможенного оформления.
Особо выделяются широкие возможности по обжалованию, имеющиеся в распоряжении участников таможенных процедур. Они создают юридическую основу для единообразной административной практики, дающей возможность для обеспечения равенства лиц перед законом. Одновременно они создают основу для того, чтобы отдельное должностное лицо таможенного органа еще сильнее, чем прежде, чувствовало себя связанным действующим законодательством, поскольку его действия в еще большей степени станут предметом независимого контроля.
Таможенный кодекс, содержащий 439 статей, представляет собой весьма объемный законодательный акт. Частично это вызвано тем, что он регулирует вопросы, которые, по мнению комментатора, не обязательно должны содержаться в Таможенном кодексе, а могут регламентироваться в отдельных законах (подробно см. ниже в конкретных пунктах комментария, в особенности к последним разделам Таможенного кодекса).
Причиной большого объема является также частично то, что некоторые вопросы получили специальное регулирование, чего, по мнению комментаторов, следовало бы избежать (это в особенности касается раздела «Специальные таможенные процедуры»). В этом отношении хорошим образцом может служить Таможенный кодекс Евросоюза или соотв. Постановление о порядке применения Таможенного кодекса, поскольку в нем были сведены воедино и упрощены многочисленные правила, что сделало нормы указанного кодекса гораздо нагляднее и облегчило их понимание.
Таможенный кодекс Российской Федерации в этом отношении еще
нуждается в улучшении, поскольку (независимо от правил, которые выше уже были
названы излишними для Таможенного кодекса) должностному лицу, которое
должно применять нормы закона, равно как и заинтересованному лицу, которое
должно их соблюдать, труднее правильно применять закон, если существует
множество специальных правил. 4
Однако в целом при чтении изложенных ниже замечаний будет видно, что сравнительно малая их часть касается самих таможенных процедур. Последние, как правило, уже сейчас следует рассматривать как современные и отвечающие международным стандартам.
На этом месте автор комментария считает важным вновь подчеркнуть, что российский Таможенный кодекс в целом является современным законом. Автор вполне отдает себе отчет, что и Таможенный кодекс Евросоюза вместе с положениями о порядке его применения только по прошествии лет стал тем, чем он

является сейчас, и что, безусловно, даже он несовершенен, если совершенство вообще возможно.
С другой стороны, в Таможенном кодексе отсутствуют положения, которые, по мнению комментаторов, обязательно должны содержаться в таком законе. Это, в частности, касается правил определения таможенной стоимости, которые следовало бы из соображений прозрачности включить не в отдельный закон, а непосредственно в Таможенный кодекс. Одновременное наличие различных правовых актов, предписаний, постановлений и т. д. усложняет таможенное оформление для должностного лица и в то же время мешает заинтересованному лицу получить ясное представление о своих правах и обязанностях.
Кроме того, предприятиям чрезвычайно важно знать, какая таможенная стоимость будет применяться при импорте. Несмотря на то, что в российском законодательстве соответствующие правила имеются, предприятия придерживаются мнения, что необходимы более четкие нормы, создающие однозначное правовое положение. В этом отношении было бы целесообразным более строго ориентироваться на Кодекс таможенной стоимости ВТО. Это сделало бы поставленную цель, а именно исключение возможности занижения стоимости товаров, более доступной. Более ясные правила, таким образом, существенно облегчили бы и административную деятельность.
Особое значение это имеет применительно к сделкам между связанными предприятиями, поскольку многие немецкие предприятия планируют в скором будущем создать дочерние предприятия. Следовало бы обеспечить, чтобы при сделках между связанными предприятиями само по себе наличие связи не было поводом сомневаться в соразмерности покупной цены.
Именно с учетом большого фискального значения российских таможенных органов целесообразными были бы более четкие правила определения таможенной стоимости, обеспечивающие возможность точного планирования и гарантированных поступлений. В частности, должностное лицо таможенного органа не должно иметь права усомниться в заявленной таможенной стоимости без конкретных на то оснований. Здесь было бы желательным возложение бремени доказывания на должностное лицо.
В этой связи можно было бы, по мнению комментаторов, подумать и том, не следует ли отнести таможенные пошлины к налогам. Это позволило бы обеспечить единство компетенции при взимании и распоряжении суммами таможенных пошлин и налога на добавленную стоимость, что привнесло бы ясности в вопрос о компетенции при обжаловании действий и решений должностных лиц в связи с импортом товаров.
Прекрасным образцом в высшей степени простого, ясного и понятного для всех заинтересованных лиц порядка таможенного оформления является порядок, установленный приказом Государственного таможенного комитета № 80 от 31 января 2003 г. Осуществление проверки таможенной декларации только одним должностным лицом представляется целесообразным как для самих должностных лиц, так и для заинтересованных хозяйствующих субъектов. В то время как для должностного лица такой порядок ведет к росту профессиональной удовлетворенности, поскольку ему позволяется проверять не просто отдельный комплекс вопросов, связанных с подачей декларации, а осуществлять полную проверку поданной декларации от начала до конца, для экономики этот порядок предпочтительнее потому, что в будущем отдельный декларант при таможенном оформлении будет иметь дело только с одним должностным лицом. Это повышает прозрачность решений и приводит, в особенности в совокупности с многочисленными возможностями по обжалованию, к тому, что порядок

таможенного оформления может в целом стать единообразнее. Кроме того, новый порядок имеет и то преимущество, что досмотр декларируемых товаров будет производиться только один раз.
С сожалением следует, правда, отметить, что такой фундаментальный вопрос урегулирован в приказе, а не в самом Кодексе.
Что касается еще подлежащих опубликованию подзаконных актов, то, насколько автору известно на данный момент, планируется издание 18 постановлений Правительства. Идеальным было бы создание ОДНОГО акта, в который вошли бы все нормы, изданные во исполнение Кодекса (аналогично Постановлению о порядке применения Таможенного кодекса, действующему в Евросоюзе). В такой акт следовало бы включить четкие нормы, устанавливающие, какие конкретно документы для какой таможенной процедуры должны быть приложены к заявлению. Подобные четкие положения частично содержатся в самом Таможенном кодексе. В данной сфере есть еще место для улучшений.
В этой связи бросается в глаза, что Таможенный кодекс часто отсылает к форме, которая еще подлежит опубликованию. С точки зрения как экономики, так и должностных лиц было бы целесообразно ограничить число различных форм. Это имело бы и огромное значение для как можно более единообразного и четкого осуществления деятельности по таможенному оформлению.
Наряду с Кодексом и изданными во исполнение Кодекса актами могут и, конечно, должны действовать также внутренние распоряжения, направляемые министерством нижестоящим должностным лицам. Они имеют тем большее значение, что обеспечить единообразное правоприменение в стране с такой большой территорией, как Россия, безусловно, особенно трудно. Эти служебные распоряжения следует также как можно скорее публиковать, тем более что только с их помощью можно скорее добиться надлежащего и единообразного применения Кодекса на всей территории страны.
При этом с точки зрения правового государства необходимо, чтобы все распоряжения, адресованные должностным лицам, были доступны и для заинтересованных лиц. Только в том случае, если каждому ясно, какие права и обязанности имеет противоположная сторона, открывается возможность для взаимного контроля.
Региональные различия в осуществлении таможенной деятельности должны быть исключены. Участникам таможенных процедур чрезвычайно важно знать, что их ожидает в таможенном органе. В этой связи необходим курс на устранение региональных различий. Все нормы, имеющие отношение к таможенному оформлению, должны закрепляться на центральном и национальном уровне. Только так можно обеспечить прозрачность и правопорядок.
В частности, должно действовать правило, что приказы могут отменяться или изменяться только тогда, когда уже изданы новые приказы. Имевшая место, в том числе и в недавнем прошлом, ситуация, когда старые приказы отменялись в отутствие новых, в результате чего процесс таможенного оформления днями стоял на месте, в равной мере неприемлема для обеих сторон. Государство в этой ситуации до завершения оформления не получает отчислений от импорта. Для хозяйствующих субъектов, в свою очередь, неприемлема ситуация, когда они не могут соблюсти сроки доставки, так как правовое положение изменилось без предварительного предупреждения и оформление временно невозможно, поскольку должностное лицо не знает, как ему выполнять свою работу.
В высшей степени позитивно то, что предполагается инвестировать весьма значительные средства в информационные технологии. Осуществление оформления исключительно в бумажной форме больше не отвечает нуждам

времени. Следует очень положительно оценить, что в Кодексе своевременно предусматриваются меры для перевода российских таможенных органов на современный уровень.
Безусловно, автор отдает себе отчет в том, что создание правовых рамочных условий - только первый (и поэтому важнейший) шаг на пути к современной, эффективной и единообразной организации процессов таможенного оформления. За ним должно последовать изменение по большей части многолетней практики должностных лиц таможенных органов и их философии. Так, таможенные органы изначально должны относиться к декларанту как к лицу, пользующему доверием, и не считать его заведомым нарушителем. Необходимо, естественно, также изменение поведения самих декларантов, на которых точно так же лежит обязанность внести вклад в скорейшую реализацию предоставляемых Кодексом возможностей. Эти процессы, безусловно, будут очень длительными. Однако они могут быть ускорены путем создания четких норм закона.
Рассматриваемый Кодекс является первым, важным шагом в данном направлении!
III. Отдельные положения Кодекса
1. Ст. 1: Данная статья содержит законодательные предпосылки для
реализации того, о чем уже говорилось выше, а именно
единообразного применения таможенного законодательства на
территории Российской Федерации. Этот принцип имеет важнейшее
значение, и необходимо обеспечить, чтобы он выдерживался вплоть
до каждого приказа. Все положения о процедуре и о правах и
обязанностях заинтересованных лиц должны быть едиными, несмотря
на размер российской территории.
2. П. 3 ст. 3: Следует по возможности ограничить количество актов,
регулирующих таможенные отношения. Большое количество правовых
актов (Кодекс, федеральные законы, указы, постановления и
распоряжения) неизбежно отрицательно влияет на прозрачность и
обеспечение правопорядка. Такая ситуация в равной мере
неудовлетворительна как для конкретного должностного, так и для
заинтересованного лица. Учитывая это, необходимо максимально
ограничить круг правовых актов.
3. Ст. 5: К нормативным актам органа исполнительной власти,
уполномоченного в области таможенного дела, равно как и ко всем
другим правовым актам должно применяться правило, что их
изменение или отмена допускается только в случае, если уже имеется
заменяющий их акт. Переходных периодов, в течение которых
правовое положение неизвестно, быть не должно.
4. П. 6 ст. 6: Обязанность по возмещению вреда должна
распространяться также на случаи причинения лицам убытков
вследствие непринятия, несвоевременного или неправильного
принятия иных правовых актов, нежели нормативных (указы,
постановления, распоряжения).

5. Пп. 6 п. 1 ст. 11: Данное здесь определение (по крайней мере на
немецком языке) вводит в заблуждение. Зависит ли статус товаров
для таможенных целей от наличия запретов и ограничений? Разве это
скорее не вопрос о том, находятся ли они в свободном обращении?
6. Пп. 21 - 22 п. 1 ст. 11: Есть опасение, что одновременное
использование терминов «таможенный режим» и «таможенная
процедура» вносит скорее путаницу, чем ясность. Один из двух
терминов, с точки зрения автора, является лишним.
7. Предл. 1 п. 2 ст. 13: Юридическое содержание формулировки «не
подлежат фактическому вывозу» не вполне ясно, учитывая, что в
предшествующих «основных понятиях» (ст. 11) нет определения
термина «фактический вывоз». С целью предотвращения споров в
случае ввоза товаров, к которым применяются запреты и ограничения,
следовало бы дать более четкое определение.
8. П. 5 ст. 20: Возникает вопрос, какими правами наделены таможенные
органы для осуществления своих прав на запрос документов у третьих
. .лиц, поскольку между ними не существует правоотношений, на основании которых должностные лица могут что-либо требовать.
Кроме того, неясно, сообщается ли заявителю о запросе дополнительных документов у третьих лиц, что дало бы ему возможность самому принять меры по истребованию у них необходимой информации.
Не урегулировано, что произойдет, если третьи лица или же государственные органы, получившие запрос, не реагируют или реагируют слишком поздно? Лишается ли заявитель в результате этого права быть включенным в реестр, несмотря на то, что он никак не мог повлиять на этот процесс?
Следовало бы четко закрепить, что 15-дневный срок на рассмотрение заявления продлевается на 10 дней, в течение который третьи лица или государственные органы обязаны ответить на запрос. Для этого можно было бы предусмотреть правило, подобное содержащемуся в предл. 3 п. 3 ст. 50 или предл. 3 абз. 2 п. 3 ст. 180.
9. Абз. 1 п. 2 ст. 21: Опять же не урегулировано, что произойдет при
несоблюдении 5-дневного срока для сообщения об изменениях.
Приводит ли это к исключению из реестра? Влечет ли наложение
штрафа?
10. Ст. 23: Право на информацию и консультирование следует
приветствовать. Особенно это следует рассматривать положительно
то, что решения органов как и действия их служащих во всех случаях
требуют обоснования

Кроме того, неясно, каким юридическим качеством обладает ответ на запрос и каковы последствия запроса и ответа на него. Может ли ответ сам быть предметом обжалования?
Этот вопрос тем более справедлив, что срок на обращение с запросом превышает указанный в ст. 48 срок подачи жалобы. Таким образом, запрос, поданный по истечении срока для обжалования, отнимает у таможенных органов время, при том, что конкретная польза от этого непонятна.
Несмотря на это, в принципе - это необходимо еще раз подчеркнуть -подход, направленный на обеспечение прозрачности деятельности таможенных органов, заслуживает большого одобрения.
11. П. 2 ст. 24: Закрепленная в данной статье информационная политика
является весьма передовой и заслуживает высокой оценки. Особо
следует отметить, что информация о подготавливаемых правовых
также становится известной заблаговременно. Это дает
заинтересованным лицам возможность подготовиться к новому
регулированию.
В этой связи возникает лишь вопрос, насколько необходима информация о «не вступивших в силу изменениях». Здесь было бы целесообразным ограничить поток информации.
12. П. 2 ст. 25: Не вполне ясно, являются ли письменные разъяснения
обязательными (например, подобно обязательным разъяснениям
Евросоюза о таможенном тарифе или о происхождении товара) или
нет. Отсутствует также указание на то, могут ли эти разъяснения быть
предметом обжалования.
Помимо этого, следовало бы урегулировать, что происходит в случае несвоевременного консультирования, не причинившего ущерба заявителю. Существует ли в данном случае право на подачу иска о предоставлении консультации?
13. Ст. 29 и далее: Закрепленные в данных статьях правила
определения страны происхождения товаров в принципе
соответствуют используемым в международных соглашениях о
преференциях. Это следует оценить очень позитивно.
Автору не известно, существует ли в Российской Федерации предписание, подобное германскому «Внешнеэкономическому закону». По этой причине возникает вопрос, применяется ли закрепленное здесь определение страны происхождения товаров не только к установлению преференциального, но и к установлению происхождения в смысле внешнеэкономического законодательства (выдача сертификатов о происхождении, проверка обязанностей по получению разрешения на ввоз или вывоз).

Формулировка п. 5 ст. 32 дает основания предполагать, что и происхождение в смысле внешнеэкономического законодательства должно определяться в соответствии с указанными здесь критериями. С учетом международных стандартов это представляется необычным, поскольку здесь происхождение в смысле внешнеэкономического законодательства определяется на основании последней существенной обработки или переработки на оборудованном для этих целей предприятии.
14. П. 2 ст. 32: Содержащееся здесь определение происхождения товара
соответствует определению по так называемому принципу «перемены
позиции» (зачастую называемому также «тарифным скачком»). Для
него достаточно изменения одной цифры из первых четырех цифр
кодового номера. С учетом этого требование п. 2 ст. 32 о том, что
классификационный код товара должен измениться по «каждому из
первых четырех знаков», представляет собой очень строгое правило,
которое, по мнению комментаторов, нецелесообразно. Достаточной
следует считать переработку, в результате которой изменяется одна
из первых четырех цифр.
15. Пп. 2 п. 4 ст. 32: Здесь для определения страны происхождения
товара используется правило «адвалорной доли». Однако в данной
норме должно было бы содержаться конкретное указание, какой
прирост стоимости приводит к тому, что страной происхождения
товара считается страна переработки.
В международной практике принято ставить определение страны происхождения товара, при котором за основу берется прирост стоимости, в зависимость от классификации товаров. Однако здесь отсутствует ссылка на перечень, в котором бы содержались указанные критерии.
С учетом этого представляется, что норма в существующей редакции является слишком неточной и нуждается в конкретизации.
16. Абз. 2 п. 1 ст. 36: С учетом изложенного в п. 16 данная норма дает
широкие основания для критики. Возникает также вопрос, что
происходит с сертификатом о происхождении товара, выданным
органом страны вывоза. Должен ли декларант подавать заявление о
выдаче нового сертификата?
Обязан ли декларант доказывать, в соответствии с какими критериями выдан сертификат о происхождении товара в стране вывоза?
17. П. 4 ст. 36: Что происходит с таможенным заявлением до получения
ответа от компетентных органов третьих стран? И подлежат ли товары
обратному вывозу, если иностранные органы не предоставляют
дополнительных сведений или представленные сведения
неудовлетворительны?

18. Пп. 1 п. 2 ст. 37: В соответствии с данной нормой представление
сертификата о происхождении товара не требуется только при
транзите и временном ввозе с полным освобождением от уплаты
ввозных платежей.
Это, однако, означает, что даже при помещении на таможенный склад или переработке этот документ должен быть представлен. Это представляется нецелесообразным, поскольку при помещении на таможенный склад таможенные платежи не уплачиваются, а при переработке по новым правилам также существует возможность освобождения от их уплаты.
Описанная здесь норма закона приводит к излишнему бюрократизму.
19. П. 1 ст. 42: Точно не указан «соответствующий» таможенный орган,
что должно быть восполнено в подзаконном акте, чтобы лицо знало,
куда оно должно обращаться, и чтобы таможенный орган знал, входит
ли вопрос в его компетенцию.
20. П. 2 ст. 42: Здесь возникает вопрос о том, правомочен ли
таможенный орган по истечении 30 дневного срока что-либо
запрашивать? Что произойдет, если он все же это сделает? Имеет ли
заявитель по истечении 30 дней право требовать принятия решения,
если не были затребованы какие-либо документы?
21. П. 4 ст. 44: Предоставляется ли в случае отзыва решения по причине
изменения Товарной номенклатуры защита для существующих, уже
заключенных договоров? Или должно лицо в данном случае
действительно нести ущерб в виде, например, более высоких ставок
таможенных пошлин, несмотря на то, что оно не могло их предвидеть?
22. Абз. 2 п. 1, ст. 46: Прямую возможность обратиться в суд следует
рассматривать как сильное государственно-правовое средство,
которое не только укрепляет позиции участников ВЭД, т.к. происходит
обращение в независимую инстанцию, но и таким путём укорачивается
процедура рассмотрения споров, т.к. при прочих обстоятельствах
можно избежать затратного по времени рассмотрения спора на уровне
ведомства. В этом отношении права участников ВЭД более защищены
чем в странах ЕС, что следует подчеркнуть в позитивном направлении.
23. Ст. ст. 47/54: Обе эти статьи, с точки зрения комментаторов, можно было бы объединить, поскольку их содержание во многом совпадает. В то время как в ст. 47 регулируется, куда мне подавать жалобу, в ст. 54 определяется компетенция по рассмотрению жалобы. Последней, однако, должна всегда обладать та инстанция, в которую я должен подавать жалобу, поскольку иначе соответствующая норма была бы лишена смысла.

24. Абз. 2 ст. 48: Является ли названная жалоба просто жалобой на
бездействие или жалобой, вызывающей принятие непосредственного
решения?
25. Ст. 50: Допускается ли представительство в процессе обжалования,
например, через консультантов? Если да, то могут ли они подписывать
жалобу от имени лица/ее подающего? В этом месте кодекс оставляет
неясность и необходимо предусмотреть в кодексе однозначную
формулировку в том смысле, что уполномоченные третьи лица
(адвокаты или иные консультанты) имеют право представлять лиц,
подающих жалобу.
26. Пп. 3 п. 1 ст. 52: Данная норма противоречит абз. 2 п. 1 ст. 46 (см.
выше в п. 21). Она четко закрепляет, что таможенный орган
отказывает в рассмотрении жалобы по существу, если жалоба принята
к рассмотрению судом. Хотя это и представляется в высшей степени
целесообразным, необходимо указать на противоречие между двумя
этими положениями.
Кроме того, возникает вопрос, применяется ли эта норма в любом случае или только тогда, когда жалоба первоначально подана в суд.
27. Ст. 55: При несоблюдении срока таможенным органом, по всей
видимости, имеется возможность подать жалобу в суд в соответствии
с абз. 1 п. 1 ст. 46, абз. 3 ст. 48.
Какие последствия имеет в таком случае эта жалоба (иск)? Должен ли суд принимать решение по существу или только решение о признании действий таможенного органа, не рассмотревшего жалобу в установленный срок, неправомерными?
28. П. 1 ст. 56: Указанная здесь форма является, с точки зрения
комментаторов, излишней. Было бы вполне достаточно установить
здесь минимальные требования к содержанию решения.
Кроме того, существует опасность, что форма сделает решение слишком формалистским и от этого пострадает его содержание.
29. П. 4 ст. 56: Можно ли обжаловать несоблюдение 10-дневного срока?
Если да, то есть ли прямая возможность потребовать реализации?
30. Ст. 57: Данный порядок следует оценить очень положительно,
поскольку он открывает возможность для немедленного обжалования
произвольных действий. Остается надеяться, что он будет
использоваться заинтересованными лицами и не отвергаться на том
основании, что такое обжалование способно испортить отношения с
таможенным постом и таким образом затруднить будущие процедуры.
31. П. 1 ст. 60: Такой инструмент, как «предварительная таможенная
декларация», автору комментария неизвестен. Если речь идет об еще
одном формуляре, то следовало бы подумать о его отмене, поскольку

он не будет содержать каких-либо иных сведений, нежели окончательная декларация. Учитывая это, было бы желательно составление полной, окончательной таможенной декларации.
32. П. 2 ст. 63: Было бы целесообразным включить перечень документов
и сведений, необходимых для таможенного оформления,
непосредственно в Кодекс. Именно в данной сфере, затрагивающей
повседневную практику должностных и заинтересованных лиц, нужны
четкие правила, которые, с точки зрения автора, наилучшим образом
обеспечиваются при включении данных положений в
основополагающий правовой акт, т. е. в Кодекс.
33. Абз. 2 п. 1 ст. 72: В случае, если возможно сокращение перечня
сведений в отдельных случаях, это должно быть четко урегулировано
в акте, изданном во исполнение Кодекса, чтобы изначально исключить
возможность установления правил для отдельных случаев на
отдельных таможенных постах.
34. Абз. 4 п. 1 ст. 72: Неясно, обязан ли перевозчик по собственной
инициативе заранее проверять, содержат ли представляемые
документы все необходимые сведения, или же таможенный орган
сообщает ему это после проверки.
35. П. 1 ст. 74: Перечень требуемых документов представляется слишком
обширным. Было бы желательно проверить возможность его
сокращения.
36. П. 3 ст. 80: Перечень сведений, подлежащих проверке при
внутреннем таможенном транзите, представляется автору слишком
большим, поскольку здесь еще не имеет места выпуск для
внутреннего потребления. В частности, в случаях, когда товары
перевозятся лишь от внешней границы до места назначения, был бы,
по мнению комментаторов, желателен упрощенный и тем самым
также ускоренный порядок допуска к внутреннему таможенному
транзиту.
37. П. 4 ст. 80: С учетом сказанного в п. 39 была бы возможна также
быстрая отправка товаров. Трехдневный срок допуска товаров к
внутреннему таможенному транзиту является, по мнению автора,
слишком длинным, особенно если учесть смысл и цель процедуры:
перевезти товары туда, где они будут подвергнуты таможенному
оформлению.
38. П. 1 ст. 81: Следует очень позитивно оценить то, что в качестве
транзитной декларации могут использоваться коммерческие,
транспортные или перевозочные документы. Правда, возникает
вопрос, как таможенный орган сможет проконтролировать, что начатая
процедура надлежащим образом завершена, поскольку отсутствует
какая-либо обратная квитанция, как, например, при процедуре
пересылки на территории Сообществ (см. также п. 46).


39. П. 3 ст. 81: Применительно к этой норме ср. сказанное в п. 36.
40. Пп. 1 п. 1 ст. 86: Предоставление таможенным органам по их выбору
права требовать обеспечения не согласуется с определением
внутреннего таможенного транзита в п. 2 ст. 79, в соответствии с
которым при внутреннем таможенном транзите имеет место перевозка
товаров, когда на эти товары не предоставлено обеспечение оплаты
таможенных платежей.
41. Ст. 87: Таможенное сопровождение товарных перевозок приводит к
задержке поставки и, с точки зрения автора и с учетом мнения
заинтересованных лиц, является излишней мерой. Именно в этой
связи заинтересованным лицам должен предоставляться кредит
доверия. Право должностного лица принять решение о таможенном
сопровождении делает сроки поставки весьма непредсказуемыми,
поскольку вначале должно быть сформировано сопровождение. Здесь
следовало бы найти более оптимальное решение.
42. Пп. 2 и 3 ст. 92: Исчисление срока в часах на практике было бы
затруднительным. Представляется, что для закрепления обязанности
по представлению товаров и документов с тем же успехом можно
было бы использовать термин «незамедлительно».
43. Ст. 92: Следует урегулировать, когда и каким образом орган
назначения сообщает органу отправления о прибытии товаров (см.
также п. 41).
44. П. 4 ст. 93: Положение о том, что таможенный перевозчик не может
отказаться от заключения договора, представляет собой, по мнению
комментаторов, слишком глубокое вторжение в коммерческие дела
перевозчика. Он должен иметь право отказаться от заключения
договора. Это тем более справедливо, что комментируемая норма
сформулирована абсолютно и не оставляет никакой свободы,
например, в случаях, когда перевозчик имеет плохой опыт отношений
с определенным контрагентом.
В целом эта норма заслуживает весьма критической оценки (см. также п. З cт. 108).
45. Пп. 5 ст. 94: Критической оценки заслуживает и содержащееся в
таможенном законодательстве положение о том, на какую сумму
должен быть застрахован таможенный перевозчик, тем более что
таможенный орган обеспечивает уплату взимаемых им таможенных
платежей иным образом (см. примечания к ст. 339). С учетом этого нет
никакой необходимости законодательно регламентировать
деятельность таможенного перевозчика подобным образом. Вопросы
страхования относятся к сфере его предпринимательского риска.
46. Ст. 95: Было бы желательно предусмотреть упрощенный порядок
регистрации в тех случаях, когда предприятие уже включено в другой


реестр. Для таких случаев количество формальных условий должно быть существенно ограничено.
47. П. 2 ст. 101: Также и данное правило, по которому товары, которые
могут причинить вред другим товарам, должны храниться отдельно,
должно устанавливаться, по мнению автора, не таможенным
законодательством, а договором владельца склада с клиентом.
Данная норма заслуживает поэтому критической оценки.
48. П. 2 ст. 103: Применительно к этой норме действует сказанное в п.
47.
49. П. 1 ст. 107: Данное правило не вполне понятно автору, который и
здесь придерживается мнения о том, что владелец склада вправе сам
решать, где он откроет свой склад. Таможенные органы в любом
случае могут осуществлять таможенный контроль. Поэтому место
расположения склада не является критерием, который нуждается в
регулировании, так что данная норма ограничивает свободу
предпринимателя.
50. П. 3 ст. 108: См. примечания, указанные в п. 47.
51. Ст. 110: Применительно к этой норме действует сказанное в п. 49.
52. П. 2 ст. 112: Содержащееся здесь правило об ответственности
излишне, поскольку п. 2 ст. 320 содержит однозначные положения на
этот счет. В этом отношении п. 2 ст. 112 скорее вводит в заблуждение,
поскольку он устанавливает не такую строгую ответственность, как п. 2
ст. 320. Различные правила могут вызвать спор о том, какая из статей
подлежит применению в конкретном случае.
53. Ст. 114: В данной статье также регулируются вопросы, не
нуждающиеся в таможенно-правовом регулировании. При отзыве
свидетельства и так из юридических обстоятельств понятно, что
товары должны быть помещены на другой склад, поскольку в
противном случае возникает задолженность по уплате пошлин. Однако
вопрос о том, за чей счет осуществляется помещение на другой склад,
не подлежит государственному регулированию, а должен решаться
владельцем склада и лицом, имеющим право на распоряжение
товарами.

54. Ст.ст. 119 - 122: Даже после повторного изучения соответствующих
статей остается сомнение, что существует потребность в
регулировании «убытия» товаров. С учетом того, что в законе
содержатся нормы как о вывозе, так и о реэкспорте, остается неясным,
насколько необходимы указанные статьи.
55. П. 1 ст. 122: Данная норма представляется излишней, поскольку при
вывозе меньшего количества товаров, чем помещенного под
определенный таможенный режим, вопрос о возникновении
обязанности по уплате таможенных платежей разрешается по


правилам самого таможенного режима. В этом отношении имеет место излишнее дополнительное правило.
56. П. 3 ст. 124: Было бы желательно включить в данную норму четкий
перечень обязательных сведений, чтобы создать ясность для
должностных и заинтересованных лиц.
57. Абз. 2 п. 6 ст. 124: Перечень случаев, в которых возможно
соответствующее сокращение обязательных сведений, должен быть
четко указан в нормах, изданных во исполнение Кодекса, равно как и
перечень сведений, которые разрешается не указывать.
58. П. 2 ст. 125: Было бы желательно сохранить принцип свободного
выбора таможни и устанавливать определенные таможенные органы
только в исключительных случаях. Ограничивать этот принцип следует
только в случаях, когда для таможенного оформления необходимы
специальные знания о товарах. С учетом этого критической оценки
заслуживает, в частности, пп. 2 п. 2 ст. 125.
59. П. 5 ст. 131: Что происходит при несоблюдении срока?
60. Дбз. 3 п. 2 ст. 132: Данное положение также представляется
излишним, поскольку в случае подачи декларации ненадлежащим
лицом она не имеет юридической силы.
61. Абз. 1 п. 1 ст. 135: Неясно, что подразумевается под «не зависящими
от него причинами». В целях юридической ясности было бы
целесообразно использовать более узкую формулировку или
закрепить примерный перечень таких причин.
62. Абз. 2 п. 1 ст. 135: Вновь не урегулировано, какие последствия влечет
превышение срока. Это особенно интересно по той причине, что на
этот момент товары еще находились бы на временном хранении.
63. Ст. 135 - ст. 138: В целом возможности Подачи упрощенных
таможенных деклараций очень ограничены. Данные положения, по
мнению автора, можно было бы улучшить. Лица, пользующиеся
доверием, должны получить больше возможностей осуществить
оформление товаров в упрощенном и ускоренном порядке.

64. П. 4 ст. 139: См. примечания в п. 47.
65. Пп. 4 ст. 140: См. примечания в п. 48.

66. Ст. 141: Применительно к этой норме действует сказанное в п. 49.
67. П. 2 ст. 144: Данное положение означает чрезвычайно высокий риск
для таможенного брокера, поскольку он отвечает за уплату
таможенных платежей даже тогда, когда декларант не платит. С одной
стороны, понятно желание государства обеспечить себе денежные


поступления. С другой стороны, у автора возникают серьезные сомнения в целесообразности подобного правила.
68. Абз. 2 п. 2 ст. 149: Условный выпуск товаров в случае непоступления
сумм таможенных платежей представляется нецелесообразным,
поскольку такой выпуск означал бы, что товарами нельзя
распоряжаться. Это было бы равнозначно невыпуску товаров. В таких
случаях речь может идти только о свободном выпуске, зависящем от
уплаты таможенных платежей или от предоставления обеспечения их
уплаты.
69. П. 2 ст. 150: Вновь возникает вопрос, что происходит при
несоблюдении срока или при полном отсутствии заявленных
документов и сведений. Это тем более важно, поскольку товары в этих
случаях перестают быть доступными для таможенных органов.
70. Абз. 1 п. 2 ст. 151: Что происходит при использовании товаров не в
установленных целях? Возникает ли тогда обязанность по уплате
таможенных платежей лишь в размере разницы между суммой
льготных и обычных платежей или же платежи должны быть уплачены
в полном размере?
71. Абз. 2 п. 2 ст. 151: Действует ли запрет на передачу неограниченное
время? Представляется целесообразным установление срока в
зависимости от соблюдения ограничений.
72. П. 1 ст. 152: Среднесрочной задачей должен стать переход к
немедленному выпуску товаров. Задержка товаров на срок до трех
дней представляет собой серьезную помеху для экономической
деятельности.
• В остальном, по мнению автора, в данной норме отсутствует условие о том, что по истечении трех дней выпуск товаров осуществляется только в случае, если уплачены таможенные платежи или предоставлено обеспечение их уплаты.
73. П. 1 ст. 152: Какие возможности имеет заинтересованное лицо при
несоблюдении срока? Жалоба на превышение срока или прямая
жалоба с целью немедленного выпуска товаров?
74. П. 2 ст. 156: Понятие «лицо» является слишком неопределенным.
Следовало бы указать конкретное заинтересованное лицо.
V #
То же касается и слова «изменить». Имеется, по всей видимости, в виду, что в любое время возможен перевод товаров из одного таможенного режима в другой.
75. Ст. 158: Применение запретов и ограничений, в том числе и в
случаях, когда товары лишь временно и в рамках определенного
таможенного режима ввозятся в Российскую Федерацию, вызывает
сомнения и может стать серьезной помехой экономической


деятельности. Это особенно касается помещения под режим таможенного склада.
Полностью понятным представляется то, что имеются случаи, когда фактическое перемещение определенных товаров должно быть полностью исключено. Однако это не меняет самого факта, что по мнению автора комментария о том, что правило и исключения из него должны поменяться местами в том смысле, что запреты и ограничения должны вступать в действие только в тот момент, когда товары выпускаются для внутреннего потребления.
76. Ст. 160: Формулировка «таможенный орган вправе требовать»
оставляет слишком много места для злоупотреблений. Здесь
следовало бы точнее указать, при каких условиях и в каких случаях
таможенный орган имеет такое право. Использование субъективных
факторов при принятии решений должно быть максимально возможно
ограничено.
77. Ст. 160: Требование представить обязательство об обратном вывозе
представляется излишним, поскольку оно уже урегулировано в
таможенных процедурах и последние предусматривают
соответствующие последствия на случай невыполнения этого условия.
78. Ст. 161: Имеется ли в виду, что декларант для каждой отдельной
партии товара, которую он помещает под таможенный режим, обязан
подтверждать соблюдение условий помещения товаров под этот
режим? Если да, то это повлекло бы несоразмерные издержки.
79. П. 2 ст. 162: Необходимо правило, устанавливающее, что происходит
со сроками обратного вывоза (например, при переработке на
таможенной территории) в случаях, когда действие таможенного
режима возобновляется в соответствии с данной нормой.
Продлевается ли в таком случае срок обратного вывоза на тот срок, в
течение которого действие таможенного режима было
приостановлено? Целесообразным было бы предусмотреть правило,
соответствующее п. 6 ст. 185.
80. П. 2 ст. 164: Примечания, указанные в п. 73, применяются к этой
норме соответственно.
81. П. 1 ст. 173: Было бы желательно допускать переработку на
таможенной территории как с полным условным освобождением от
уплаты, так и с уплатой таможенных платежей. В этом смысле
правовое регулирование в Евросоюзе, безусловно, является очень
удачным, и опыт Евросоюза показывает, что обе альтернативы
пользуются большим спросом.
82. П. 2 ст. 173: Данное положение представляет собой существенное
ограничение перерабатывающей экономики Российской Федерации.
Следовало бы подумать, имеет ли смысл сохранять эту норму в таком
виде.


83. Ст. 175: Бросается в глаза, что чисто бухгалтерский контроль не
предусмотрен. Следовало бы подумать о его введении в
среднесрочной перспективе в целях оказания дальнейшей поддержки
перерабатывающей экономике и минимизации бюрократических
расходов.
84. Абз. 1 п. 3 ст. 180: Вновь возникает вопрос, какие права имеет
заявитель, если таможенный орган не соблюдает срок.

85. Абз. 2 п. 3 ст. 180: Примечания, указанные в п. 9, действуют здесь
соответственно.
86. П. 2 ст. 182: См. примечания в п. 87.
87. П. 2 ст. 188: В этом отношении регулирование в Евросоюзе шире и, с
точки зрения комментатора, также целесообразнее, поскольку
переработка для внутреннего потребления предусмотрена и в случаях,
в которых предусмотрено приведение товара в соответствие с
техническими нормами страны назначения. Это могло бы стать
дальнейшей поддержкой перерабатывающей экономики России.
88. Абз. 1 п. 3 ст. 193: Примечания, указанные в п. 89, действуют здесь
соответственно.
89. Абз. 2 п. 3 ст. 193: См. примечания в п. 9.
90. Абз. 1 п. 3 ст. 204: Примечания, указанные в п. 89, действуют здесь
соответственно.
91. Абз. 2 п. 3 ст. 204: См. примечания в п. 89.
92. Абз. 2 п. 3 ст. 214: Необходимо правило, устанавливающее, что
происходит со сроком, указанным в п. 1 ст. 213, при приостановлении
действия таможенного режима. Продлевается ли в таком случае срок
обратного вывоза на тот срок, в течение которого действие
таможенного режима было приостановлено, или продолжает
действовать срок в два года с момента ввоза?

93. П. 2 ст. 217: Примечания, указанные в п. 50, действуют здесь
соответственно.
94. П. 2 ст. 218: См. примечания в п. 51.
95. П. 3 ст. 219: Не вполне понятно, на каком основании указанные
здесь образцы и пробы должны быть растаможены и не
предусмотрено ли освобождение проб и образцов от обложения
таможенными пошлинами. Подобное правило было бы, с точки зрения
комментатора, целесообразным для развития экономики.


В частности, следует указать на несоответствие рассматриваемой нормы абз. 2 п. 4 ст. 383, который предусматривает, что в определенных случаях декларант вправе уменьшить таможенную стоимость декларируемых товаров на таможенную стоимость проб и образцов.
Кроме того, следует подчеркнуть, что однозначными формулировками следует ограничить случаи взятия проб. Только в тех случаях, когда требуется провести исследование товара следовало бы производить взятие проб. Следует четко описать такие случаи, чтобы максимально возможно ограничить субъективный фактор отдельных таможенных инспекторов.
Дополнительно для тех случаев, когда берутся пробы, следует предусмотреть возможность выпуска товаров до получения результатов исследований с целью недопущения препятствий для товарооборота.
96. П. 2 ст. 224: Данная норма также представляется автору
вторжением в предпринимательскую свободу владельца склада.
Непонятно, почему государство должно регулировать, какие товары
владелец склада может хранить на складе закрытого типа. Данный
вопрос должен быть оставлен на свободное усмотрение владельца
склада.
97. П. 3 ст. 226: Примечания, указанные в п. 47, действуют здесь
соответственно.
98. Пп. 3 п. 1 ст. 227: См. примечания в п. 48.
99. Ст. 228: См. примечания в п. 49.
100. П. 2 ст. 230: Примечания, указанные в п. 55, действуют здесь
соответственно.
101. Ст. 232: Примечания, указанные в п. 56, действуют здесь
соответственно.
102. П. 3 ст. 244: Исключение применения таможенного режима в данном
случае автору непонятно. Здесь можно было бы предусмотреть
обязанность заявителя по возмещению расходов.
103. Абз. 1 п. 1 ст. 247: Ограничение, указанное во второй половине
предложения, является излишним, поскольку оно уже названо в п. 1 ст.
244 как условие помещения товаров под таможенный режим. Если это
условие не выполняется, то режим и, соответственно, ст. 247
применяться не может. Учитывая это, данное ограничение можно
было бы из текста ст. 247 исключить.
104. Ст. 270 и далее: Положения, объединенные в подразделе 3
раздела 2, следовало бы, по мнению автора, расположить в


соответствующих разделах, посвященных таможенным процедурам, поскольку, строго говоря, речь здесь идет не о «специальных таможенных процедурах», а об особенностях внутри таможенных процедур, описанных в других статьях. Так, например, к транспортным средствам применяются таможенные процедуры «временного ввоза» (ст.ст. 209 - 214), а также «временного вывоза» (ст.ст. 252 - 257). Для наглядности было бы, с точки зрения комментаторов, предпочтительнее включить положения, содержащиеся в ст. 290 и далее, в указанные выше параграфы «Временный ввоз» и «Временный вывоз».
105. П. 2 ст. 285: Формулировка «как правило» слишком расплывчата.
Здесь из соображений ясности правового регулирования для
должностных и заинтересованных лиц следовало бы точнее
установить, в каких случаях лицо обязано покинуть транспортное
средство.
Кроме того, следовало бы установить, что произойдет при нарушении обязанности покинуть транспортное средство, какие права имеет должностное, а какие - заинтересованное лицо.
106. П. 2 ст. 312: Не вполне понятно, почему при ввозе товаров
трубопроводным транспортом таможенные платежи должны
уплачиваться заранее. Это представляет собой неравное отношение к
хозяйствующим субъектам, неоправданное с точки зрения
комментаторов, тем более что это специальное правило не действует
при импорте электроэнергии.
107. П. 1 ст. 320: Правило, по которому таможенный брокер является
единственным лицом, ответственным за уплату таможенных платежей,
хотя и понятно с учетом того, что брокер действует от собственного
имени. Однако, это заслуживает, по мнению автора, критики,
поскольку тот, кого брокер представляет, полностью освобождается от
платежной обязанности. Это делает положение брокера очень
опасным.
108. П. 1 ст. 323: Положения об определении таможенной стоимости
обязательно должны содержаться в Таможенном кодексе, поскольку
они имеют фундаментальное значение для правильного взимания
ввозных платежей и, соответственно, для точного планирования
таможенных поступлений. Закрепление правил определения
таможенной стоимости в другом законе ведет к ненужному
увеличению числа источников права, что осложняет деятельность
должностных лиц таможенных органов и уменьшает наглядность.
109. Абз. 2 п. 3 ст. 323: Избранная здесь формулировка позволяет
сделать вывод о слишком большой свободе таможенных органов при
принятии решений. Здесь было бы желательно ясное правило,
наподобие содержащегося в Кодексе таможенной стоимости ВТО, в
соответствии с которым общим принципом и наиболее частно
применяющимся методом определения таможенной стоимости


является определение ее на основании покупной цены, а другие методы определения таможенной стоимости могут применяться только тогда, когда отсутствует либо сделка купли-продажи, либо одна из предпосылок применения основного метода (например, когда точно не определено количество товара).
Признание за основу покупной цены должно, в частности, применяться в качестве общего принципа при сделках между связанными предприятиями, от которого можно отклоняться только в том случае, если есть основания предполагать, что связь повлияла на покупную цену.
110. П. 4 ст. 323: В этом пункте также во многом закреплен подход, в
соответствии с которым декларант должен доказывать, почему он
выбрал определенный метод определения таможенной стоимости.
Учитывая это, следует еще раз повторить, что общим принципом
должно стать признание заявленной таможенной стоимости и
избранного метода. Редакция ст. 323 создает впечатление, что
должностное лицо сравнительно легко и часто может потребовать
дополнительные доказательства. Этого обязательно следует
избежать. Доверие к декларанту, о котором уже говорилось в
предварительных замечаниях, в связи с данными нормами имеет
особую важность.
111. П. 5 ст. 323: Сказанное в п. 115 полностью распространяется и на
данный пункт. Формулировки типа «при обнаружении признаков того,
что... сведения не являются достоверными и (или) достаточными»
оставляют слишком много места для произвола.
Упомянутые в п. 5 ст. 323 «консультации» также представляются комментатору неподходящим средством для решения возникающих здесь проблем.
112. П. 6 ст. 323: Действующая редакция ст. 323 дает основания для
опасений, что указанная в п. 6 данной статьи ситуация, когда выпуск
товаров не может быть завершен в течение срока, указанного в ст.
152, будет иметь место довольно часто.
Именно и по этой причине необходимо коренное изменение описанного выше подхода. Применительно к таким основополагающим правилам, как определение таможенной стоимости, должны оставаться лишь минимальные возможности для дискуссий.
113. П. 7 ст. 323: В урегулированной здесь ситуации, когда декларант не
согласен с предложенным таможенным органом методом определения
таможенной стоимости, необходимо закрепить право обжалования
действий таможенного органа в случае, когда последний
самостоятельно определяет таможенную стоимость.
114. П. 3 ст. 327: Как уже было указано в п. 69, остается неясным,
применяется ли в случае, когда товары, ввезенные с уплатой


таможенных платежей по льготным ставкам, используются не в установленных целях, только разница между льготной и обычной ставкой, или же полная таможенная пошлина?
Это должно быть урегулировано в регламентирующих положениях с целью достижения возможности единообразного и безупречного в правовом отношении применения.
115. Ст. ст. 328 - 332: Насколько видно комментатору, российское
таможенное право за исключением ст. 334, которая, однако,
базируется на иных условиях, не предусматривает какой-либо
отсрочки уплаты таможенных платежей, т. е. отсрочки уплаты
платежей, подлежащих внесению за календарный месяц, до
следующего месяца. Это вызывает сожаление, поскольку подобное
правило, во-первых, существенно ускоряет процедуру выпуска
товаров, а во-вторых, намного сокращает риск для
декларанта/таможенного брокера. Учитывая это, следовало бы, по
мнению комментатора, подумать о том, чтобы предусмотреть такую
возможность.
116. П. 1 ст. 329: За начало течения 15-дневного срока следовало бы
принять момент установления размера таможенных платежей, а не
день предъявления товаров, поскольку с этого дня может пройти еще
несколько дней, прежде чем размер подлежащих уплате таможенных
платежей будет окончательно определен.
117. П. 5 ст. 333: Возникает вопрос, что происходит при превышении
срока, т. е. какие юридические возможности имеются в этом случае у
заявителя. Можно ли обжаловать несоблюдение срока, можно ли
включить в жалобу также и требование о вынесении конкретного
решения?
118. П. 2 ст. 337: Хотя в данной статье и закреплен определенный
«кредит доверия», недостатком его является то, что условия, при
которых такое доверие может быть оказано, сформулированы очень
расплывчато. Поэтому следовало бы по крайней мере примерно
перечислить случаи, когда «таможенный орган имеет основания
полагать, что обязательства, взятые перед ним, будут выполнены».
Только четкая формулировка способна обеспечить единообразное
применение данной нормы.
119. П. 2 ст. 338: Здесь, по мнению комментатора, не указан период
времени, в течение которого определяется количество ввезенного
товара, составляющее основу для установления размера
обеспечения.
120. П. 2 ст. 339: Минимальные размеры обеспечения, закрепленные в
п. 2 ст. 339, представляются чрезвычайно высокими. Если учесть еще
и остальные финансовые требования, которым должны отвечать
таможенный брокер, владелец склада, владелец склада временного
хранения и таможенный перевозчик (в частности, очень высокие


страховые суммы), то неизбежен вывод, что у менее крупных предприятий мало шансов на осуществление деятельности в данной сфере.
Безусловно, автору понятно, что государству важно обеспечить реальное поступление причитающихся ему денежных средств. Однако в п. 2 ст. 339 требуются чрезмерно высокие суммы.
Кроме того, названные здесь суммы установлены совершенно независимо от того, какие суммы таможенных платежей указанные в данной статье лица в среднем уплачивают за месяц. По этой причине установление твердых сумм заслуживает весьма критической оценки.
Неясно также, обязаны ли предприятия, которые должны осуществлять несколько из названных выше видов деятельности, предоставлять отдельное обеспечение по каждой из них, или же возможно предоставление льгот.
С точки зрения комментаторов, система предоставления обеспечения должна быть еще раз обдумана.
121. Ст. 341: Автору не вполне понятно, как уплата таможенных
платежей должна обеспечиваться залогом товаров. Если речь идет о
таможенном перевозчике, владельце склада и владельце склада
временного хранения, то товары, которые могли бы быть предметом
залога, не находятся в собственности лица, на котором лежит
обязанность по предоставлению обеспечения уплаты таможенных
платежей в отношении этих товаров. Поэтому рассматриваемая
возможность, называемая в Таможенном кодексе на первом месте,
вряд ли будет иметь большое практическое значение.
122. Ст. 343: Требования, особенно бюрократического характера,
предъявляемые при включении банка или страховой организации в
реестр, представляются слишком высокими. Наилучшим примером
является п. 5, устанавливающий перечень документов, которые
должны быть представлены в этом случае банком или страховой
организацией. В этой связи возникает вопрос, может ли у банков
вообще возникнуть интерес в выполнении всех условий, если они
получают от этого не много пользы, не говоря уже о бюрократических
издержках.
123. П. 7 ст. 343: Возможности, имеющиеся в распоряжении банков и
страховых организаций в случае превышения срока таможенными
органами, остаются неясными. Является ли предметом обжалования
лишь несоблюдение срока, или по жалобе может быть вынесено
непосредственное решение о включении в реестр?
124. П. 8 ст. 343: Ср. примечания в п. 9.
125. Абз. 6 п. 1 ст. 344: Возникает вопрос, не было бы ли
целесообразным, учитывая все издержки, которые ложатся на банк


или страховую организацию при включении в реестр, закрепить обратный принцип: регистрация по истечении одного года автоматически продляется, за исключением случая, когда имеются сведения о том, что банк или страховая организация больше не отвечают требованиям, предъявляемым при регистрации. Данное мнение еще больше укрепляется, если учесть, что банки или страховые организации, которые отвечают этим требованиям, являются, по всей вероятности, крупными предприятиями, так что проверка соблюдения требований не составит большого труда.
126. П. 2 ст. 344: Особенной критики заслуживает положение о том, что
банки или страховые организации даже после исключения из реестра
продолжают нести ответственность за неисполнение или
ненадлежащее исполнение банковских гарантий. Возникает вопрос,
какое предприятие пойдет на подобный риск.
127. П. 3 ст. 344: Непонятно, почему должен пройти год, прежде чем
можно подать новое заявление при условии ликвидации причин
исключения из реестра. Повторное включение в реестр должно быть
возможно, как только ликвидированы причины для исключения.
128. Предл. 2 ст. 346: Формулировка «а также иные лица» позволяет
заключить, что практически любое лицо может выступать
поручителем, поэтому перечисление в предл. 1 излишне.
129. Абз. 2 п. 5 ст. 348: Возникает вопрос, почему необходимо
указывать, что принудительное взыскание не про

LEX
09.01.2004, 17:11
Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
"Все работники таможенной сферы должны понимать, что они оказывают услуги в области двустороннего товарообмена, который является определяющим фактором для плодотворного сотрудничества, и что сбор денежных средств не является их первоочередной государственной функцией." - Эту цитату следовало бы разместить на парадном входе ГТК РФ и у двери Премьера.

Читатель
11.01.2004, 23:40
Re:Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
Для тех, кто не смирился с несправедливостью, беззаконием, произволом властей...
В аптеке № 10 - большой выбор смирительных рубашек.

LEX
12.01.2004, 11:10
Re:Re:Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
Скоро, мы, в эти рубашки вас и нарядим. Думаю, на всех хватит.

Приморец
13.01.2004, 01:49
Re:Re:Re:Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
Двойственное впечатление от Комментариев господ немцев. Посягать на критику государственных устоев РФ опасаются в первую очередь. Поэтому все округленько, незлобиво.
Но некоторые моменты отметили верно. И по брокерам и по процедурам. И по таможенной стоимости слегка: что ее нет в таможенном Кодексе. И т.д. и т.п.
Понятно, что все постигается в сравнении. Их Кодекс привязан к ихнему законодательству по большей части уже международному. Наш кодекс привязывали как к внутреннему, так и международному. Что получилось, еще обсуждать и обсуждать.
А слабо кинуть на форум "Кодекс таможенной стоимости ВТО", упомянутый в комментариях. Любопытно было бы почитать.
Сравнить наши и их реалии.

Finn
13.01.2004, 02:11
Re:Re:Re:Re:Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
А как звучит точно название этого кодекса на ангийском языке?
Пытался найти его на www.wto.org, но пока безупешно.
А там можно найти любой кодекс!

Finn
13.01.2004, 02:23
Re:Re:Re:Re:Re:Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
Может это - VAL: Customs valuation :
http://www.wto.org/english/thewto_e/whatis_e/eol/e/wto03/wto3_35.htm

Или это - Decision Regarding Cases where Customs Administrations have Reasons to Doubt the Truth or Accuracy of the Declared Value
http://www.wto.org/english/docs_e/legal_e/42-dval1_e.htm

Приморец
14.01.2004, 13:38
Re:Re:Re:Re:Re:Re:Re:КОММЕНТАРИЙ К ТАМОЖЕННОМУ КОДЕКСУ ....
Спасибо, это действительно VAL. А не знаете, на русском где- нить найти это можно?
Прочесть на english смогу, но будет жаль истраченного времени, которого и так катастрофически не хватает.