Письмо ФТС РФ от 16 августа 2005 г. N 01-06/28048

О направлении Обзора правоприменительной практики

Для использования в практической деятельности направляем Обзор практики рассмотрения ФТС России жалоб физических и юридических лиц на решения, действия (бездействие) таможенных органов в сфере таможенного дела за первое полугодие 2005 года.

Приложение на 19 л.

1. Таможенный орган вправе потребовать представления сертификата о происхождении товаров, происходящих из стран, в отношении которых предоставлены тарифные преференции в рамках Общей системы преференций и ввозимых небольшими партиями (таможенной стоимостью эквивалентной не более 5000 долларов США), только в случае возникновения обоснованных сомнений относительно достоверности заявленных сведений о происхождении товаров.

ООО "С-Ф" на таможенную территорию Российской Федерации был осуществлен ряд поставок небольших партий (таможенная стоимость каждой партии эквивалентна не более 5000 долларов США) товаров - цветочная продукция. Товары были оформлены обществом на таможенном посту Аэропорт Домодедово (грузовой) Домодедовской таможни и выпущены для свободного обращения. Поскольку страной происхождения и страной отправления товаров были заявлены относящиеся к числу развивающихся Эквадор и Колумбия, таможенные платежи в отношении товаров были рассчитаны в рамках преференциального режима: исходя из ставок ввозных таможенных пошлин, равных 75% от ставок, установленных в отношении товаров, происходящих из стран, в торгово-политических отношениях с которыми Российская Федерация предусматривает режим наиболее благоприятствуемой нации. В ходе таможенного оформления сертификаты о происхождении товаров ООО "С-Ф" не представляло, руководствуясь пунктом 5 Правил определения происхождения товаров развивающихся стран при предоставлении тарифных преференций в рамках Общей системы преференций, утвержденных Соглашением государств - участников СНГ от 12.04.1996, согласно которому в удостоверение происхождения небольших партий товаров (таможенной стоимостью эквивалентной не более 5000 долларов США) представление сертификата о происхождении товара по форме "А" не требуется.

После выпуска товаров Домодедовской таможней в адрес ООО "С-Ф" было направлено письмо с требованием о представлении сертификатов о происхождении товаров по форме "А", поскольку поставки обществом небольших партий товаров носили регулярный характер.

В связи с непредставлением указанных сертификатов таможней было выставлено требование об уплате таможенных платежей, пересчитанных исходя из базовой ставки таможенной пошлины. Данное требование было обжаловано ООО "С-Ф" в ФТС России, В ходе рассмотрения жалобы было установлено следующее.

По общему правилу, установленному статьей 37 Таможенного кодекса Российской Федерации, при декларировании ввозимых товаров, стране происхождения которых Российской Федерацией предоставлены тарифные преференции, одновременно с таможенной декларацией представляется документ, подтверждающий страну происхождения товаров. Исключение из этого правила предусмотрено, в частности, для случаев, когда представление документа, подтверждающего страну происхождения товаров, не требуется в соответствии с международными договорами или законодательством Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 5 названных выше Правил определения происхождения товаров развивающихся стран при предоставлении тарифных преференций в рамках Общей системы преференций документальным свидетельством удостоверения происхождения товара в развивающейся стране, на которую распространяется тарифный преференциальный режим, является сертификат о происхождении товара по форме "А", который представляется при таможенном оформлении. В удостоверение происхождения небольших партий товаров (таможенной стоимостью эквивалентной не более 5000 долларов США) представление данного сертификата не требуется.

Абзацем 8 указанного пункта Правил предусмотрено право таможенного органа потребовать представления сертификата о происхождении товара в случае возникновения обоснованных сомнений относительно достоверности заявленных сведений о происхождении товара. При этом таможенный орган обязан информировать декларанта о причинах необходимости его представления.

Учитывая изложенное, а также то, что в ходе таможенного оформления требование о представлении ООО "С-Ф" сертификата о происхождении товаров Домодедовской таможней не предъявлялось, а письмо, направленное в адрес декларанта уже после выпуска товаров для свободного обращения, не содержало обоснования сомнений относительно заявленной страны происхождения и указания на таможенные декларации, по которым следует представить дополнительные документы, требование Домодедовской таможни об уплате таможенных платежей ФТС России было признано неправомерным.

2. Отсутствие документального подтверждения произведенных таможенным органом расчетов транспортных расходов и указания на источник информации, используемой при корректировке заявленной декларантом таможенной стоимости, является нарушением статьи 15 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 "О таможенном тарифе" и статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации и влечет отмену требования об уплате рассчитанных исходя из нее таможенных платежей.

В январе - феврале 2004 года ДГУП "Р-И" на таможенную территорию Российской Федерации из Литвы был ввезен и выпущен для свободного обращения товар. При этом таможенным органом была принята таможенная стоимость, определенная и заявленная декларантом согласно статье 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 "О таможенном тарифе" по первому методу - по цене сделки с ввозимыми товарами.

В марте 2004 года по результатам проведенной проверки после выпуска товаров Зеленоградской таможней у декларанта и грузополучателя (ДГУП "Р-И"), а также у поставщика товаров были затребованы дополнительные документы для подтверждения сведений о таможенной стоимости. ДГУП "Р-И" указанное требование таможни выполнено не было, а анализ документов, представленных поставщиком товаров, показал, что базис поставки DAF - граница Российской Федерации не подтвержден, в заявленную таможенную стоимость не были включены транспортные расходы по доставке товаров.

Данные документальной проверки явились основанием для осуществления Зеленоградской таможней корректировки таможенной стоимости и выставления требования об уплате таможенных платежей. При этом расчет таможней стоимости транспортных расходов, подлежащих включению в структуру таможенной стоимости, документально подтвержден не был.

Действия Зеленоградской таможни по корректировке таможенной стоимости товаров были обжалованы ДГУП "Р-И" в ФТС России. В ходе рассмотрения данной жалобы отказ таможни в принятии заявленной декларантом таможенной стоимости и решение о необходимости ее корректировки путем изменения ее величины в рамках выбранного декларантом метода определения таможенной стоимости были признаны правомерными.

Вместе с тем отсутствие документального подтверждения произведенных Зеленоградской таможней расчетов транспортных расходов и указания на источник информации, используемой при определении таможенной стоимости. зафиксированной в КТС, является нарушением статьи 15 Закона Российской Федерации от 21.05.J993 № 5003-1 "О таможенном тарифе" и статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации. В этой связи определение Зеленоградской таможней таможенной стоимости в части расчета транспортных расходов по доставке товара было признано необоснованным, выставленное с его учетом требование об уплате таможенных платежей отменено.

3. Требование таможенного органа о предоставлении дополнительных документов и сведений в целях подтверждении сведений о таможенной стоимости товаров затрагивает права и законные интересы лиц и влияет на сроки таможенного оформления. В этой связи такое требование должно быть мотивированным и содержать перечень документов либо указание сведений, которыми могут быть устранены возникшие у таможенного органа сомнения относительно заявленной таможенной стоимости.

ООО "П" на таможенную территорию Российской Федерации был ввезен товар -лаки и эмали фирмы "ПР". В целях таможенного оформления данного товара в Ростовскую таможню была подана ГТД с комплектом документов. Таможенная стоимость, заявленная обществом при декларировании товара, была определена с использованием метода по цене сделки с ввозимыми товарами.

По итогам проведенного контроля Ростовской таможней был направлен запрос о представлении ООО "П" дополнительных документов для подтверждения сведений о таможенной стоимости. По результатам анализа дополнительно представленных документов и сведений таможней было принято решение об отказе в принятии заявленной таможенной стоимости, в адрес общества направлено требование о корректировке названных выше сведений, установлен срок прибытия ООО "П" в таможню для принятия решения по таможенной стоимости. Поскольку в установленный срок заявитель не явился для принятия решения по таможенной стоимости, Ростовской таможней было принято самостоятельное решение по таможенной стоимости с применением резервного метода на основе имеющейся в таможне, ценовой информации по однородным товарам.

Отказ Ростовской таможни от применения первого метода определения таможенной стоимост и был обжалован ООО "П" в Южное таможенное управление, а затем в ФТС России. Решением ФТС России по жалобе общества корректировка Ростовской таможней таможенной стоимости и решение Южного таможенного управления по жалобе были признаны неправомерными.

Пункт 2 статьи 16 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 № 5003-1 "О таможенном тарифе" и пункт 4 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации предоставляют таможенным органам право запросить у декларанта дополнительные документы и сведения, подтверждающие заявленную таможенную стоимость, в случае возникновения сомнения относительно ее достоверности. Однако исходя из того, что требование о представлении дополнительных документов и сведений затрагивает права и законные интересы лиц и влияет на сроки таможенного оформления, такой запрос должен быть мотивированным и содержать перечень документов либо указание сведений, которыми могут быть устранены возникшие у таможенного органа сомнения. Вместе с тем в требовании Ростовской таможни о представлении дополнительных документов причины возникновения сомнений в заявленной таможенной стоимости и истребования данных документов указаны не были. Сам запрос документов, предусмотренных пп. 2-5 приложения 1 к приказу ГТК России от 16.06.2003 № 1022, носил общий характер и не содержал уточнения, какие именно документы должны быть представлены лицом в подтверждение заявленной таможенной стоимости.

В соответствии с пунктом 15 Положения о контроле таможенной стоимости товаров ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, утвержденного приказом ГТК России от 05.12.2004 № 1399, при принятии решения о корректировке таможенной стоимости таможенным органом должны быть изложены обстоятельства неправомерности использования избранного декларантом метода определения таможенной стоимости и обоснование принятого решения.

Указанные в ДТС основания принятия Ростовской таможней решения о корректировке таможенной стоимости - неподтверждение комплектом документов заявленной таможенной стоимости, а также сомнение относительно достоверности представленных документов, без уточнения какие именно документы, подтверждающие сведения о таможенной стоимости, отсутствуют и чем вызваны сомнения в достоверности представленных декларантом документов - не были расценены как достаточные.

4. В качестве основы для исчисления таможенной пошлины по специфической ставке в отношении лесоматериалов, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации на основании внешнеторгового договора, предусматривающего оплату покупателем объема лесоматериалов без коры, должен приниматься объем фактически перемещаемых лесоматериалов с корой. В случае же исчисления таможенной пошлины в отношении указанных товаров по адвалорной ставке и при условии определения таможенной стоимости вывозимых товаров на основе цены сделки в качестве основы для исчисления таможенных платежей должна применяться стоимость товара, соответствующая оплачиваемому объему лесоматериалов без коры.

ООО "М." на таможенный пост Суоярвский Сортавальской таможни для таможенного оформления были представлены вывозимые обществом товары -неокоренные лесоматериалы. Согласно условиям внешнеторгового договора оплата за товары осуществлялась исходя из кубических метров лесоматериалов без коры. При исчислении таможенных платежей в отношении товаров общество руководствовалось письмом Сортавальской таможни, разъясняющим, что таможенные платежи должны исчисляться исходя их фактического количества перемещаемых товаров, то есть в рассматриваемом случае - лесоматериалов с учетом объема коры в кубических метрах.

Не согласившись с изложенной позицией Сортавальской таможни, 000 "М " обжаловало указанное письмо в Северо-Западное таможенное управление, а затем в ФТС России. По мнению заявителя таможенные платежи должны взиматься с оплачиваемого объема лесоматериалов без коры, поскольку фактический объем перемещаемой древесины определяется условно, кора является неотъемлемой частью перемещаемых лесоматериалов и не имеет самостоятельной ценности.

В ходе рассмотрения жалобы 000 "М." ФТС России был сделан вывод, что окоренные и неокоренные лесоматериалы следует рассматривать как различные товары. В соответствии со статьей 319 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные пошлины, налоги уплачиваются в отношении товаров, которые фактически перемещаются через таможенную границу Российской Федерации.

Для исчисления таможенной пошлины по специфической ставке в качестве основы применяется количественная характеристика перемещаемых товаров. В случае таможенного оформления неокоренных лесоматериалов заявлению таможенному органу подлежит объем лесоматериалов с корой, поскольку именно в таком виде товар перемещается через таможенную границу Российской Федерации. Факт оплаты неокоренных лесоматериалов из расчета кубических метров товара без учета коры не может влиять на определение объема перемещаемых и заявляемых к таможенному оформлению лесоматериалов.

В то же время налоговой базой для целей исчисления таможенной пошлины по адвалорной ставке является таможенная стоимость товара. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 07.12.1996 № 1461 "О Порядке определения таможенной стоимости товаров, вывозимых с таможенной территории Российской Федерации" таможенная стоимость вывозимых с таможенной территории Российской Федерации товаров должна основываться на цене сделки, то есть цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате при продаже товаров на экспорт.

Таким образом, в случае исчисления таможенной пошлины исходя из специфической ставки за основу должен быть принят объем фактически перемещаемых лесоматериалов с учетом коры. В случае исчисления таможенной пошлины по адвалорной ставке, если условиями договора предусмотрена оплата покупателем объема лесоматериалов без коры и таможенная стоимость вывозимого товара определяется на основе цены сделки, в качестве основы для исчисления таможенных платежей должна применяться стоимость товара, соответствующая оплачиваемому объему.

На основании изложенного решением по жалобе ФТС России письмо Сортавальской таможни было признано правомерным только в части исчисления таможенной пошлины исходя из полного объема лесоматериалов (с учетом объема коры) в части применения специфической ставки таможенной пошлины (специфической составляющей комбинированной ставки), жалоба заявителя удовлетворена.

5. Распоряжение без разрешения таможенного органа товарами, ввезенными в качестве вклада иностранного учредителя в уставный капитал, в форме передачи их в качестве предмета залога не является основанием для выставления требования об уплате условно начисленных таможенных платежей.

13.01.2005 Южным таможенным управлением по результатам специальной таможенной ревизии был выявлен факт распоряжения ООО "А" без разрешения таможенного органа товарами, ввезенными в качестве вклада иностранного учредителя в уставный капитал и выпущенными условно с предоставлением льгот по уплате таможенных платежей. Распоряжение товарами было осуществлено в форме передачи их в качестве предмета залога в обеспечение обязательств общества перед банком, тем самым была определена юридическая судьба вещи (возможное обращение на нее взыскания, переход права собственности). Арбитражным судом г. Москвы было вынесено решение о взыскании с ООО "А" задолженности за счет заложенного имущества, однако исполнение указанного решения впоследствии было приостановлено.

02.02.2005 материалы специальной таможенной ревизии были направлены в Ростовскую таможню для окончательного расчета и взыскания условно начисленных таможенных платежей, на основании чего Ростовской таможней в адрес ООО "А" было направлено требование об уплате таможенных платежей и пени. Данное решение таможни было обжаловано обществом в ФТС России.

По итогам рассмотрения жалобы ФТС России было указано на необоснованность выводов Южного таможенного управления и Ростовской таможни о том, что распоряжение в форме передачи вышеуказанных товаров в качестве предмета залога является основанием для взыскания условно начисленных сумм таможенных платежей.

Ограничения по распоряжению условно выпущенными товарами, в том числе ввезенными на территорию Российской Федерации в качестве вклада иностранного учредителя в уставный капитал коммерческой организации с иностранными инвестициями, были установлены статьей 29 Таможенного кодекса Российской Федерации 1993 года. Вместе с тем основания для взыскания таможенных платежей должны соответствовать законодательству, в период действия которого направляется требование об их уплате. Обнаружение факта распоряжения условно выпущенными товарами, а также направление требования об уплате таможенных платежей произошло после вступления в силу Таможенного кодекса Российской Федерации 2003 года.

В соответствии с пунктом 2 статьи 319 действующего Таможенного кодекса Российской Федерации в качестве основания для уплаты таможенных пошлин, налогов в отношении условно выпущенных товаров установлено несоблюдение условий, в связи с которыми предоставлено такое освобождение. Согласно пункту2. статьи 151 Кодекса условно выпущенные товары, в отношении которых предоставлены льготы по уплате таможенных платежей в соответствии с законодательством Российской Федерации, могут использоваться только в целях, соответствующих условиям предоставления льгот, при этом в данной норме отсутствует ограничение по распоряжению указанными товарами.

Положения статей 150 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 37 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 №5003-1 "О таможенном тарифе", устанавливающих льготы по уплате таможенных пошлин, налогов при ввозе товаров в качестве вклада иностранного инвестора в уставный капитал организации с иностранными инвестициями, также не содержат ограничений по распоряжению такими товарами.

Условия предоставления льгот в отношении данной категории товаров предусмотрены постановлением Правительства Российской Федерации от 23.07.1996 № 883 "О льготах по уплате ввозной таможенной пошлины и налога на добавленную стоимость в отношении товаров, ввозимых иностранными инвесторами в качестве вклада в уставный (складочный)капитал предприятий с иностранными инвестициями". Это следующие условия: товары не являются подакцизными; относятся к основным производственным фондам; ввозятся в сроки, установленные учредительными документами для формирования уставного капитала. Пунктом 2 постановления определено только одно основание для возникновения обязанности по уплате таможенных платежей в отношении указанных товаров - их реализация.

Факт передачи товаров в качестве предмета залога, а также решение суда об обращении взыскания на заложенное имущество, с учетом того, что исполнение данного решения суда приостановлено и перемены собственника имущества не произошло, не является реализацией товаров.

Иные условия, установленные названным выше постановлением Правительства Российской Федерации, ООО "А" нарушены не были (товары также как и ранее состоят на учете в качестве основных средств общества и используются в соответствии с их назначением), что отражено Южным таможенным управлением в акте специальной таможенной ревизии.

При таких обстоятельствах оснований для условно начисленных таможенных платежей за товары, ввезенные ООО "А" в качестве вклада в уставный капитал, не имелось.

6. Нарушение таможенным органом установленного срока возврата излишне уплаченных или излишне взысканных сумм таможенных платежей влечет начисление процентов на указанные суммы только в случаях, когда па момент подачи заявления о возврате факт излишней уплаты признается таможенным органом и спор относительно статуса денежных средств урегулирован.

ФТС России была рассмотрена жалоба гражданина А. на отказ Центральной акцизной таможни в выплате процентов, подлежащих начислению на сумму излишне уплаченных таможенных платежей при их возврате с нарушением установленного срока, и на решение Центрального таможенного управления по жалобе заявителя

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что ранее, а именно 11. 09.2003, заявитель обращался в Центральную акцизную таможню с заявлением о возврате денежных средств, излишне уплаченных им при таможенном оформлении автомобиля, однако сам факт излишней уплаты был установлен решением ГТК России от 05.07.2004 № 27-32/89. Фактический возврат указанных денежных средств был осуществлен Центральной акцизной таможней 09.09.2004 на основании заявления гражданина А. от 20.07 2004 после получения от него затребованных в соответствии с приказам ГТК России от 25.05.2004 № 607 "Об утверждении перечня документов и формы заявления документов, необходимых для принятия решения о возврате (таможенных приходных ордеров с квитанцией банка, по которой производилась оплата, и документа контроля за доставкой товара).

20.09 2004 в Центральную акцизную таможню поступило заявление представителя гражданина А. о выплате процентов, подлежащих начислению на сумму излишне уплаченных таможенных платежей при их возврате с нарушением установленного срока. По мнению заявителя, проценты должны были начисляться за период с 12 .10.2003 по 08. 09. 2004 В удовлетворении заявления гражданину А. Центральной акцизной таможней, а впоследствии и Центральным таможенным Управлением было отказано.

В соответствии с пунктом 4 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации проценты на невозвращенную сумму излишне уплаченных таможенных платежей начисляются в случае нарушения установленного для возврата срока. Данный срок составляет один месяц со дня подачи заявления о возврате и представления всех необходимых документов и включает в себя время, необходимое для рассмотрения заявления, принятия решения о возврате и фактическою возврата денежных средств. Однако такой порядок распространяется на случаи, когда факт излишней уплаты признается таможенным органом и спора о возврате сумм излишне уплаченных таможенных пошлин, налогов не возникает.

Учитывая, что заявление представителя гражданина А. о возврате денежных средств, излишне уплаченных в отношении автомобиля, поступило в Центральную акцизную таможню 20.07.2004, а документы, необходимые для осуществления возврата - 18.08 2004, общий срок, установленный пунктом 4 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации, должен исчисляться с 18 08.2004. Поскольку фактический возврат излишне уплаченных таможенных платежей осуществлен 09.09.2004, месячный срок возврата не нарушен и обязанность по начислению и выплате соответствующих процентов у Центральной акцизной таможни не возникала.

Исчисление срока возврата с 12.10 2003, т.е. с момента истечения месячного срока со дня подачи первого заявления о возврате излишне уплаченных таможенных платежей, является неверным, так как до принятия решения ГТК России от 05.07.2004 №27- 32/89 разногласия относительно статуса денежных средств, внесенных гражданином А в кассу таможенного органа при оформлении автомобиля, не были разрешены; факт излишней уплаты установлен только в указанном решении ГТК России по жалобе заявителя.

7. Таможенные сборы за таможенное оформление товаров, декларирование которых было осуществлено до вступления в силу Федерального закона от 11.11.2004 № 139-ФЗ "О внесении изменений в Таможенный кодекс Российской Федерации", подлежат возврату (зачету) по правилам, действовавшим в 2004 году.

В ФТС России обратилось общество "Л" с жалобой на отказ Мурманской таможни в зачете в счет будущих таможенных платежей денежных средств, уплаченных им в качестве таможенных сборов за таможенное оформление товаров, заявленных во временной таможенной декларации.

В ходе рассмотрения данной жалобы ФТС России было установлено, что 29.12.2004 на Кандалакшский таможенный пост Мурманской таможни обществом "Л" была подана временная таможенная декларация на товар - нефть сырая "Российская экспортная смесь" ГОСТ Р 51858-2002. При этом подлежащие уплате таможенные пошлины, налоги, а также таможенные сборы за таможенное оформление были перечислены декларантом на счет Центральной энергетической таможни в ноябре и декабре 2004 года.

В январе и феврале 2005 года общество "Л-Ч", выступая в качестве таможенного брокера в соответствии с заключенным с обществом "Л" договором, обратилось на Кандалакшский таможенный пост Мурманской таможни с заявлением об отзыве временной таможенной декларации, а впоследствии, после получения такого разрешения, - в Мурманскую таможню с заявлением о зачете в счет будущих таможенных платежей денежных средств, уплаченных по отозванной декларации в качестве таможенных сборов за таможенное оформление. Отказывая в удовлетворении последнего заявления, Мурманская таможня основывалась на статье 357.8 Таможенного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой в случае отзыва таможенной декларации возврат таможенных сборов за таможенное оформление не производится.

Вывод Мурманской таможни о применении положений главы 33.1 Таможенного кодекса Российской Федерации к отношениям, возникшим до вступления в силу Федерального закона от 11.11.2004 № 139-ФЗ "О внесении изменений в Таможенный кодекс Российской Федерации", ФТС России был признан неверным, а отказ на этом основании в зачете денежных средств в счет будущих таможенных платежей - неправомерным.

В соответствии со статьей 4 Таможенного кодекса Российской Федерации акты таможенного законодательства применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, и не имеют обратной силы, за исключением случаев, когда прямо предусматривают это, Федеральный закон от 11.11.2004 № 139-ФЗ "О внесении изменений в Таможенный кодекс Российской Федерации" вступил в силу 01.01.2005 и не содержит специальной нормы, распространяющей его действие на правоотношения, возникшие до этой даты. Поскольку в рассматриваемой ситуации декларирование товаров и уплата таможенных сборов за их таможенное оформление состоялись до вступления в силу указанных изменений, при принятии решения о возврате таможенных сборов следует руководствоваться законодательством, действовавшим в тот период времени.

Согласно пункту 27 Федерального закона от 23.12.2003 № 186-ФЗ "О федеральном бюджете на 2004 год" в 2004 году исчисление, порядок уплаты, взыскание таможенных сборов, изменение срока уплаты и возврат таможенных сборов осуществлялись в соответствии с правилами, предусмотренными Таможенным кодексом Российской Федерации для таможенных пошлин. Статьей 356 Таможенного кодекса Российской Федерации установлено, что в случае отзыва таможенной декларации производится возврат таможенных пошлин, налогов в порядке, определенном статьей 355 Кодекса. Таким образом, таможенные сборы за таможенное оформление, уплаченные при декларировании товаров ПО временной таможенной декларации, должны быть возвращены обществу "Л" при соблюдении им порядка, предусмотренного действующим законодательством.

Однако в рассматриваемой ситуации у Мурманской таможни не имелось правовых оснований для осуществления возврата, поскольку в нарушение положений пункта 2 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации и приказа ГТК России от 11.12.1997 № 728 "Об усилении контроля за взиманием и перечислением таможенных платежей с нефти, включая газовый конденсат, вывозимой с таможенной территории Российской Федерации" заявление о возврате таможенных сборов было подано обществом "Л-Ч", не являющимся плательщиком таможенных пошлин, налогов по временной таможенной декларации, а также не в тот таможенный орган, на счет которого они были фактически уплачены.

8. Заявленные в ГТД сведения о коде товара могут быть скорректированы (в том числе после выпуска), если исходя из описания товара, приведенному в ГТД, ему соответствует иная ставка таможенной пошлины и у таможенного органа не возникает сомнений относительно соответствия товара, предъявленного к таможенному оформлению, заявленному в ГТД описанию.

24.05.2004 Видновским таможенным постом Московской западной таможни был осуществлен выпуск товара - "фотобумага сенсибилизированная неэкспонированная для цветной фотографии (полихромная) в рулонах шириной 144,2 см", ввезенного на таможенную территорию Российской Федерации ООО "А".

Впоследствии декларантом была обнаружена допущенная в ГТД техническая ошибка: графа 33 содержала неверный код товара, не соответствующий его описанию, содержащемуся в графе 31 декларации. В результате при расчете таможенных платежей таможенным органом за основу была взята ставка таможенной пошлины 20%, соответствующая заявленному коду товара, а не его наименованию - 5%.

ООО "А" обратилось в Московскую западную таможню, а затем в Центральное таможенное управление с заявлением о зачете излишне уплаченных таможенных платежей. Решением таможни в удовлетворении заявления обществу было отказано на том основании, что статья 133 Таможенного кодекса Российской Федерации не допускает изменение заявленных в таможенной декларации сведений, влияющих на определение размера подлежащих уплате таможенных платежей. Центральное таможенное управление в обоснование отказа в удовлетворении требований заявителя сослалось на невозможность идентифицировать фактически ввезенный товар с заявленными о нем в ГТД сведениями, поскольку акт таможенного досмотра не содержал подробного описания товара.

Указанные решения Московской западной таможни и Центрального таможенного управления были обжалованы ООО "А" в ФТС России. В ходе рассмотрения жалобы было установлено следующее.

Классификация товара осуществляется исходя из его наименования. Определяющим критерием отнесения фотобумаги сенсибилизированной неэкспонированной для цветной фотографии к той или иной подсубпозиции является ширина рулона. Исходя из указанного в ГТД наименования товара, он однозначно соответствовал классификационному коду, на который ООО "А" ссылалось при обращении с заявлением о зачете излишне уплаченных таможенные платежей, и не мог быть отнесен к заявленному в декларации классификационному коду. Довод Центрального таможенного управления о невозможности идентификации ввезенного товара ФТС России был признан необоснованным, поскольку в ходе таможенного оформления был произведен таможенный досмотр, целью которого была идентификация товара, заявленного в ГТД. Никакие несоответствий товара указанному в ГТД описания выявлено не было, что подтверждается актом таможенного досмотра.

На основании указанных обстоятельств в совокупности и в соответствии с пунктом 2 статьи 355 Таможенного кодекса Российской Федерации сумма таможенных платежей, излишне уплаченная 000 "А.", подлежала возврату Московской западной таможней по заявлению плательщика.

9. Представление таможенной расписки, подтверждающей внесение денежного залога, являемся одним из обязательных условий для ocуществления его возврата. Одновременно с этим утрата третьего экземпляра таможенной расписки не лишает лицо права на возврат денежного залога и не может повлечь утрату права собственности плательщика на принадлежащее ему имущество. В рассматриваемом случае таможенный орган может выдать дубликат утраченного экземпляра таможенной расписки, имеющий юридическую силу оригинала, и на его основании принять решение о возврате денежного залога.

ФТС России была рассмотрена жалоба ООО "И" на отказ Шереметьевской таможни в возврате денежных средств, внесенных обществом в качестве денежного залога. Основанием для принятия указанного решения послужило отсутствие у заявителя оригинала третьего экземпляра таможенной расписки, при том, что сомнений в исполнении обществом обязательств, обеспеченных денежным залогом, у таможни не было.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено что ранее общество обращалось в Шереметьевскую таможню с ходатайством о восстановлении утраченного оригинала третьего экземпляра таможенной расписки, в удовлетворении которого таможней было отказано в связи с отсутствием нормативных правовых актов, предусматривающих возможность восстановления указанного документа.

Порядок возврата денежных средств, внесённых в качестве обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов, регулируется статьей 357 Таможенного кодекса Российской Федерации. Согласно данной статье условиями возврата денежного залога являются: исполнение обязательства, обеспеченного денежным залогом; подача заявления о возврате в течение трех лет со дня, следующего за днем исполнения обязательства, представление таможенной расписки. Возврат денежного залога не производится при наличии у плательщика задолженности по уплате таможенных платежей, пеней или процентов (пункт 5 статьи 357 ТК РФ).

Таким образом, представление таможенной расписки, подтверждающей внесение денежного залога, является одним из обязательных условий для осуществления возврата, в связи с чем отсутствие в комплекте документов, представленных таможенному органу, оригинала третьего экземпляра таможенной расписки служит основанием для отказа в возврате денежного залога.

Вместе с тем yтрата третьего экземпляра таможенной расписки не лишает лицо права на возврат денежных средств, внесённых в качестве денежного залога, и сама по себе не может повлечь утрату права собственности плательщика на принадлежащее ему имущество и перечисление указанных денежных средств в бюджет Российской Федерации. Такие последствия предусмотрены Таможенным кодексом Российской Федерации только в отношении невостребованных сумм денежного залога.

В случае утраты какого-либо документа орган, выдавший этот документ, может выдать его дубликат, который имеет юридическую силу оригинала. Учитывая наличие в таможенном органе первых двух экземпляров таможенной расписки, а также обращение ООО "И" с ходатайством о восстановлении третьего экземпляра таможенной расписки, Шереметьевской таможне надлежало при установлении соответствия лица, обратившегося за восстановлением третьего экземпляра таможенной расписки, лицу, внесшему денежный залог, выдать дубликат утраченного третьего экземпляра таможенной расписки и на его основании принять решение о возможности возврата денежного залога.

В связи с изложенным решение Шереметьевской таможни ФТС России было признано неправомерным и отменено. Таможне дано указание рассмотреть обращение ООО "И." о возврате денежного залога по существу.

10. При решении вопроса о неоднократности въезда физического лица на территорию Российской Федерации в течение одной недели началом указанного периода следует считать день пересечения физическим лицом таможенной границы.

29.09.2004 гражданкой Д. на таможенную территорию Российской Федерации были ввезены товары личного пользования, в отношении которых должностными лицами Гродековской таможни было принято решение о начислении совокупного таможенного платежа.

В обоснование принятого решения должностные лица таможни ссылались на пункт 6 Положения о применении единых ставок таможенных пошлин, налогов в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2003 № 718, в соответствии с которым перемещаемые физическими лицами товары личного пользования облагаются совокупным таможенным платежом, если физическое лицо пересекает таможенную границу более одного раза в неделю.

При решении вопроса о неоднократности въезда на территорию Российской Федерации в течение одной недели Гродековская таможня, а впоследствии - при рассмотрении жалобы - и Дальневосточное таможенное управление руководствовались статьей 9 Таможенного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой для определения дня начала и дня окончания сроков в таможенном деле применяются правила, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации, если Таможенным кодексом Российской Федерации не предусмотрен специальный порядок их исчисления, и статьей 191 Гражданского кодекса, закрепляющей, что течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

Исходя из данного положения был сделан вывод, что при первоначальном ввозе товаров гражданкой Д. 22.09.2004 первый день срока, по истечении которого она могла реализовать право следующего ввоза на территорию Российской Федерации товаров личного пользования без уплаты таможенных пошлин, налогов, приходился на 23.09.2004, а последний - на 29.09.2004.

Названные действия должностных лиц Гродековской таможни и решение по жалобе Дальневосточного таможенного управления были обжалованы гражданкой Д. в ФТС России. В решении по данной жалобе ФТС России было указано следующее.

Подпункт в) пункта 6 вышеуказанного Положения был принят в развитие пункта 3 статьи 282 Таможенного кодекса Российской Федерации, предусматривающего право Правительства Российской Федерации определять случаи, когда полное освобождение от уплаты таможенных пошлин, налогов не предоставляется либо предоставляется в уменьшенных пределах в отношении товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации физическими лицами, которые часто пересекают таможенную границу. Таким образом, одна неделя установлена Правительством Российской Федерации не в качестве срока, в течение которого товары для личного пользования могут быть ввезены физическим лицом без уплаты таможенных пошлин, налогов, а в качестве критерия частоты пересечения таможенной границы. Частота пересечения таможенной границы, то есть количество въездов на таможенную территорию Российской Федерации в установленный период времени, по своему определению предполагает включение в данный период дня, в который был осуществлен первый въезд на территорию Российской Федерации. Исходя из изложенного положения Таможенного кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющие порядок исчисления сроков, в данном случае неприменимы.

Согласно оттиску штампа пограничного органа в паспорте гражданки Д. въезд на территорию Российской Федерации был осуществлен в среду 22.09.2004, являющуюся датой начала периода. Следующий въезд на территорию Российской Федерации состоялся 29.09.2004, то есть в следующую среду, которую и следует считать датой начала течения следующего недельного периода.

Таким образом, гражданкой Д. в течение одной недели с 22.09.2004 по 28.09.2004 (со среды по вторник включительно) был осуществлен только один ввоз товаров на территорию Российской Федерации. В этой связи начисление совокупного таможенного платежа должностными лицами Гродековской таможни и решение Дальневосточного таможенного управления об отказе в удовлетворении жалобы заявителя ФТС России были признаны неправомерными.

11. Таможенное оформление товаров, ввезенных физическим лицом в несопровождаемом багаже, при отсутствии у лица пассажирской таможенной декларации, поданной в отношении товаров, ввезенных им в сопровождаемом багаже, должно производиться исходя из того, что количество последних соответствует предельным нормам, установленным для беспошлинного ввоза. Однако это правило применимо только в том случае, если достоверно установлено, что при пересечении таможенной границы у физического лица имелась возможность подать таможенную декларацию.

В сентябре 2004 года в багажное отделение железнодорожной станции Нижневартовск - 1 в адрес гражданина Ф. поступил груз, вес которого согласно акту таможенного досмотра составил 56 кг. Сотрудниками Нижневартовского таможенного поста Ханты-Мансийской таможни были начислены таможенные платежи исходя из единой ставки таможенных пошлин, налогов.

Названные действия должностных лиц Нижневартовского таможенного поста были обжалованы гражданином Ф. в Ханты-Мансийскую таможню, Уральское таможенное управление, а затем в ФТС России.

В обоснование правомерности начисления и взимания таможенных платежей Ханты-Мансийская таможня ссылалась на Положение о таможенном оформлении товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 27.11.2003 № 715. В соответствии с пунктом 23 Положения в случае отсутствия у физического лица пассажирской таможенной декларации с отметкой уполномоченного должностного лица таможенного органа таможенное оформление товаров, перемещаемых в несопровождаемом багаже, производится исходя из того, что количество ввезенных в сопровождаемом багаже товаров соответствует предельным нормам, установленным для беспошлинного ввоза товаров физическими лицами для личного пользования.

Однако указанное положение, исходя из его содержания, применимо в случае, если при ввозе товаров в сопровождаемом багаже у физического лица имелась потенциальная возможность подать таможенную декларацию.

Факт проведения таможенного контроля в вагоне пассажирского поезда, на котором заявитель пересек таможенную границу Российской Федерации, таможней подтвержден не был.

При таких обстоятельствах должностными лицами Нижневартовского таможенного поста Ханты-Мансийской таможни таможенные платежи должны были быть начислены только в части превышения установленной нормы беспошлинного ввоза товаров, перемещаемых через границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования.

Учитывая изложенное, действия должностных лиц Нижневартовского таможенного поста Ханты-Мансийской таможни по начислению и взиманию таможенных платежей были признаны неправомерными.

12. Наличие гражданства Российской Федерации и постоянном регистрации по месту жительства в Российской Федерации не может служить основанием для отказа в признании лица переселяющимся в Российскую Федерацию на постоянное место жительства и предоставлении полного освобождения от уплаты таможенных платежей.

В ФТС России поступила жалоба гражданина К. на действия Санкт-Петербургской таможни, выразившиеся в непредоставлении полного освобождения от уплаты таможенных платежей в отношении товаров, ввезенных заявителем из Швеции на таможенную территорию Российской Федерации в связи с переездом на постоянное место жительства.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что таможней было отказано в предоставлении полного освобождения от уплаты таможенных платежей на том основании, что заявитель имеет гражданство Российской Федерации и постоянную регистрацию по месту жительства в Российской Федерации, в связи с чем не может быть признан лицом, переселяющимся на постоянное место жительства.

В соответствии с Положением о применении единых ставок таможенных пошлин, налогов в отношении товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации физическими лицами для личного пользования, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 29.11.2003 №718, физические лица, переселяющиеся из иностранных государств в Российскую Федерацию на постоянное место жительства, вправе ввозить без уплаты таможенных пошлин, налогов товары, бывшие в употреблении и приобретенные ими до въезда на территорию Российской Федерации. При решении вопроса о предоставлении таможенных льгот таможенный орган вправе требовать от лиц, переселяющихся в Российскую Федерацию на постоянное место жительства, соблюдения таких установленных Правилами перемещения в упрощенном, льготном порядке товаров физическими лицами через таможенную границу Российской Федерации, утвержденными приказом ГТК России от 24.11.1999 № 815, и не противоречащих вышеуказанному Положению требований как:

- проживание в иностранном государстве в соответствии со свободным намерением проживать в этом государстве в течение времени не ограниченного каким-либо сроком или наступлением какого-либо события.

- наличие документов, выданных компетентными органами иностранного государства и подтверждающих, что лицо постоянно проживало на территории этого государства;

- отсутствие таких оснований пребывания лица в иностранном государстве, как командировка, работа по срочному трудовому договору (контракту), учеба, исполнение обязанностей государственного служащего Российской Федерации и тому подобные обстоятельства;

- въезд в Российскую Федерацию с заявленной таможенному органу целью переселения на постоянное место жительства;

- свободное намерение лица проживать в Российской Федерации в течение времени, не ограниченного каким-либо сроком или наступлением какого-либо события (в частности, окончанием срока командировки, работы по срочному договору (контракту), учебы, исполнения обязанностей служащего иностранного государства и тому подобными обстоятельствами);

- подтверждение своего намерения проживать в Российской Федерации в течение неограниченного времени совершением действий, бесспорно свидетельствует о таком намерении, например, путем выхода из гражданства (подданства) иностранного государства и приобретения гражданства Российской Федерации, либо приобретения жилья на территории Российской Федерации, либо воссоединения с семьей, проживающей на территории Российской Федерации.

Критерий гражданства не имеет значения при определении круга лиц, которые могут быть признаны переселяющимися из иностранных государств на постоянное место жительства в Российскую Федерацию.

Согласно документам, полученным в ходе рассмотрения жалобы, гражданин К. с семьей проживали в Швеции 2,5 года, им были присвоены персональные номера и выданы удостоверения личности, они были поставлены на учет в налоговой инспекции, учитывались в переписи населения, заявитель работал по бессрочному трудовому договору. Факт их постоянного проживания в Швеции подтверждается документом, выданным компетентным органом иностранного государства (сертификат муниципалитета Стремсунда). При этом у заявителя отсутствовали такие основания пребывания в Швеции как командировка, работа по срочному трудовому договору (контракту), учеба, исполнениe обязанностей государственного служащего Российской Федерации и тому подобные основания. Данные обстоятельства в совокупности подтверждают факт проживания гражданина К. в Швеции в соответствии со свободным намерением проживать в этом государстве в течение времени, не ограниченного каким-либо сроком или наступлением какого-либо события.

При въезде в Российскую Федерацию гражданин К. заявлял о том, что он переселяется в Российскую Федерацию на постоянное место жительства.

Возможная в будущем перемена заявителем места жительства не может ясно предвидеться или разумно ожидаться, в частности в связи с окончанием срока командировки, работы по срочному договору (контракту), учебы, исполнения обязанностей служащего иностранного государства и тому подобными обстоятельствами. Косвенным подтверждением намерения проживать в Российской Федерации в течение неограниченного времени может служить факт возвращения (переселения) на свою родину - государство своего гражданства и этнического происхождения. Обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у гражданина К. свободного намерения проживать в Российской Федерации в течение времени, не ограниченного каким-либо сроком или наступлением какого-либо события, Санкт-Петербургской таможней установлено не было.

Учитывая изложенное, вышеуказанные действия Санкт-Петербургской таможни были признаны неправомерными.

13. В случае переоформления, в связи с вступлением в силу с 01.01.2004 нового Таможенного кодекса Российской Федерации, лицензии на переработку товаров под таможенным контролем на разрешение на переработку товаров на таможенной территории, срок переработки товаров на таможенной территории, предусмотренный статьей 177 Кодекса, должен исчисляться с момента выдачи такого разрешения.

ФТС России была рассмотрена жалоба ФГУП "М" на решение Московской северной таможни об отказе в продлении срока действия разрешения на переработку товаров на таможенной территории.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что в связи с вступлением в силу с 01.01.2004 нового Таможенного кодекса Российской Федерации ранее выданная лицензия на переработку товаров под таможенным контролем была переоформлена заявителем на разрешение на переработку товаров на таможенной территории.

В дальнейшем организация обратилась в таможню с заявлением о продлении срока действия указанного разрешения, по результатам рассмотрения которого срок действия разрешения продлен до истечения двухлетнего срока нахождения товаров в режиме переработки под таможенным контролем. В обоснование принятого решения Московская северная таможня ссылалась на статью 177 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которой срок переработки товаров не может превышать двух лет со дня помещения товаров под таможенный режим переработки на таможенной территории.

При этом таможней не было учтено, что согласно пункту 1 статьи 4 Таможенного кодекса Российской Федерации акты таможенного законодательства применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие, и не имеют обратной силы. В период помещения товаров под таможенный режим переработки под таможенным контролем продление сроков переработки осуществлялось ГТК России, при этом предельные сроки переработки предусмотрены не были.

Обязательства по соблюдению двухлетнего срока переработки, установленного Таможенным кодексом Российской Федерации 2003 года, возникли у заявителя только после переоформления лицензии на переработку товаров под таможенным контролем на разрешение на переработку товаров на таможенной территории, в связи с чем применение двухлетнего срока переработки и его исчисление со дня помещения товаров под таможенный режим переработки на таможенной территории на основании статьи 177 Таможенного кодекса Российской Федерации 2003 года было признано неправомерным.

14. Принятие мер по принудительному взысканию таможенных платежей с лица, ответственного за их уплату, в случае неуплаты или неполной уплаты таможенных платежей в установленные сроки является обязанностью таможенных органов и может повлечь признание соответствующего бездействия неправомерным.

ФТС России была рассмотрена жалоба гражданина Ш. на бездействие Ногинской таможни, выразившееся в непринятии мер по принудительному взысканию таможенных платежей в отношении принадлежащего заявителю автомобиля с лица, ответственного за их уплату.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что паспорт транспортного средства на автомобиль, ввезенный на таможенную территорию Российской Федерации гражданкой С. из Республики Беларусь и приобретенный впоследствии заявителем, был выдан Ногинской таможней без уплаты таможенных платежей на основании решения Орехово-Зуевского суда. В дальнейшем указанное решение суда было признано неправомерным и отменено.

С момента вступления в силу решения суда, признавшего неправомерной выдачу паспорта транспортного средства на автомобиль без уплаты таможенных платежей, у гражданки С. возникла обязанность по их уплате, которая добровольно ею исполнена не была.

Однако мер по принудительному взысканию таможенных платежей с ответственного за их уплату лица Ногинской таможней не предпринималось. На момент рассмотрения жалобы гражданина Ш. ФТС России сроки для принудительного взыскания таможенных платежей в отношении принадлежащего заявителю автомобиля истекли, в связи с чем возможность их принудительного взыскания утрачена.

Принимая во внимание, что принятие мер по принудительному взысканию таможенных платежей в случае их неуплаты или неполной уплаты в установленные сроки является обязанностью таможенных органов, вышеуказанное бездействие Ногинской таможни было признано неправомерным.

15. В целях обеспечения соблюдения статьи 15 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные органы вправе принимать только те меры, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и вытекают из полномочий таможенных органов. В этой связи направление в подразделение ГИБДД требования о принятии мер, исключающих эксплуатацию транспортного средства, не прошедшего таможенное оформление, является неправомерным.

В ФТС России поступила жалоба гражданина К. на действия Татарстанской таможни по направлению в подразделение ГИБДД требования о принятии мер, исключающих эксплуатацию транспортного средства, принадлежащего заявителю.

В ходе рассмотрения жалобы было установлено, что заявителем был приобретен автомобиль, паспорт транспортного средства на который ранее был выдан Татарстанской таможней без уплаты таможенных платежей на основании решения суда. Впоследствии данное решение суда было отменено, Татарстанской таможней в подразделение ГИБДД направлено требование о принятии мер, исключающих эксплуатацию транспортного средства, на основании которого регистрация транспортного средства была аннулирована. В обоснование указанных действий таможня ссылалась на статью 15 Таможенного кодекса Российской Федерации, согласно которой никто не вправе пользоваться и распоряжаться товарами и транспортными средствами до их выпуска в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. При этом Татарстанской таможней не было учтено следующее.

В целях обеспечения соблюдения статьи 15 Таможенного кодекса Российской Федерации таможенные органы вправе принимать только те меры, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации и вытекают из полномочий таможенных органов. В частности, таможенные органы вправе принять меры по изъятию товара в качестве предмета административного правонарушения либо по принудительному взысканию неуплаченных таможенных пошлин, налогов. Однако дело об административном правонарушении в отношении гражданина К. не возбуждалось. В суд с иском о взыскании неуплаченных таможенных пошлин, налогов за счет транспортного средства, принадлежащего заявителю, в порядке статьи

352 Таможенного кодекса Российской Федерации Татарстанская таможня не обращалась в связи с истечением срока давности. Направление в подразделение ГИБДД требования о принятии мер, исключающих эксплуатацию транспортного средства, в качестве меры обеспечения соблюдения таможенного законодательстваРоссийской Федерации не предусмотрено.

Кроме того, согласно постановлению Конституционного суда Российской Федерации от 14.05.1999 № 8-П и определению Конституционного суда Российской Федерации от 27.11.2001 № 202-О положение части первой статьи 131 Таможенного кодекса Российской Федерации 1993 года не означает, что обязанность выполнить требования по таможенному оформлению товаров и транспортных средств, в том числе по уплате таможенных платежей, может быть возложено на лиц, которые не могли каким-либо образом влиять на соблюдение требуемых при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу таможенных формальностей, поскольку не были в тот период участниками каких-либо отношений, включая таможенные отношения, по поводу такого имущества, и если, приобретая его, они не знали и не должны были знать о незаконности ввоза. Вышеизложенная правовая позиция Конституционного суда Российской Федерации распространяется также и на статью 15 Таможенного кодекса Российской Федерации 2003 года, которая аналогична по содержанию статье 131 Таможенного кодекса Российской Федерации 1993 года.

Анализ материалов жалобы показал, что заявитель не является первым по счету собственником указанного автомобиля с момента его ввоза на таможенную территорию Российской Федерации, не имеет отношения к ввозу транспортного средства. Татарстанской таможней не было установлено фактов, свидетельствующих о том, что гражданин К. знал или должен был знать в момент приобретения о незаконности ввоза указанного автомобиля. Учитывая изложенное, действия Tатарстанской таможни были признаны неправомерными.

Комментариев нет

;