Письмо ФТС РФ от 22 ноября 2006 года N 01-06/40882

О практике применения статьи 14.10 КоАП РФ

Федеральной таможенной службой проведен анализ судебных актов, вынесенных арбитражными судами при рассмотрении дел об административных правонарушениях (далее - дела об АП), возбужденных таможенными органами по статье 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ).

Как свидетельствуют результаты проведенного анализа, причинами принятия решений об отказе в привлечении лиц к административной ответственности за незаконное использование товарного знака являлись как различная практика применения судами норм законодательства Российской Федерации, так и нарушения должностными лицами таможенных органов материальных и процессуальных норм КоАП РФ, в том числе необоснованное возбуждение и недостаточное исследование обстоятельств дел об АП.

Направляя для сведения и использования в работе обзор правоприменительной практики рассмотрения судами дел об АП по статье 14.10 КоАП РФ, указываем на необходимость соблюдения законодательства Российской Федерации при проведении административного расследования, а также на усиление контроля за такой деятельностью подчиненных должностных лиц и таможенных органов.

В целях улучшения качества защиты интересов таможенных органов в арбитражных судах прилагаем копии судебных актов, подтверждающих позицию

ФТС России по отдельным вопросам производства по делам о незаконном использовании товарного знака.

Содержание данного письма необходимо довести до сведения подчиненных должностных лиц.

Приложение: Обзор судебной практики на 9 л. в 1 экз.

Обзор правоприменительной практики рассмотрения судами дел об административных правонарушениях по статье 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нарушения в сфере интеллектуальной собственности)

В настоящее время со стороны государства уделяется все большее внимание проблеме соблюдения законодательства в области защиты интеллектуальной собственности. Таможенным органам отведена особая роль в борьбе с данными видами правонарушений. Участие таможенных органов в защите прав интеллектуальной собственности определяется Таможенным кодексом Российской Федерации (глава 38), Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее -КоАП РФ), законодательством РФ в указанной сфере деятельности (Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров", с изменениями от 27.12.2000, 30.12.2001, 11.12.2002, 24.12.2002 г.; Закон Российской Федерации от 9 июля 1993 г. N 5351-1 "Об авторском праве и смежных правах", с изменениями от 19.07.1995, 20.07.2004 г.) и международными договорами Российской Федерации. Основным документом, регулирующим данный вопрос в рамках Всемирной торговой организации, является Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности, в котором больше всего статей посвящено пограничным мерам, то есть мерам, принимаемым таможенными органами.

Процесс привлечения лиц, нарушающих исключительные права правообладателей, предполагает участие также судебных органов, которые принимают окончательное решение по делу об административном правонарушении. В соответствии со статьей 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 14.10 КоАП РФ, рассматриваются судами общей юрисдикции, а если правонарушение совершено юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, то судьями арбитражных судов.

Проведенный ФТС России сравнительный анализ

правоприменительной практики таможенных и судебных органов выявил ряд проблем, связанных с неоднозначным толкованием законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

1. Объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, образует любое деяние, предусмотренное статьей 4 Закона Российской Федерации от 23.09.1992 N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" (далее - Закон РФ "О товарных знаках").

Диспозиция указанной статьи предусматривает ответственность за незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров.

Согласно пункту 2 статьи 4 Закона РФ "О товарных знаках" незаконным использованием товарного знака (в том числе знака обслуживания) признается использование без разрешения правообладателя в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, в том числе размещение товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения:

на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся и (или) перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг;

на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях к продаже товаров;

в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.

Санкция статьи 14.10 КоАП РФ также предусматривает ответственность за незаконное использование наименования места происхождения товара.

В соответствии со статьей 40 Закона РФ "О товарных знаках" под использованием наименования места происхождения товара понимается применение его па товаре, этикетках, упаковке, в рекламе, проспектах, счетах, бланках и иной документации, связанной с введением товара в гражданский оборот. Незаконным использованием наименования места происхождения товара считается использование зарегистрированного наименования места происхождения товара лицами, не имеющими свидетельства, даже если при этом указывается подлинное место происхождения товара или наименование используется в переводе либо в сочетании с такими выражениями, как "род", "тип", "имитация" и тому подобными, а также использование сходного обозначения для любых товаров, способного ввести потребителей в заблуждение относительно места происхождения и особых свойств товара.

В некоторых случаях арбитражные суды приходят к выводу об отсутствии противоправности деяния в силу того, что лицо, привлекаемое к ответственности, не является производителем контрафактной продукции либо не размещало товарный знак на товарах, на этикетках, упаковках этих товаров.

Так, Ростовской таможней было возбуждено дело об административном правонарушении, предусмотренном статьей 14.10 КоАП РФ, в отношении ЗАО "Лебединский Торговый Дом". Данное общество ввозило из Китая продукцию, обозначенную товарным знаком, сходным до степени смешения с товарным знаком, зарегистрированным за 000 "Диалог". Основанием для отказа в привлечении лица к ответственности послужило отсутствие доказательств, подтверждающих незаконное размещение товарного знака ЗАО "Лебединский Торговый Дом". Соответственно, ввоз контрафактной продукции на территорию Российской Федерации был исключен судом из числа противоправных деяний, предусмотренных статьей 4 Закона РФ "О товарных знаках".

Арбитражный суд г. Москвы решением от 17.01.2006 об отказе в удовлетворении заявления Минераловодской таможни о привлечении 000 "БИТ" к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ по аналогичным основаниям не признал распространителя, предлагающего контрафактный товар к продаже, лицом, незаконно использующим товарный знак.

Подобное узкое толкование правовой нормы приводит к тому, что нарушителями прав на интеллектуальную собственность могут быть только производители контрафактной продукции, а иные лица, вводящие данные товары в гражданский оборот, не нарушают интересы правообладателя, что не соответствует положениям статьи 4 Закона РФ "О товарных знаках".

По нашему мнению, общей характеристикой противоправного деяния, обозначенного в статье 4 названного закона, является использование без разрешения правообладателя в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения. Другие перечисленные в ней действия (предложение к продаже, продажа, размещение, изготовление, ввоз и другие) являются частными случаями такого использования.

В подтверждение данной позиции отметим, что арбитражными судами принимаются решения, согласно которым помимо производства контрафактной продукции, размещения на ней товарных знаков без разрешения правообладателя, противоправными деяниями признаются их ввоз, хранение, перевозка, предложение к продаже, продажа. Так, например, в решении Арбитражного суда Саратовской области от 12.10.2005 N А-57-966ад/05-06 отмечается, что анализ статей 4, 22, 26 Закона РФ "О товарных знаках" позволяет сделать вывод, что способами незаконного использования чужого товарного знака следует признать любое его использование в гражданском обороте, в том числе, хранение с целью продажи, предложение к продаже, продажу товаров, маркированным зарегистрированным в Российской Федерации товарным знаком без разрешения правообладателя, а не только несанкционированное изготовление этого знака.

При этом необходимо иметь ввиду, что согласно положениям информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.07.1997 N 19 "Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой прав на товарный знак", хранение продукции с товарным знаком, используемым без разрешения его владельца, признается нарушением прав на товарный знак, если хранение осуществляется с целью введения такой продукции в хозяйственный оборот.

Анализ положений статьи 4 Закона РФ "О товарных знаках" показывает, что законодатель расценивает ввоз контрафактных товаров как самостоятельный способ использования их в гражданском обороте, введения их в хозяйственный оборот. В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 22.04.2004 N 171-0 указано, что "запрещение такого способа использования товарного знака правообладателя, как ввоз маркированной таким знаком продукции на территорию Российской Федерации, направлено на соблюдение международных обязательств Российской Федерации в области охраны интеллектуальной собственности".

В вышеуказанном информационном письме Высший Арбитражный Суд Российской Федерации указал, что "нарушением прав владельца товарного знака признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот, или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения, в отношении однородных товаров". Соответственно, ввоз контрафактной продукции (в отличие от хранения таковой) суд квалифицирует как самостоятельный способ введения товаров в гражданский оборот и не требует доказательств того, что ввоз повлек или мог повлечь указанные последствия.

2. Вина юридического лица не может выражаться в форме умысла или неосторожности, в том числе при совершении административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.

При рассмотрении указанной категории дел встречаются случаи прекращения арбитражными судами производства по таким делам в связи с недоказанностью умысла юридического лица при совершении ими административного правонарушения в сфере интеллектуальной собственности.

Например, в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 15.04.2004 по делу N А53-14457/03-30 по заявлению Самарской таможни о привлечении к административной ответственности ООО "Старт-Т" отмечено: "... статья 14.10 КоАП РФ предполагает, что данное правонарушение может быть совершено только умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий или сознательно их допускало либо относилось к ним безразлично. Таким образом, для привлечения к ответственности по cTaTbet 14.10 КоАП РФ суд должен установить, что ООО "Старт-Т" было заведомо известно, что оно ввозит в Российскую Федерацию контрафактную продукцию ...".

По мнению ФТС России, формы вины, приведенные в статье 2.2 КоАП РФ, относятся исключительно к физическим лицам, поскольку связаны с психическим отношением лица к совершенному им деянию. Юридическое лицо такими способностями не обладает.

Таким образом, в отличие от правовой конструкции вины физического лица, включающей такие формы вины как умысел и неосторожность, правовая конструкция вины юридического лица имеет только одну форму, установленную частью 2 статьи 2.1 КоАП РФ.

3. Индивидуальные предприниматели несут ответственность за совершение административных правонарушений в области интеллектуальной собственности как при наличии в их деянии умысла, так и неосторожности.

При привлечении индивидуальных предпринимателей к административной ответственности подлежит установлению конкретная форма вины (умысел или неосторожность), поскольку в соответствии с примечанием к статье 2.4 КоАП РФ они несут ответственность в порядке, предусмотренном для должностных лиц.

При рассмотрении арбитражного дела N А14-9173-02/240/3 по заявлению Воронежской таможни о привлечении к административной ответственности индивидуального предпринимателя Е.С.Курбатова Арбитражный суд Воронежской области в решении от 10.01.2003 указал, что "...по смыслу статьи 14.10 КоАП РФ, незаконным использованием товарного знака, т.е. нарушением прав владельцев товарного знака, признается несанкционированное изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа, иное введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком... Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины...".

Однако диспозиция статьи 14.10 КоАП РФ не содержит ссылки на умышленный характер правонарушения и, следовательно, не является обязательным элементом состава.

Сравнительно-правовой анализ положений КоАП РФ также показывает, что в случае необходимости установления вины в форме умысла как обязательного элемента состава какого-либо административного правонарушения, законодатель прямо указывает в диспозиции статьи формулировку, подразумевающую, что ответственность за данное правонарушение наступает исключительно в случае установления вины в форме умысла. Например, диспозиция статьи 17.7 КоАП РФ предусматривает ответственность лица за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении.

Поэтому при отсутствии специальной правовой нормы, указывающей на конкретную форму вины, необходимо руководствоваться общими положениями о вине, установленными статьей 2.2 КоАП РФ.

4. Зачастую основанием для отказа арбитражного суда в удовлетворении требований таможенного органа о привлечении к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ становится недоказанность вины лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Некоторые арбитражные суды, признавая невиновное совершение правонарушения, указывают на следующее:

1) Лицо не располагало сведениями о том, что товар является контрафактным.

2) Товарный знак не обладает статусом общеизвестного, что исключает возможность и обязанность нарушителя знать о его принадлежности другому лицу - правообладателю.

На наш взгляд, указанные выводы основаны на неполном выяснении обстоятельств, которые могут свидетельствовать о наличии или отсутствии вины.

Если производство по делу об административном правонарушении ведется в отношении юридического лица, то исходя из содержания части 2 статьи 2.1 КоАП РФ, следует определить, имелась ли у него возможность для соблюдения законодательства в области интеллектуальной собственности и какие меры им приняты для его соблюдения.

Информация о товарных знаках, знаках обслуживания является открытой и общедоступной. В соответствии со статьей 18 Закона РФ "О товарных знаках" сведения, относящиеся к регистрации товарного знака и внесенные в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации, публикуются федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности (Роспатент) в официальном бюллетене "Товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров". Бюллетень является официальным и общедоступным изданием Роспатента, содержащим информацию о товарных знаках и знаках обслуживания, зарегистрированных в Реестре.

В соответствии со статьей 395 Таможенного кодекса Российской Федерации ФТС России ведет таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности и осуществляет его опубликование в своих официальных изданиях, таких как информационно-аналитическое обозрение "Таможня", бюллетень таможенной информации "Таможенные ведомости". При этом отдельные данные указанного реестра могут быть размещены на интернет-сайте ФТС России.

На основании изложенного, полагаем, что юридические лица при вступлении в правоотношения в сфере использования и охраны объектов интеллектуальной собственности при соблюдении той степени заботливости и осмотрительности, в которой это необходимо для соблюдения требований Закона РФ "О товарных знаках", а также прав и законных интересов третьих лиц, располагают возможностью запросить и получить от компетентных государственных органов необходимую информацию, касающуюся объекта интеллектуальной собственности, который предполагается использовать.

Затем лицо, намеревающееся ввести товар в хозяйственный оборот, обязано урегулировать вопрос его использования с правообладателем путем получения от него соответствующего разрешения.

При ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации у декларанта имеется право осмотра товара, отбора проб и образцов.

Непринятие данных мер, по нашему мнению, свидетельствует о наличии вины юридического лица.

С учетом данных положений полагаем, что неосведомленность юридического лица о характере товара однозначно не свидетельствует об отсутствии вины в незаконном использовании товарного знака, равно как о невозможности соблюдения законодательства и принятии им всех необходимых мер для их соблюдения.

Данные выводы подтверждаются правоприменительной практикой судебных органов. Так, в решении Арбитражного суда Ярославской области по делу N А82-142/03-А5 указано, что доводы предпринимателя о том, что информация о владельце товарного знака стала доступна только после пересечения грузом таможенной границы не принимаются судом, поскольку вся информация о владельцах товарных знаков публикуется в бюллетене Роспатента, являющимся официальным изданием". Арбитражный суд Калининградской области, выясняя вопрос о виновности лица, исходил при принятии решения по делу N А21-6456-06-С1 из следующего: "ответчиком не приняты достаточные исчерпывающие меры осмотрительности и осторожности по проверке законности использования товарного знака на приобретаемый товар. Так, ответчиком не приняты меры к получению необходимой информации по охране указанного товарного знака в Роспатенте России".

Встречаются случаи ввоза контрафактных товаров, в отношении которых декларант не указывает торговую марку (например, в товаросопроводительных и таможенных документах заявляется товар -"кроссовки спортивные") и ссылается в дальнейшем на ошибочность их поставки, поскольку он не заказывал товары именно этой торговой марки. В некоторых арбитражных судах данные доводы воспринимаются как препятствующие привлечению нарушителя к ответственности на основании отсутствия вины. Подобная правоприменительная практика распространена в Дальневосточном регионе.

Полагаем, что указанные доводы не только свидетельствуют о несоблюдении той степени заботливости и осмотрительности, какая требуется от декларанта в целях соблюдения законодательства в области интеллектуальной собственности, но и о несоблюдении требований Инструкции о порядке заполнения грузовой таможенной декларации, утвержденной приказом ГТК России от 21.08.2003 N 915 (зарегистрирован в Минюсте 10.09.2003 N 5060), предусматривающей необходимость указания в таможенной декларации торговой марки перемещаемого товара. В целях надлежащего исполнения данной обязанности необходимо выяснять вопрос о товарных знаках поставляемого товара.

Таким образом, неосведомленность декларанта о товарных знаках, размещенных на товарах, не может однозначно свидетельствовать об отсутствии вины в нарушении исключительного права правообладателя.

Вместе с тем, ошибочность поставки в адрес получателя контрафактной продукции, которую он не заказывал, может расцениваться как обстоятельство, подтверждающее отсутствие вины декларанта, в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрено статьей 14.10 КоАП РФ.

Считаем необходимым отметить положительную' практику по доказыванию вины по данной категории дел, сложившуюся в регионе деятельности Екатеринбургской таможни. Так, в случае обнаружения товаров, в отношении которых у таможенных органов имеется достоверная информация об их иностранном происхождении (наличие сведений о стране производителе на товаре, его упаковке, в прилагаемой документации и т.п.), до возбуждения дела об административном правонарушении законный представитель правообладателя, чьи права нарушены незаконным использованием товарного знака, уведомляет лицо, использующее , (предлагающее к продаже, продающее, демонстрирующее на ярмарках или иным образом вводящее в гражданский оборот на территории Российской Федерации) товары, о нарушении его прав. Если в течение непродолжительного времени лицо не приняло мер по устранению нарушения, таможня проводит проверку, по результатам которой возбуждается дело об административном правонарушении. В данном случае существует прямое доказательство вины лица, привлекаемого к ответственности.

5. Непроведение экспертизы на предмет определения признаков контрафактности товара приводит к отказу в удовлетворении требований таможенных органов о привлечении лица к административной ответственности.

Так, Ивановской таможней в отношении индивидуального предпринимателя Алькина В.А. был составлен протокол об административном правонарушении по статье 14.10 КоАП РФ по факту незаконного использования товарного знака сходного до степени смешения с зарегистрированными товарными знаками. При рассмотрении заявления таможни о привлечении лица к административной ответственности арбитражный суд пришел к выводу о недоказанности события правонарушения ввиду отсутствия в материалах дела заключения эксперта, подтверждающего схожесть обозначения до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком.

Подобные негативные факты встречаются и в других таможенных органах.

В целях устранения причин, способствующих прекращению производства по делам об административных правонарушениях, рекомендуем таможенным органам назначать исследования (экспертизу) даже в том случае, если товар маркирован товарным знаком, имеющим явные признаки сходства до степени смешения.

Комментариев нет

;