Письмо СЗТУ РФ от от 20 июня 2007 года N 12-01-12/15757

О судебной практике по интеллектуальной собственности

Во исполнение п.2.21 решения коллегии СЗТУ от 25.01.2007 направляю для сведения и использования в работе анализ правоприменительной и судебной практики таможенных органов СЗТУ по вопросам контроля объектов интеллектуальной собственности.

Указанные материалы предлагаю довести до сведения заинтересованных должностных лиц таможенных органов.

Анализ судебной практики по делам о нарушениях прав интеллектуальной собственности (ст.7.12 КоАП РФ, ст.14.10 КоАП РФ)

Правовой службой Северо-Западного таможенного управления проведен анализ судебной практики по делам о нарушениях прав интеллектуальной собственности за период 2006-2007 годов.

Обобщение судебной практики показало, что в регионе деятельности таможенных органов Северо-Западного региона споры, связанные с нарушениями прав интеллектуальной собственности, имеют место в основном в Сортавальской, Костомукшской, Великолукской, Петрозаводской, Мурманской, Неманской, Балтийской таможнях.

В результате анализа судебной практики по делам о нарушениях интеллектуальной собственности выявлены следующие вопросы, трактовка которых судебными органами и таможенными органами различна, что приводит к отрицательным судебным решениям и формированию негативной судебной практики по данной категории споров.

Вопросы полномочности таможенных органов на проведение осмотров, ревизий с целью выявления контрафактной продукции (магазины и т.д.), в том числе, если отсутствуют достоверные данные о ввозе на таможенную территорию России досматриваемых товаров.

Наиболее актуальным в настоящее время является вопрос определения компетенции таможенных органов при составлении протоколов об административных правонарушениях по ст.14.10 КоАП России, а именно: входит ли в компетенцию таможенных органов составление протокола об административном правонарушении по ст.14.10 КоАП России по результатам проведения таможенного контроля в отношении иностранных товаров, реализуемых в оптово-розничной сети при установлении в ходе него факта нарушения прав правообладателя, допущенного при введении иностранных товаров в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

В соответствии с ч.2 ст.28.3 КоАП России, составлять протоколы об административных правонарушениях по ст.14.10 КоАП России вправе органы внутренних дел (п.1 ч.2 ст.28.3), органы государственной инспекции по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей (п.63 ч.2 ст.28.3) и таможенные органы (п.12 ч.2 ст.28.3).

Согласно ч.1 ст.28.3 КоАП России, протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных КоАП России, составляются должностными лицами органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях в соответствии с главой 23 КоАП России, в пределах компетенции соответствующего органа.

Согласно п.2 ст.402 ТК РФ, компетенция таможенных органов по осуществлению конкретных функций определяется ФТС России, уполномоченной в области таможенного дела.

В соответствии п.5 ст.403 ТК РФ и п.5.3.6 Положения "О Федеральной таможенной службе России", утвержденным постановлением Правительства РФ от 26.07.2006 N 459, одной из основных функций таможенных органов является обеспечение в пределах своей компетенции защиты прав интеллектуальной собственности.

В компетенцию таможенных органов, в соответствии с положениями ст.361 и п.1 ст.376 ТК РФ, входит, в том числе, проведение таможенного контроля после выпуска товаров в форме таможенной ревизии - проверки факта выпуска товаров, а также достоверности сведений, указанных в таможенной декларации и иных документов, представляемых при таможенном оформлении.

К числу сведений, указанных в таможенной декларации и в иных документах, представляемых при таможенном оформлении, относятся сведения о соблюдении запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

К числу лиц, у которых может проводиться таможенная ревизия, относятся лица, осуществляющие оптовую или розничную торговлю ввезенными товарами.

Нарушение прав интеллектуальной собственности является нарушением одного из установленных в соответствии с законодательством о государственном регулировании внешнеторговой деятельности запретов и ограничений, выражающемся в нарушении исключительного права правообладателя путем использования без его разрешения в гражданском обороте на территории Российской Федерации товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров.

Из изложенного следует, что составление протокола об административном правонарушении по ст.14.10 КоАП России в ходе проведения таможенного контроля в отношении иностранных товаров, реализуемых в оптово-розничной сети, при установлении в процессе такового факта нарушения прав правообладателя, допущенного при введении данных товаров в гражданский оборот, входит в компетенцию таможенных органов.

Как следует из ч.1 ст.375 ТК РФ, осмотр помещений и территорий проводится в целях подтверждения наличия товаров и транспортных средств, находящихся под таможенным контролем, в том числе условно выпущенных, на складах временного хранения, таможенных складах, в помещениях магазина беспошлинной торговли, а также у лиц, у которых должны находиться товары в соответствии с условиями таможенных процедур или таможенных режимов, предусмотренных ТК РФ. Осмотр помещений и территорий проводится при наличии информации об утрате товаров и (или) транспортных средств, их отчуждении либо о распоряжении ими иным способом или об их использовании в нарушении требований и условий, установленных ТК РФ, для проверки такой информации, а также на основе выборочной проверки.

Из ч.2 ст.375 ТК РФ также следует, что осмотр помещений и территорий, не указанных в пункте 1 настоящей статьи, может проводиться таможенными органами у лиц, осуществляющих оптовую или розничную торговлю ввезенными товарами, при наличии информации о нахождении в помещениях или на территориях этих лиц товаров и транспортных средств, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации с нарушением порядка, предусмотренного ТК РФ, для проверки такой информации.

Установление факта иностранного происхождения товара напрямую связано с пересечением данным товаром таможенной границы РФ. Наиболее целесообразным в подобном случае и соответствующим законодательством способом установления иностранного происхождения товара является заключение компетентного специалиста, способного определить, произведен ли конкретный товар на территории Российской Федерации или за ее пределами.

Также источником информации о стране происхождения товара является наличие соответствующей маркировки на товаре или на его упаковке и сведений, которые содержатся в товаросопроводительных и (или) коммерческих документах. Указанные сведения являются информацией, свидетельствующей о возможном перемещении товара через таможенную границу РФ с нарушением порядка такого перемещения, установленного в соответствии с таможенным законодательством и подлежащей проверке и оценке.

Согласно п.1 ст.360 ТК РФ товары, ввезенные на таможенную территорию Российской Федерации, считаются находящимися под таможенным контролем с момента пересечения таможенной границы при их прибытии на таможенную территорию Российской Федерации.

Соответственно, такой статус товары приобретают и в случае их незаконного ввоза (например, помимо пунктов пропуска, с сокрытием, недекларированием). При этом товары утрачивают статус находящихся под таможенным контролем только в следующих случаях: выпуск для свободного обращения, уничтожение, отказ в пользу государства, обращение товаров в федеральную собственность либо распоряжение ими иным способом в соответствии с гл.41 ТК РФ, фактический вывоз товаров и транспортных средств с таможенной территории Российской Федерации.

В соответствии с п.1 ст.154 ТК РФ товары приобретают статус находящихся в свободном обращении на таможенной территории Российской Федерации после уплаты таможенных пошлин и налогов и соблюдения всех ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

Указанные условия не соблюдаются в отношении товаров, ввезенных помимо таможенного контроля, а также в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности и ввезенных на таможенную территорию с нарушением прав правообладателя на объекты интеллектуальной собственности, так как при их ввозе не были соблюдены ограничения, установленные в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. Соответственно, такие товары не утрачивают статуса находящихся под таможенным контролем.

Данный вывод подтверждается также положениями ч.1 ст.391 ТК РФ, согласно которой товары, незаконно перемещенные через таможенную границу, что повлекло за собой неуплату таможенных пошлин, налогов или несоблюдение запретов и ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, для таможенных целей рассматриваются как находящиеся под таможенным контролем.

Таким образом, проведение таможенными органами таможенного контроля в отношении товаров, реализуемых в оптово-розничной сети (в том числе содержащих объекты прав интеллектуальной собственности), и не приобретших статус выпущенных в свободное обращение (отсутствуют сведения об их выпуске таможенными органами или такие сведения недостоверны), а равно в отношении товаров, выпущенных в свободное обращение без соблюдения ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности (соблюдение прав интеллектуальной собственности), не ограничивается сроком давности, установленным п.2 ст.361 ТК РФ, поскольку такие товары рассматриваются как находящиеся под таможенным контролем.

Однако судебная практика по данным вопросам складывается неоднозначно.

1. Так, в частности решением Арбитражного суда Республики Карелия от 20.11.2006 по делу N А26-7848/2006-21 по иску Петрозаводской таможни к Коробейникову С.Н. о привлечении ответчика к административной ответственности в соответствии со ст.14.10 КоАП РФ в удовлетворении заявленных требований отказано.

Вынося решение об отказе, суд первой инстанции указал, что товар, изъятый у предпринимателя Коробейникова С.Н. не находился под таможенным контролем и доказательств, подтверждающих, что товар был ввезен на территорию России в деле не имеется.

Апелляционная инстанция, отменив данное решение, указала, что установление таможенным органом в ходе административного расследования доказательств, свидетельствующих о приобретении контрафактных товаров на внутреннем рынке, вне участия во внешнеэкономической деятельности, не может являться законным основанием для отказа в привлечении виновного лица к административной ответственности.

Постановлением ФАС СЗО от 23.05.2007 постановление апелляционной инстанции было отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. Кассационная инстанция указала, что отсутствие доказательств, свидетельствующих о ввозе изъятого у предпринимателя Коробейникова С.Н. товара на территорию Российской Федерации, позволяет сделать вывод о том, что этот товар не находился под таможенным контролем, следовательно не может являться предметом таможенного контроля. Действия таможенного органа по составлению протокола об административном правонарушении выходят за рамки компетенции таможенного органа по осуществлению таможенного контроля.

2. Арбитражным судом Новгородской области в удовлетворении требования Новгородской таможни о привлечении к административной ответственности по ст.14.10 КоАП России индивидуального предпринимателя В.Н. Матюнина отказано в связи с тем, что у таможенного органа отсутствовали основания и полномочия по составлению протокола об административном правонарушении.

В соответствии с п.12 ч.2 ст.28.3 КоАП России должностные лица таможенных органов вправе составлять протоколы об административных правонарушениях, предусмотренных ст.14.10 КоАП России. Однако реализовать это право таможенные органы могут только в пределах своей компетенции, установленной Таможенным кодексом Российской Федерации.

Из акта таможенной ревизии следует, что у таможни отсутствуют данные о ввозе отдельных наименований изъятой продукции, остальная продукция была ввезена в 2004 году. Таким образом, товары, являющиеся предметом административного правонарушения, изъятые по протоколу изъятия вещей и документов в ходе производства по делу, не находились под таможенным контролем, либо истек годичный срок для проверки достоверности сведений, заявленных при таможенном оформлении товара, установленный п.2 ст.361 ТК России. В связи с изложенным, специальная таможенная ревизия и последующие действия совершены таможенным органом с нарушением таможенного законодательства.

Использование судом доказательств, полученных с нарушением закона, противоречит ч.3 ст.26.2 КоАП России.

3. Решением Арбитражного суда Республики Карелия Петрозаводской таможне отказано в удовлетворении заявления о привлечении к ответственности индивидуального предпринимателя Калинина В.В. по ст.14.10 КоАП России.

На основании постановления МВД Петрозаводской таможней совместно с ОБЭП УВД г.Петрозаводска проведен осмотр торговой точки, в результате чего установлено, что предприниматель Калинин В.В. продает и предлагает к продаже товар, маркированный товарным знаком "Найк" (костюмы спортивные, майка, футболка), правообладателем которого в соответствии с письмом ФТС России от 02.12.2005 N 06-65/42344 является компания "Найк Интернешенел ЛТД", уполномоченным импортером и представителем правообладателя товарных знаков "Найк" является ООО "Найк".

Решением суда установлено, что компетенция таможенных органов по проверке товаров ограничена целью и субъектом проверки - соблюдение порядка оформления товара в таможенном отношении и проверкой достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений.

Лицами, заявляющими сведения, признаются перечисленные в ст.11 ТК России, т.е. декларант, перевозчик, таможенный брокер и заинтересованные лица. Розничный покупатель и продавец товара, не заявленный в декларации или в условиях внешнеторговой сделки, контракта или импортной поставки не может признаваться субъектом последующего таможенного контроля. Таким образом, таможенный орган лишен права проверки лиц, осуществляющих розничную торговлю.

Судом сделан вывод, что протокол об административном правонарушении в отношении Калинина составлен неуполномоченным лицом с превышением компетенции, установленной законом, заявление о привлечении предпринимателя к административной ответственности также подано неуполномоченным лицом.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда, Федерального арбитражного суда решение по данному делу оставлено без изменения.

Постановлением ФАС СЗО от 28.04.2007 постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда оставлено без изменения.

В то же время имеется положительная судебная практика таможенных органов по аналогичным делам в регионе деятельности других РТУ, копии судебных актов по которым прилагаются к настоящему анализу.

Так Арбитражный суд Москвы решением от 27.12.2006 по делу N А40-70814/06-79-457 (вступило в законную силу) удовлетворил заявление Центральной акцизной таможни к ООО "Импорт Трейд Консалт" о привлечении к административной ответственности по ст.14.10 КоАП РФ за незаконное использование чужого товарного знака.

ООО "Импорт Трейд Консалт" просило в удовлетворении требований отказать, так как не являлось ни импортером, ни собственником продукции, никаких сделок с парфюмерной продукцией кроме договора хранения не совершало, следовательно, исключительных прав правообладателя на товарные знаки не нарушало и в его действиях отсутствует состав административного правонарушения.

Однако суд, удовлетворяя требования таможни, указал, что таможенный орган действовал в рамках своей компетенции, а факт совершения Обществом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст.14.10 КоАП РФ, подтверждается материалами административного дела, установленные ст.4.5 КоАП РФ сроки привлечения к административной ответственности не истекли.

При этом суд расценивает нахождение парфюмерной продукции на арендуемом Обществом складе в качестве хранения для введения ее в гражданский оборот, что образует состав административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст.14.10 КоАП РФ.

Также Постановлением ФАС Центрального округа от 24.01.2007 по делу NА35-4245/06-С9 было оставлено в силе постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2006 об удовлетворении заявления Курской таможни о привлечении ИП Проценко А.А. к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ст.14.10 КоАП РФ.

В постановлении ФАС ЦО указывает, что суд первой инстанции, отказывая Курской таможне в удовлетворении требований, исходил из того, что товар, который предприниматель хранил и предлагал к продаже на момент осуществления таможенными органами осмотра, не находился под таможенным контролем, а срок для проверки товара, выпущенного для свободного обращения в силу п.2 ст.361 ТК РФ истек.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя заявление Курской таможни, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из следующего.

Вывод суда первой инстанции о том, что Проценко А.А. не является ни изготовителем данного товара, ни лицом, которым этот товар введен в оборот, либо ввезен на территорию Российской Федерации и таким образом в его действиях отсутствует состав административного правонарушения предусмотренного ст.14.10 КоАП РФ является ошибочным, поскольку при приобретении товара у предыдущего собственника у Проценко А.А. имелась возможность установить, ознакомившись с Таможенным реестром объектов интеллектуальной собственности, кому принадлежат названные товарные знаки, однако последним не были приняты все зависящие от него меры для выяснения данных обстоятельств, что свидетельствует о наличии в его действиях вины.

Довод о том, что действия Курской таможни по осмотру торгового павильона ИП Проценко А.А. в целях проверки информации о нахождении в его помещении продукции, маркированной товарными знаками "BOSS", "HUGO", "HUGO BOSS" могут считаться законными только в пределах годичного срока, установленного ст.361 ТК РФ, кассационная коллегия посчитала несостоятельным, так как осмотр таможенным органом помещений проведен правомерно на основании п.3 ч.1 ст.28.1, ст.28.2, п.12 ч.2 ст.28.3 КоАП РФ.

Аналогичные выводы содержатся в Постановлении арбитражного суда кассационной инстанции ФАС Северо-Кавказского округа от 02.05.2007 по делу N А15-1704/2006 по иску Ямало-Ненецкой таможни к Кураишовой Ю.И. о привлечении к административной ответственности по ст.14.10 КоАП РФ.

2. Следующая проблема, возникающая в судебной практике таможенных органов - проблема доказывания объективной и субъективной сторон административного правонарушения в случае приобретения товара привлекаемым лицом у третьих лиц на российском рынке.

По данной группе вопросов судебная практика также складывается неоднозначно.

Так, Мурманская таможня обратилась в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о привлечении ООО "ТД Косметикс" к административной ответственности за незаконное использование товарного знака "HUGO BOSS", охраняемого в Российской Федерации, без разрешения правообладателя, что является нарушением Закона Российской Федерации N 3520-1 от 23.09.92 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров".

По сведениям, полученным от правообладателя, на территории Российской Федерации "HUGO BOSS Trade Mark Management GmbH & Co.KG" не имеет заключенных лицензионных соглашений на использование ее товарного знака. Следовательно, предложение к продаже, продажа, хранение и иное введение в хозяйственный оборот товаров с товарным знаком или сходным с ним до степени смешения обозначением, используемых без разрешения его владельца, является нарушением прав на товарный знак.

Ответчик в судебном заседании сослался на отсутствие своей вины, т.к. парфюмерно-косметическая продукция была приобретена им на основании договора поставки у ООО "Парфюмерия XXI века" и ООО "Парфюмерная компания", которые и должны нести ответственность за незаконное использование товарного знака.

В соответствии со ст.2.1 КоАП России лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность.

Занимаясь предпринимательской деятельностью, согласно абз.3 п.1 ст.2 Гражданского кодекса Российской Федерации, - самостоятельной, осуществляемой на свой риск, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицам, ООО "ТД Косметикс" обязано руководствоваться, в том числе, принципом законности, закрепленным в ч.2 ст.15 Конституции Российской Федерации, являющимся общеправовым и имеющим конституционно-правовой характер.

В целях недопущения нарушения ст.4 Закона Российской Федерации N 3520-1 от 23.09.92 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров" и прав владельцев товарных знаков ответчик обязан выяснить, имеется ли у поставщиков разрешение правообладателя на использование товарного знака. Кроме того, из представленных счетов-фактур следует, что ООО "ТД Косметикс" имело возможность сделать вывод о том, что приобретаемый товар представляет собой парфюмерную продукцию иностранной фирмы, имеющую в своем названии элемент товарного знака "BOSS", в связи с чем реализация данной продукции должна осуществляться с согласия правообладателя товарного знака.

Требования Мурманской таможни о привлечении ответчика к административной ответственности по ст.14.10 КоАП России судом удовлетворены.

Сортавальская таможня обратилась в арбитражный суд Республики Карелия с заявлением о привлечении ИП Степановой Г.В. к административной ответственности по ст.14.10 КоАП РФ за незаконное использование товарных знаков "Lancome", "Hugo Boss", "Cacharel" и др. без разрешения их правообладателей.

Решением суда первой инстанции заявление таможенного органа оставлено без удовлетворения в связи с отсутствием оснований для привлечения предпринимателя Степановой Г.В.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения. Суды двух инстанций указали, что предприниматель приобрел указанную продукцию у третьего лица, что подтверждается счетами-фактурами, товарными накладными.

Ответчик не вносил в продукцию каких-либо изменений, поэтому действий, направленных на использование чужого товарного знака в своей предпринимательской деятельности, непосредственно им не совершено.

Действия предпринимателя не могут быть квалифицированы как незаконное использование товарного знака в контексте диспозиции ст.14.10 КоАП РФ, поскольку доказательств размещения товарного знака самим предпринимателем на продаваемом товаре не имеется.

Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 07.05.2007 решения судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 03.05.2007 были оставлены в силе решение Арбитражного суда Республики Карелия от 31.10.2006 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.01.2007 по делу N А26-7446/2006-24 об отказе в удовлетворении требований Костомукшской таможни о привлечении ООО "Евромебель" к административной ответственности по ст.14.10 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции в частности указал, что для признания в действиях субъекта вины в совершении административного правонарушения необходимы доказательства размещения им чужого товарного знака на товарах, вводимых им в гражданский оборот на территории Российской Федерации. В деле доказательств непосредственного размещения ответчиком товарных знаков и их изображения на приобретенной им на территории РФ парфюмерной продукции не имеется. Доводы ответчика о приобретении товара у третьих лиц и продаже его впоследствии в неизменном виде таможней не опровергнуты. Следовательно, ответчиком действий, направленных на использование чужого товарного знака в своей предпринимательской деятельности непосредственно не совершено.

Таким образом, действия ответчика не могут быть квалифицированы как незаконное использование товарного знака в контексте диспозиции статьи 14.10 КоАП РФ, поскольку доказательств размещения товарного знака самим обществом на продаваемом в розницу товаре нет.

По делу N А26-7446/2006-24 по иску Костомукшской таможни к ООО "Евромебель" ФАС СЗО в своем постановлении от 03.05.2007 указал, что судом не может быть принята как надлежащее доказательство справка адвокатского бюро "Шевырев и партнеры" об отнесении изъятой парфюмерной продукции к контрафактной, поскольку указанным лицом в установленном порядке экспертиза продукции не проводилась, перед адвокатским бюро не ставился вопрос о наличии у бюро договорных отношений с третьими лицами, у которых товар ответчиком был приобретен на договорной основе.

На основании ст.26.4 КоАП РФ в случаях, если при производстве по делу об АП возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, выносится определение о назначении экспертизы, эксперт предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения и дает заключение в письменной форме от собственного имени. В деле имеется определение таможни об истребовании сведений. На поставленные вопросы правообладатель составляет справку, которая не соответствует предъявляемым к заключению эксперта требованиям и не может являться допустимым доказательством.

В то же время имеется положительная судебная практика таможенных органов по аналогичным делам в регионе деятельности других РТУ, копии судебных актов по которым прилагаются к настоящему анализу.

Одним из основных доказательств совершения рассматриваемых административных правонарушений являются результаты товароведческих экспертиз, проводимых эспертно-криминалистическими лабораториями таможенных органов, правообладателями либо независимыми экспертными организациями. В отношении оценки данного вида доказательств и его значения для обоснования позиции таможни имеется следующая практика, которую можно продемонстрировать на примере одного судебного акта.

В судебном заседании установлено, что заявителем не представлено доказательств того, что изъятые товары были введены в гражданский оборот на территории России ПБОЮЛ С.С.Р-им. Более того, как следует из представленных заявителем документов, указанные товары были приобретены ответчиком у ООО "В", ООО "А" (г.Москва). Общества передали ответчику заверенные копии сертификатов соответствия системы сертификации Госстандарта России, санитарно-эпидемиологические заключения, товарные накладные.

Заявителем не представлено доказательств наличия или отсутствия у ООО "В", ООО "А" согласия правообладателя на введение товаров в гражданский оборот.

Кроме того, указанная продукция была произведена за пределами Российской Федерации и в дальнейшем импортирована. Наличие или отсутствие разрешения на выпуск товаров с товарными знаками "НАЙК", "ПУМА", "РЕЕБОК", "АДИДАС" у непосредственных производителей также не доказан.

При таких обстоятельствах, суд полагает, что заявителем не доказана вина ответчика в совершении правонарушения, предусмотренного ст.14.10 КоАП РФ.

В качестве доказательства контрафактной продукции, изъятой у ответчика, заявителем представлены заключения экспертиз, которые не могут быть приняты судом в качестве доказательств по делу.

Экспертиза проводилась заинтересованными лицами, работниками представительских организаций правообладателей, уполномоченных на защиту товарных знаков "НАЙК", "ПУМА", "РЕЕБОК", "АДИДАС": ООО "Власта Консалтинг", ООО "Найк", ООО "Пума-Рус", НП "Адвокатское бюро Шевырев и партнеры". Указанные организации не являются экспертными учреждениями и в материалах дела отсутствуют сведения о том, что работники представительских организаций правообладателей обладают специальными познаниями в данной области.

Таким образом, экспертиза была поручена организациям, которые уполномочены на осуществление защиты товарных знаков "НАЙК", "ПУМА", "РЕЕБОК", "АДИДАС". В связи с этим суд полагает, что указанные организации не могут рассматриваться в качестве незаинтересованных в исходе настоящего дела, что противоречит положениям КоАП РФ.

В соответствии с ч.5 ст.26.4 КоАП РФ эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени. В заключении эксперта должно быть указано, кем и на каком основании проводились исследования, их содержание, должны быть даны обоснованные ответы на поставленные перед экспертом вопросы и сделаны выводы.

В заключении экспертизы отсутствует описание проведенного исследования, его содержание. Не содержится указание на то, какими документами или образцами (их описанием) руководствовался эксперт, делая свои выводы. В материалах дела и экспертизы нет описания стандарта, по которому изготовляется продукция (одежда) с товарными знаками "НАЙК", "ПУМА", "РЕЕБОК", "АДИДАС", в связи с чем нельзя проверить обоснованность выводов эксперта о несоответствии изъятой продукции качеству одежды с товарными знаками "НАЙК", "ПУМА", "РЕЕБОК", "АДИДАС".

Помимо этого ни в протоколе изъятия, ни в заключении экспертизы не содержатся признаки, индивидуализирующие изъятые и исследованные товары. На экспертизу были представлены фотографии, которые в достаточной степени не отражают индивидуальные признаки вещей, что также не позволяет использовать проведенную экспертизу в качестве доказательства.

Более подробно наличие объективной и субъективной стороны рассматриваемых правонарушений рассматривается с точки зрения правильности доказывания совершения АП лицами приводится в следующих документах, положения которых могут быть использованы таможенными органами при отстаивании в судах своей позиции:

Информационное письмо президиума ВАС РФ от 28.09.99 N 47 "Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах";

Письмо ФТС России от 17.08.2005 N 01-06/28239;

Постановление пленума ВС РФ от 19.06.2006 N 15 "О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах";

Письмо ФТС России от 22.11.2006 N 01-06/40882 "О практике применения статьи 14.10 КоАП РФ";

Постановление пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14 "О практике рассмотрения судами уголовных дел о нарушении авторских, смежных, изобретательских и патентных прав, а также о незаконном использовании товарного знака".

Санкция статьи 14.10 КоАП РФ предусматривает обязательное назначение наказания в виде конфискации товара, содержащего незаконное воспроизведение товарного знака.

Белгородская таможня обратилась в суд с заявлением о привлечении ООО "Р" к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ. Решением Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.07.2006 заявление Белгородской таможни удовлетворено: ООО "Р" привлечено к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.10 КоАП РФ с назначением ему наказания в виде административного штрафа.

Белгородская таможня, не согласившись с указанным решением в части назначения ООО "Р" административного наказания только в виде административного штрафа, обжаловала его, указав в апелляционной жалобе на нарушение судом первой инстанции норм материального права, а именно неприменение конфискации товаров в качестве обязательного дополнительного наказания, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ.

Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.12.2006 апелляционная жалоба Белгородской таможни удовлетворена: решение Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.07.2006 изменено, товары, явившиеся предметом административного правонарушения, конфискованы.

В соответствии со статьей 23 Закона о товарных знаках, регистрация товарного знака не дает права правообладателю запретить использование этого товарного знака другими лицами в отношении товаров, которые были введены в гражданский оборот на территории Российской Федерации непосредственно правообладателем или с его согласия. Факт введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации товара непосредственно правообладателем или с его согласия свидетельствует об отсутствии события административного правонарушения и является обстоятельством, исключающим производство по делу об административном правонарушении. Таким образом, при производстве по делу об административном правонарушении подлежит доказыванию факт введения в гражданский оборот товара с нанесенными товарными знаками без разрешения правообладателя.

Тульская таможня обратилась в Арбитражный суд Тульской области с заявлением о привлечении предпринимателя П. к административной ответственности по статье 14.10 КоАП РФ за незаконное использование предпринимателем товарного знака "Л’ОРЕАЛЬ". Решением суда первой инстанции от 04.07.2006, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 18.10.2006, в удовлетворении заявления Тульской таможне отказано.

Так, суды первой и апелляционной инстанции установили, что договоры и лицензионные соглашения на использование товарного знака "Л’ОРЕАЛЬ" предпринимателем П. действительно представлены не были. Судами было установлено, что изъятые таможенным органом в качестве предмета административного правонарушения товары были приобретены предпринимателем П. в целях последующей реализации. Из документов, полученных предпринимателем при покупке данного товара (счет-фактур, ГТД) следовало, что получателем и декларантом спорного товара являлось ЗАО "Лореаль". Орган сертификации ПКП ГУ НИИ медицины труда РАМН подтвердил факт выдачи сертификатов соответствия на указанный товар ЗАО "Лореаль".

При таких обстоятельствах, Федеральный арбитражный суд Центрального округа, рассмотрев кассационную жалобу Тульской таможни, оставил указанные судебные акты без изменения, указав на недоказанность таможенным органом факта введения в гражданский оборот спорного товара без разрешения правообладателя.

Представляется возможным использовать неоднозначно складывающуюся судебную практику в разных федеральных судах округов в качестве оснований для дальнейшего обжалования выносимых не в пользу таможни судебных актов вплоть до высших судебных инстанций.

Приложение*: копии судебных актов.

________________

* Приложение не приводится. - Примечание изготовителя базы данных.

Комментариев нет

;