Постконтроль

Федеральная таможенная служба России не раз предпринимала попытки идти в ногу со временем, внедряя различные технологии в практику таможенного администрирования. Не исключением стала и технология пост-таможенного контроля. Но, как говорится, «хотели как лучше, а получилось как всегда»: пост-контроль сегодня стал неудобен и неэффективен не только для участников ВЭД, но и для самих таможенников, несмотря на ежегодные отчеты о совершенствовании и рекордные показатели

Ещё в 2010 году Россия присоединилась к Международной конвенции по упрощению и гармонизации таможенных процедур, и взяла курс на реализацию принципов, провозглашенных документом. Одним из ключевых положений стал следующий пункт: таможенный контроль должен сводиться к минимуму, необходимому для обеспечения соблюдения таможенного законодательства. Из-за возросших товаропотоков невозможно полноценно осуществлять досмотр всех грузов, находить недостоверные данные в документах и, тем более, выявлять «серые схемы» - таможенник на границе физически не может ориентироваться во всех цепях поставок.

Чтобы работа таможни была максимально эффективной во всём круговороте внешнеторговых отношений, Всемирная таможенная организация создала модель, в которой внимание ведомства сфокусировано на двух направлениях: деятельности компании до того, как товар пересек границу, и после выпуска товаров.

В первом случае таможенные органы анализируют финансовую, бухгалтерскую и иную информацию об участниках ВЭД, которую затем используют в рамках СУР. При этом компании сами заинтересованы в предоставлении таких данных, ведь, если нарушений нет, они могут получить статус уполномоченного экономического оператора и пользоваться различными льготами при проведении таможенного контроля.

Контроль компании после выпуска товаров называется пост-таможенным аудитом. В ходе него изучаются коммерческие бизнес-системы, договоры купли-продажи, финансовые и нефинансовые отчеты, а также запасы товаров на складах. Основная цель этих мероприятий – убедиться в том, что все требования законодательства при поставке были соблюдены, а платежи уплачены в полном объёме. Кроме того, он помогает легко оценить уровни риска и эффективнее распределить ресурсы таможенных органов. Для участников ВЭД он может стать платформой для дальнейшего получения статуса УЭО. По рекомендациям ВТамО за пост-таможенный аудит отвечает специализированная организация при таможенном органе, которая осуществляет свои действия на основе стандартов МСФО. В ряде государств – в частности США, Канаде, странах ЕС, Японии и даже Казахстане, рекомендации аудиторов носят добровольный характер, и участник ВЭД решает самостоятельно, в какой мере стоит к ним прислушиваться.

Камень преткновения отечественного пост-контроля

Действующая в России система контроля после выпуска товаров в корне отличается от зарубежного пост-таможенного аудита, то есть это вообще разные вещи, хотя СМИ и сами таможенники часто заменяют одно другим. В России это, прежде всего, форма таможенного контроля, которую осуществляют самостоятельно сотрудники таможенных органов. Основная его цель – выявить нарушения законодательства и взыскать неуплаченные платежи в бюджет, а не формировать имидж и определять уровень риска конкретной компании, и здесь мало общего с понятием «аудит». Именно по этой причине существующий у нас контроль после выпуска – это ещё одна возможность для сбора платежей, несмотря на то, что, следуя зарубежному опыту, его обозначили одним из самых приоритетных направлений во всех стратегических таможенных документах.

ФТС не может реализовать тот пост-контроль, о котором говорят зарубежные стандарты ни методологически, ни законодательно, ни технически – для этого нужно не только перевернуть сверху донизу всю таможенную систему, но и отойти от принципа приоритета сбора таможенных платежей к упрощению процедур торговли и контролю над цепями поставок. Однако едва ли это возможно в нынешней системе с её бюрократией и коррупцией.

Вот и приходится таможенникам заявлять в Дорожной карте и различных стратегиях и концепциях курс на перенос контроля на этап после выпуска товаров и на словах заменять его пост-таможенным аудитом, а на деле консервировать старую таможенную проверку, в которой ничего не меняется.

В чём секрет неэффективных таможенных проверок?

Подмена понятий – далеко не единственная проблема существующей системы. В 2015 году Счетная палата провела контрольное мероприятие «Проверка эффективности таможенного контроля после выпуска товаров в целях обеспечения полноты уплаты таможенных платежей в федеральный бюджет в период 2013-2014 годов и истекшем периоде 2015 года». Ведомство выявило массу слабых мест, и несоответствий международным стандартам, а также в целом признало, что эффективности работы нет совершенно никакой.

Стоит начать с того, что система управления рисками и пост-контроль в России почти не связаны друг с другом, хотя этого требует и международная практика, и даже Таможенный кодекс.

ВТамО провозгласила сквозной идеей пост-таможенного аудита контроль безопасности цепей поставок, поэтому огромная роль в процессе отводится системе управления рисками – на основе неё определяются фирмы, подлежащие проверке, а полученная информация в дальнейшем учитывается при разработке новых профилей риска. Более того, за рубежом с помощью информационных систем выявляется, с какими компаниями взаимодействует фирма, и таким образом обнаруживают «серые схемы», каналы утечки денег за рубеж и прочую нелегальную деятельность.

Счетная палата, в свою очередь, выявила, что у нас применение СУР при выборе объектов и форм таможенного контроля после выпуска товаров вообще не осуществляется. Этому мешает практически полное отсутствие современных программных средств. Сегодня анализируемая информация используется только для доначисления платежей.

За последние три года отделы контроля после выпуска товаров при выборе подпадающих под их пристальное внимание фирм сместили акцент на правоохранительную составляющую. К 2015 году 12,1% компаний проверялось по информации от правоохранительных подразделений таможенных органов, при этом доля контроля на основе собственной аналитики снизилась на 40,8%. В результате на практике используется лишь информация об отдельных правонарушениях, совершенных ранее, а никакой комплексной аналитики, которая бы помогла выявлять нелегальные схемы, нет и в помине.

Не обнаружила Счетная палата и программного средства, которое могло бы хоть как-то выбирать участников ВЭД для проверки, и автоматически анализировать их деятельность. Частично данную задачу решает КПС «Постконтроль», на который, к слову, с 2013 года было потрачено свыше 35 млн рублей. Однако он представляет собой только базу данных по ранее проведенным проверочным мероприятиям и не позволяет проводить какой-то анализ – не учитываются ни данные об изменении объемов торговли, ни номенклатуры товаров, а треть граф и вовсе не заполняется. В конечном итоге образуется не только информационный вакуум, но и почва для коррупции, а о принципах Всемирной таможенной организации не идет и речи.

Всё меньше средств поступает в бюджет

Вместе с тем, не справляется таможенная проверка и со своей прямой задачей – пополнением бюджета – доля фактически взысканных платежей по результатам проверок стремительно падает. Так, за 2014 и 2015 год, процент взыскания платежей составил 40% и 43% соответственно.

При этом ежегодное количество проведенных таможенных проверок остается примерно на одном уровне - в 2014 году провели 4,2 тысячи, а в 2015 году – 4,7 тысячи. Иными словами, происходит следующее: при тех же имеющихся ресурсах, таможенники всеми доступными способами начисляют платежи, но не всегда правомерно – все чаще участникам ВЭД приходится отстаивать свои права в суде. В 2014 году количество судебных исков к таможенным органам возросло в 3,2 раза. При этом, если в 2013 году в пользу таможни было удовлетворено 49% исков, то в 2014 году уже 39%. Существует и другая проблема – Федеральная служба судебных приставов слишком долго исполняет вынесенные судом постановления. Нередко за это время фирма успевает объявить себя банкротом и закрыться, деньги при этом взыскать уже не удаётся.

Работа на результат

Несмотря на то, что объем взысканий невелик, таможня всячески пытается доказать обратное. На официальном сайте ФТС было отмечено, что в 2015 году было проведено 4782 таможенные проверки, и 83,1% были результативные. Однако Счетная палата выявила, что ведомство показатели завышает. Дело в том, что в общее количество проведенных проверок включаются профилактические проверки, которые по определению являются результативными, и денежные средства по ним никогда не взыскиваются. Их доля при этом растет: в 2013 году она составляла 16,7%, в 2014 году уже 22,4%, в первом квартале 2015 года увеличилась до 31,3%.

Неэффективны проверки и по другой причине: исходя из рекомендаций ВТамО, таможенный пост-аудит должен осуществляться преимущественно на территориях субъекта торговли, при этом документальный контроль применяется дополнительно. Однако у наших таможенников на это нет ни сил, ни средств, а иногда и полномочий, поэтому камеральные проверки у нас в приоритете – на них приходится 57,9% от общего числа проверок и 78% всех начисленных таможенных платежей. Насколько качественно могут проводиться такие проверки – большой вопрос.

Настоящее и будущее контроля после выпуска товаров

Сегодня руководство на всех уровнях заявляет о том, что активно смещает акцент таможенного контроля на этап после выпуска товаров, ориентируясь при этом на международные стандарты. К примеру, в Стратегии развития таможенных органов до 2020 года посвятили этому целый раздел, однако дальше фраз о совершенствовании нормативной базы, технологий и межведомственного взаимодействия законодатели не продвинулись. При этом каких-либо шагов от существующих таможенных проверок к зарубежной практике пост-аудита не предлагалось.

О «переносе акцентов» заявили и в Дорожной карте «Совершенствование таможенного администрирования». Пункт программы так и назвали «Смещение акцентов таможенного контроля на этап после выпуска товаров». В качестве ключевого показателя предполагалось обеспечить в течение 4 часов выпуск товаров участников ВЭД, деятельность которых характеризовалась низкой степенью риска, а также сам товар не попадал под действие СУР. На практике пункт так и не реализован, как и большая часть всей Дорожной карты – не выполнены в полном объеме и смежные пункты по межведомственному взаимодействию и категорированию участников ВЭД.

Ещё одна мера для галочки, так и оставшаяся просто буквами на бумаге – «Концепция таможенного контроля после выпуска товаров до 2016 года», которая была принята ещё в 2013 году. Хоть ГУТКПВТ ФТС и отчитались о новых алгоритмах и методиках обработки информации, а также о проведении встреч по межведомственному взаимодействию, а о введении каких либо инноваций в практику не упоминается.

Новый план мероприятий по реализации Концепции на 2016 год также не вносит никаких кардинальных изменений. Помимо общих фраз о совершенствовании законодательной базы, оптимизации штатной структуры и повышения кадрового потенциала, предполагается проводить в течение года различные взаимные проверки между подразделениями. Международное взаимодействие по-прежнему будет ограничено только обменом информацией об уже выявленных нарушениях между странами ЕАЭС.

В документе указаны и более важные направления с точки зрения международного опыта, однако практических изменений они не предполагают.

Так, например, концепция предусматривает создание методологической базы на основе методов аудита и стандартизации проверочной деятельности, но все задачи ограничиваются только сбором и анализом информации. Заявленная автоматизация подразумевает только модернизацию КПС «Постконтроль», другие же программные средства вводить не планируется, при этом внедрения СУР в механизмы работы тоже не предполагается.

Не увидим в 2016 году мы и других практических изменений, которые бы приблизили хоть на шаг нас к зарубежной практике пост-таможенного аудита, но как уже давно повелось, таможня по-прежнему будет отчитываться о достигнутых успехах.

 

 
< Ранее   Далее >

Комментариев нет

Постконтроль - Новости таможни - TKS.RU

Не пропустите

;