Выступление первого заместителя руководителя ФТС России Руслана Давыдова

Выступление первого заместителя руководителя ФТС России Руслана Давыдова на конференции, организованной Комитетом по транспорту и таможне Ассоциации европейского бизнеса. «Навстречу бизнесу» журнал «Таможенное регулирование. Таможенный контроль» №4 2017 год

Руслан Валентинович Давыдов, первый заместитель руководителя ФТС России, Председатель Совета Всемирной таможенной организации, выступая на конференции, организованной Комитетом по транспорту и таможне Ассоциации европейского бизнеса, обозначил приоритетные направления работы российской таможенной службы на ближайшую перспективу.

В ближайшее время вступит в силу Таможенный кодекс Евразийского экономического союза. Одновременно с кодексом должны вступить в силу и более 30 решений Евразийской экономической комиссии, и новый Федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации», работа над проектом которого в настоящее время близится к завершению.

Назову ключевые новеллы Таможенного кодекса ЕАЭС, которые предлагались и Федеральной таможенной службой, и бизнес-сообществом.

Во-первых, в ТК ЕАЭС заложен приоритет электронного декларирования, которое с 1 января 2014 г. в России является обязательным в соответствии с Федеральным законом от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации».

Во-вторых, отменена необходимость подачи вместе с таможенной декларацией документов, на основании которых она заполнена. По сути, сегодня эта норма тоже реализована посредством создания электронного архива юридически значимых документов.

В-третьих, кодексом предусмотрено применение технологий автоматической регистрации деклараций на товары и автоматического выпуска товаров.

В-четвертых, ТК ЕАЭС устанавливает сокращение сроков выпуска товаров до четырех часов и использование механизма «единого окна», в чем особенно заинтересован бизнес, работающий в морских портах.

Также предусмотрено представление предварительной информации о прибытии товаров в виде электронного документа. И еще один важный момент – принципиальное изменение института уполномоченного экономического оператора (УЭО). Новая концепция УЭО максимально приближена к международной практике. Сейчас мы с Европейской комиссией обсуждаем возможности взаимного признания институтов УЭО, что, на наш взгляд, в принципе можно будет сделать после вступления в силу кодекса Союза и практического становления института УЭО в новом виде.

Новации ТК ЕАЭС в значительной мере отражают результаты масштабной работы по внедрению передовых технологий, которую российская таможенная служба проводила в последние годы. В 2009 г. мы начали реализацию проекта по переходу на таможенное декларирование в электронном виде. Если в сентябре 2009 г. декларации подавались в электронном виде через Интернет лишь в единичных случаях, то сегодня доля электронных деклараций составляет 99,96%, то есть все декларации на товары в России подаются в электронном виде за исключением нескольких таможенных процедур, определенных Постановлением Правительств Российской Федерации от 13.12.2013 № 1154 «О перечне товаров, таможенных процедурах, а также случаях, при которых таможенное декларирование товаров может осуществляться в письменной форме».

Еще две новые технологии – авторегистрация деклараций на товары и автовыпуск товаров – сегодня в полномасштабном режиме внедряются в нашей стране. По итогам первого квартала 2017 г. автоматическая регистрация экспортных деклараций на товары в большинстве регионов России превышает 50%. Также внедряется электронный транзит. Более 30% всех транзитных деклараций подается в электронном виде, и это встречает положительную реакцию со стороны бизнеса, поскольку упрощается и ускоряется совершение таможенных операций при транзите.

Развивается и такой важнейший элемент таможенного дела, как институт предварительного информирования. Оно применяется во всем мире. 17 июня 2012 г. было введено обязательное предварительное информирование при ввозе товаров на территорию таможенного Союза автомобильным транспортом, 1 октября 2014 г. – железнодорожным. С 1 апреля 2017 г. вводится обязательное предварительное информирование о товарах, ввозимых на таможенную территорию ЕАЭС воздушным транспортом. Мы провели большую подготовительную работу и надеемся, что переход на обязательное предварительное информирование на авиатранспорте пройдет безболезненно и для бизнеса, и для таможенных органов.

Пока остается дискуссионным вопрос по введению обязательного предварительного информирования о товарах, ввозимых морским транспортом. 15 марта на очередном заседании Рабочей группы ФТС России по совершенствованию таможенного администрирования мы сверили наши подходы к введению предварительного информирования на морском транспорте (в том числе работу портала «Морской порт») с эстонскими коллегами. По признанию эстонских экспертов по внедрению механизма «единого окна» на морском транспорте, наши подходы на 99% совпадают. Отмечу, Эстония является одной из передовых стран в плане автоматизации таможенных процедур.

Все мероприятия, о которых я сказал выше, включая заложенный в новом кодексе принцип непредставления при таможенном декларировании документов, выданных иными госорганами, было бы невозможно выполнять без системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Сегодня в рамках СМЭВ ФТС России использует 64 технологические карты взаимодействия с федеральными органами исполнительной власти, что позволяет добиваться ускорения и упрощения совершения таможенных операций, а также исключить необходимость представления участниками ВЭД 37 разрешительных документов. Должен отметить, что отладка безотказной работы СМЭВ стоила нам огромных усилий, однако эта система жизненно необходима для успешной работы всей сферы внешней торговли в современных условиях, а также и для работы Федеральной таможенной службы – государственного органа, которого сама жизнь обязывает работать в режиме онлайн. Если, допустим, на несколько часов остановится какой-нибудь сервер, обеспечивающий предоставление государственных услуг иными федеральными ведомствами, то этого, скорее всего, никто не заметит. А нештатная ситуация в информационно-коммуникационной среде ФТС России сразу становится известной всей стране, немедленно начинаются звонки. В октябре прошлого года в Федеральной таможенной службе была создана служба круглосуточной поддержки для оперативного решения подобных проблем. Уровень работоспособности наших систем составляет 99,9% и ниже быть просто не может. Для понимания скажу: ежедневно через наши каналы связи по системе межведомственного электронного взаимодействия проходит 35-40 тысяч сообщений.

Кстати, хочу напомнить, что качество работы в рамках СМЭВ зависит не только от таможни, но и от участников ВЭД. Им следует быть крайне внимательными при заполнении таможенной декларации и правильно указывать реквизиты разрешительных и иных документов. В свое время это было главной причиной несрабатывания СМЭВ. Если реквизит был указан неправильно, таможенник не получал ответ на запрос документа из того или иного ведомства.

В последние годы ФТС России приоритетное значение придавала работе по сокращению сроков выпуска товаров. С 2013 г. среднее время таможенного оформления товаров для безрисковых поставок при импорте сократилось почти в 30 раз – с 48 часов в 2013 г. до 97 минут в 2016 г. При экспорте сроки выпуска сократились с 4 часов в 2013 г. до 47 минут в 2016 г. Наверное, в том, что сроки выпуска товаров удалось кардинально сократить, есть заслуга не только таможенной службы, но и бизнеса, и правительства, которое нас контролирует по всем параметрам. Во всяком случае на сегодняшний день все резервы для дальнейшего сокращения сроков выпуска безрисковых поставок практически выбраны – дальнейшее развитие здесь состоит в переходе к автоматическому выпуску, который на практике осуществляется в пределах 5-10 минут (с учетом времени подачи декларации и передачи сообщения декларанту о выпуске декларации на товары). Мы планируем для компаний низкого уровня риска в 2020 г. довести применение технологии автоматического выпуска товаров до 80%.

Одним из важных направлений работы контролирующих органов в рамках Евразийского экономической интеграции является создание механизма прослеживаемости движения товаров в едином экономическом пространстве. Мы должны уметь проследить логистические цепочки движения товара, ввезенного через любой участок границы Союза, вплоть до его реализации в розничной торговле. Разумеется, этот проект осуществляется ФТС России совместно с Федеральной налоговой службой. Ведь Федеральная таможенная служба в этом случае контролирует только импортируемые товары, в том числе на внутреннем рынке в рамках постконтроля. А задача поставлена гораздо шире – взять под контроль движение товаров в торговом обороте внутри ЕАЭС, включая и взаимную торговлю, и внутренний оборот на территории стран-членов. Конечно, многое зависит также от позиции наших партнеров по Евразийскому экономическому союзу.

Пилотный проект по маркировке изделий из меха стал первым практическим шагом на данном направлении. Как мы и ожидали, он дал хорошие результаты. Объем таможенного декларирования меховых изделий вырос на 32%, таможенная стоимость товаров при декларировании увеличилась на 39%, сумма уплаченных таможенных платежей – на 32%. ФНС России отмечает рост выхода оборота меховых изделий из «тени» внутри страны почти на 400%. Таким образом, подтвердились предположения о том, что данные товары ввозились в Россию, в том числе через территорию других стран – членов ЕАЭС, вообще никак не проявляя себя, и реализовывались в рознице без должной уплаты платежей. Сегодня мы имеем хорошие результаты постконтроля, и бизнес понимает, что нужно «выходить из тени», получая за это серьезные преимущества, ведь к компаниям низкого уровня риска широко применяются упрощения и ускорения таможенных процедур.

Федеральная таможенная служба ведет работу с ФНС России по сопряжению информационных систем. Первые практические результаты этой работы, значимые для участников ВЭД, – создание единого совместного информационного ресурса, который физически находится на серверах ФТС России и администрируется этой службой. В чем его преимущество?

В этот ресурс «подкачиваются» данные из информационной системы налоговой службы. Например, на официальном сайте ФНС России есть раздел «Риски бизнеса: проверь себя и контрагента», в котором доступна по сути только выписка из ЕГРЮЛ. Вместе с тем в нашем едином ресурсе можно получить гораздо больше сведений, в том числе – о непредставлении в течение двух и более отчетных периодов налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, о наличии налоговой задолженности. Подобные факты играют роль блокирующего критерия для зачисления участника ВЭД в категорию низкого уровня риска. Иными словами, компания, уже отнесенная ФНС России к категории высокого уровня риска, не может попасть в сектор низкого уровня риска для ФТС России. В рамках взаимодействия с бизнесом и следуя политике открытости службы, мы планируем в ближайшей перспективе открыть доступ компаниям к информации о себе в наших досье. Подчеркиваю, можно будет получить информацию исключительно о своей компании, то есть посторонний ее видеть не будет. Ведь в наших досье есть сведения о количестве поданных деклараций, о стоимостных параметрах, об иных фактах, которые мы получаем из своих баз данных и которые являются чувствительными для компаний.

Отдельно хотел бы разъяснить, для чего мы разработали Комплексную программу развития Федеральной таможенной службы России до 2020 г. Ее проект прошел основной этап обсуждения с бизнес-сообществом – в рамках Общественного совета при ФТС России и с четырьмя крупнейшими предпринимательскими объединениями России (РСПП, «Деловая Россия», Опора России» и ТПП РФ). Высказанные в ходе этих обсуждений замечания и предложения бизнеса были в значительной мере учтены, хотя полемика по программе была нешуточная.

Казалось бы, зачем нужна Комплексная программа, если существуют дорожные карты «Совершенствование таможенного администрирования» и «Поддержка экспорта», а также отдельные поручения вышестоящих органов, в том числе Минфина, и такая форма, как приоритетные проекты, например, национальный проект «Международная кооперация и экспорт». Комплексную программу мы разрабатываем в первую очередь как систему ориентиров для самих себя, поскольку не все названные документы в полной мере учитывают ресурсную базу.

Приведу пример. С самого начала были опасения по выполнению пунктов дорожной карты «Совершенствование таможенного администрирования» об оснащении пунктов пропуска оборудованием и создании инфраструктуры, необходимой для комфортного их прохождения. Вопрос не решен до сих пор. Скажем, сегодня на Северо-Западе России из 31 комплекта весового оборудования работают только 17. Можно сколько угодно говорить о необходимости поставить самое современное оборудование, позволяющее быстро взвесить транспортное средство, записать номер и т.д., но это не в компетенции ФТС России. А в Комплексной программе запланированы мероприятия именно с учетом финансового ресурса, предусмотренного трехлетним федеральным бюджетом, кадрового ресурса, которым мы располагаем, и т.п.

В Комплексной программе развития Федеральной таможенной службы России до 2020 г. запланировано по сути и все то, что предусмотрено новым кодексом. Это и автоматизация таможенных операций, и механизм «единого окна», и смещение акцентов контроля на этап после выпуска товаров, и концентрация таможенного декларирования в ЦЭДах, и централизация учета таможенных платежей, и применение системы управления рисками, и категорирование участников ВЭД. И все это – с цифрами и сроками.

Поясню некоторые из этих положений. Так, смещение акцентов контроля на этап после выпуска товаров будет осуществляться, разумеется, лишь для законопослушных участников ВЭД. Сегодня, к сожалению, по-прежнему наблюдается стремление некоторой части бизнеса пройти таможенную границу таким образом, чтобы не доплатить таможенные платежи. Отмечаются попытки использовать «контейнеры-невидимки» и т.п. Для таких компаний, естественно, никаких упрощений и переноса контроля на этап после выпуска быть не может.

Много споров было по поводу работы центров электронного декларирования (ЦЭД). Суть нашего плана в следующем. Таможенный инспектор находится в ЦЭДе в режиме «офисного работника», он изолирован от контактов с посторонними лицами и обрабатывает в электронном виде декларации, которые не попали на авторегистрацию и автовыпуск. При этом все физические операции с товарами по-прежнему осуществляются на таможенных постах фактического контроля, в местах, обусловленных логистикой, – на складах временного хранения, в морских портах, на железнодорожных станциях, в аэропортах. При этом взаимодействие таможенного инспектора, работающего в ЦЭДе, с таможенным постом фактического контроля также осуществляется в электронном виде, за электронной подписью. Досмотровый инспектор или оператор ИДК должен лишь добросовестно выполнить меры по минимизации рисков, которые предписаны в результате проверки декларации через систему управления рисками и переданы ему в электронном виде. Необходимость досмотра также определяется исключительно в рамках системы управления рисками. В перспективе фактический контроль будет осуществляться в том числе мобильными группами вообще без привязки досмотрового инспектора к какому-то одному месту нахождения товара – так, как это уже делается в других странах.

В проекте централизации учета таможенных платежей уже сегодня участвует более 500 компаний. Они помещают авансовые средства на уровне ФТС России и, соответственно, могут подавать декларации на любой таможенный пост. В ближайшее время мы закончим внедрение программного средства, которое позволит компаниям низкого уровня риска работать по технологии удаленного выпуска без всяких ограничений. Они смогут подавать декларации в любой таможенный орган независимо от места нахождения товаров. Однако это не означает ослабление контроля. Ведь статусом участника ВЭД низкого уровня риска следует дорожить. Если компания начнет применять так называемую «антилогистику» (например, когда товар у московской компании находится в столице или в морском порту, а декларация подается в ЦЭД на Урале или в Сибири), то к таким операциям быстро возникнут вопросы, будет проведена проверка и в случае выявления нарушений данного участника ВЭД исключат из категории низкого уровня риска. Эта потеря будет более значительна, чем сиюминутные выгоды от сомнительных операций. По профилю риска «антилогистика» работают все таможни мира.

Для Комплексной программы развития таможенных органов руководитель ФТС России Владимир Иванович Булавин сформулировал лозунг: «Федеральная таможенная служба – это простота и удобство для бизнеса, эффективность и безопасность для государства», то есть наши действия должны быть понятны, прозрачны и удобны, чтобы участникам ВЭД не приходилось совершать сложных операций для ускорения таможенных формальностей. Под каждое из этих понятий предлагается набор действий, отраженный и в Комплексной программе. Удобство подразумевает внедрение электронного транзита, авторегистрацию деклараций, автовыпуск товаров, централизацию учета таможенных платежей, минимизацию форм контроля. Простота – это концентрация декларирования товаров в ЦЭДах, «личный кабинет участника ВЭД», внедрение механизма «единого окна». Эффективность обеспечивают единый механизм администрирования таможенных и налоговых платежей и результативность таможенного контроля, ведь с таможенных органов никто не снимал задачу пополнения федерального бюджета. И разумеется, безопасность – эту функцию выполняют все таможни мира, это один из краеугольных камней Всемирной таможенной организации. В понятие безопасности входят профилактика правонарушений, совершенствование правоохранительной деятельности, защита жизни и здоровья граждан и окружающей среды.

В заключение хотел бы еще раз сказать о нашем предложении предпринимательскому сообществу России, ранее озвученному на заседании Общественного совета при ФТС России и на встрече с четверкой бизнес-объединений. Нужно ускорить работу по созданию Хартии добросовестного участника ВЭД. В пользу этого предложения много аргументов. Сегодня мы вместе с бизнесом должны сделать качественный рывок для создания условий, когда быть компанией низкого уровня риска, «белого сектора» станет по-настоящему выгодно и с точки зрения практических операций, и с точки зрения репутации.

Казалось бы, подписание Хартии добросовестного участника ВЭД не накладывает на компанию юридических обязательств, но с другой стороны – это серьезный репутационный элемент. Если Общественному совету или деловому объединению поступит информация, что компания, подписавшая Хартию добросовестного участника ВЭД, пытается уйти от таможенных платежей, пренебрегает требованиями валютного законодательства или совершает иные правонарушения, то репутационные издержки будут существенными. Включится механизм саморегулирования бизнеса.

Мы призываем предпринимательское сообщество также пройти свою часть пути. Ведь Федеральная таможенная служба последние годы уверенно идет навстречу бизнесу.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Наша группа ВКонтакте:

Комментариев нет

Выступление первого заместителя руководителя ФТС России Руслана Давыдова - Новости таможни - TKS.RU

Не пропустите

;