Таможня делит импортеров на "чистых" и "нечистых"

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

На таможне происходят странные вещи. Один за другим следуют разномастные приказы и распоряжения: то усиливается регулирование по определенным группам товара, то не менее определенные группы импортеров заносятся в "привилегированные" списки и получают послабления, то отдельные таможни просто закрываются, либо растаможка товарных групп передается "наверх". Участников внешнеэкономической деятельности (ВЭД) трясет.

Таможенная "реформа" началась в прошлом году масштабной реорганизацией тарифов. С первого января по многим товарам ставки были снижены; в целом номинальный тариф приблизился к реально собираемой средней ставке - порядка 12,4% таможенной стоимости. Одновременно были повышены ставки на "товары прикрытия" - по правительственному замыслу, это должно было увеличить долю "белого" импорта и снизить коррупцию в таможенных органах.

Уже весной стало понятно, что замысел реализуется не слишком успешно. Хотя многие испугались - в 22-процентном (по данным ГТК) росте импорта за январь - май по отношению к прошлому году есть и доля тех, кто легализовал часть своих товарных потоков. По крайней мере таможня из месяца в месяц план по сборам перевыполняет процентов на 20, на правительстве ее не "трясут", и вроде бы никакой "чрезвычайки" быть не должно.

Тем временем таможня активно делит импортеров на "чистых" и остальных. Первым - зеленый свет, вторым - постепенное ужесточение режима. При этом все нервничают. Таможенники - потому что воровать по-старому стало опасно, а что можно и чего нельзя сейчас, все понимают по-разному. Импортеров тревожит, что ситуация слишком дифференцируется: одни переходят в "белый" импорт и повышают цены, натравливая на "серых" конкурентов карательные органы; другие еще сидят в "сером" и держат цены, но боятся проверок, третьи правдой и неправдой выбивают особый статус, который легко можно потерять. В целом за счет привилегированности положение крупных импортеров в последнее время даже несколько улучшилось (таможня активно централизует прибыли от своей работы, поэтому ей удобней работать с "крупняком"), однако положение мелкого и среднего импортера ухудшается. И не из-за роста тарифов, а именно из-за неясности с регулированием.

Один из участников ВЭД рассказывал о своих мытарствах на единственном для Москвы, области и еще пяти центральных регионов "автотранспортном" таможенном посту. Там создана огромная "искусственная" очередь, миновать которую можно, дав взятку в $250 или записавшись в очередь к таможенному брокеру, что стоит чуть более $200.

Подавляющее большинство клиентов очередь одним из названных способов обходят, ностальгически вспоминая прежний порядок, когда этих проблем не было. При этом оплата самой услуги оформления выросла почти на 28%, до 3 тыс. рублей, и каждый день растаможивания стоит еще 750 рублей (раньше первые три дня были бесплатными, а авто без проблем доставлялось до СВХ - склада временного хранения - за пять дней). Кроме того, все, кто вовремя не представил автомобиль на таможню, платят штраф в два минимальных оклада за "несвоевременное предоставление". 22 июня на СВХ заезжали машины со сроком доставки до 4 июня. А передвигаться на нерастаможенном в срок автомобиле нельзя, о чем прекрасно знают дежурящие неподалеку сотрудники ГИБДД.

Организовать процесс иначе чиновникам просто неинтересно - в конце концов, у каждого свой бизнес. А таможня - ярчайший пример симбиоза регулирующего органа и бизнес-организации, совершенно конкретно направленной на извлечение прибыли. Причем понятная особенность этого бизнеса в том, что доходы таможенников тем выше, чем менее легальна сама растаможка. Вот и борись после этого за чистоту нравов.

Централизация

Если смотреть поверхностно, ничего не изменилось. "Серые" таможенные брокеры, "серая" растаможка - это все никуда не делось. Однако цены на их услуги выросли примерно вдвое, что несколько приблизило стоимость "серой" растаможки к стоимости легальной. Оформление машины у "серого" брокера стоит теперь до $1 тыс. При этом оплата официальных услуг таможни тоже выросла - так, складские услуги в московском регионе подорожали как минимум на 15 - 20%, чистая растаможка фургона стоит $200 - 300.

Если же смотреть глубже, изменилось очень многое. Таможня централизуется. Возьмем московский регион: Жуковская таможня просто ликвидирована, из 107 таможенных постов сокращена четверть, из 265 СВХ осталось немногим более двух сотен. Кандидатуры терминалов и складов, которым повезет выжить, обсуждаются на уровне чуть не зампредов ГТК. При этом ликвидирован таможенный склад может быть не только за малейшее нарушение, но и вообще без объяснения причин - просто "не попал в список". В проводимой централизации почти невозможно найти систему - например, нередко у крупных складов лицензии отзываются по явно надуманным причинам, а мелкие спокойно трудятся.

Группа риска

Список очень длинен. Мораль его в том, что надо заявить на таможне как можно более высокую стоимость товара. Чем дешевле товар, тем он подозрительнее и тем больше проблем у импортера. В обобщенном случае к группе риска относятся товары с 5-процентной пошлиной, фургоны с низкой, в $15 тыс. - $20 тыс. стоимостью груза, партии оборудования стоимостью $40 тыс. - $50 тыс. и т. д. Приказ №25 фактически запретил ввоз товаров, произведенных в Юго-Восточной Азии, через Европу - оформление товаров из этих стран может производиться только на восточных границах России. Зато одна из "черных" схем импорта оказалась практически закрыта. Но многим пришлось перестраивать товарные потоки - многие импортеры бытовой техники и электроники брали товар азиатских компаний с их европейских складов.

В целом выпуск товаров группы риска в обращение для Москвы и области теперь возможен только по согласованию с Главным управлением организации таможенного контроля (раньше вопрос решался на уровне таможен). Приказ № 309 (фактически своеобразный прайс-лист) подробно расписывает, какие цены на электронику могут считаться опасными. Так, струйный принтер ценой ниже $70 проверяется в ГТК, а принтер за $100 таможенный пост может выпустить. При этом в рознице легко можно найти струйный принтер за $60 - 70. Ноутбук не должен стоить меньше $670; при цене от $600 решение доверяется уже не посту, а таможне, от $500 - региональному управлению, а машины менее $500 выпускаются самим ГТК. Нормальной ценой ноутбука таможенники считают $900. Тем же, кто скупает second hand у обанкротившихся компаний hi-tech или везет так называемую восстановленную технику за $250 - 400, приходится доказывать свою респектабельность.

К группе риска были причислены мобильные телефоны, до 80% которых (при пошлине в 5%) раньше ввозилось просто по черным схемам. С апреля их оформление для Москвы и Питера производится только на приграничных СВХ.

Привилегированные

Компании, полностью принадлежащие иностранным инвесторам, освобождаются от жестких проверок и согласований на высоком уровне, даже когда они ввозят товары группы риска. Кроме того, от согласований освобождаются товары, ввозимые в адрес импортеров, список которых Центральное таможенное управление формирует по согласованию с ГТК (приказ № 625-р). Поэтому не особо страшатся члены Ассоциации товаропроизводителей и продавцов электробытовой и компьютерной техники (30 крупнейших импортеров), у которой сложились вполне партнерские отношения с ГТК. Получается, что таможенная реформа стала сильнейшим оружием конкурентной борьбы: "крупняк" пытается очистить рынок от "середняков" и поднять цены.

Крупнейшие импортеры (по критерию ГТК из приказа № 303 - компании с годовым оборотом свыше $100 млн или таможенными платежами свыше $70 млн) получили отличный шанс: борьба с небольшими региональными и профильными компаниями заметно облегчилась. Проигравшим - тем, кто не обрел права на упрощенный ввоз - просто приходится отказаться от самостоятельного ввоза: теперь они закупают технику у крупных импортеров. Главным результатом реформы стало сокращение участников ВЭД более чем вдвое, и это без одиозных законов о лицензировании внешнеэкономической деятельности, без массовых проверок, как в прошлом году. Получается, что идеальный, прозрачный для таможенников рынок - это олигопольный рынок с малым количеством игроков, четко разделивших между собой объемы и направления работы. Конкуренция на таком рынке относительно низка, и предпринимателям удобно договариваться с чиновниками.

Кроме упрощенного порядка ввоза на федеральном уровне (по принципу "сам живи и другим пожить дай") таможня предусмотрела и региональные "элитные клубы". В них могут войти импортеры с оборотом на уровне регионального таможенного управления свыше $25 млн или с годовыми таможенными платежами cвыше $2 млн. Аналогичный порядок предоставления льготы, только на еще более низком уровне по объемам и отчислениям, есть и у таможен.

В привилегированном положении оказались и западные компании экспресс-доставки, договорившиеся об упрощенной процедуре оформления. С января у курьерских компаний начался солидный рост объемов перевозок (у TNT, возящей грузы не только авиа-, но и автотранспортом они увеличились более чем в 1,5 раза). Оказалось, что на фоне роста среднего времени растаможки многие импортеры готовы платить экспресс-перевозчикам, превратившимся в своего рода таможенных брокеров, за гарантированную быстроту доставки. Теперь они везут бытовую технику, автозапчасти и т.д., что, по сути дела, ведет к еще одному переделу рынка - в пользу транснациональных корпораций, начинающих отбивать клиентов у обычных транспортных компаний, для которых две недели простоя груза стали обычным явлением. Впрочем, недавно ситуация была чуть скорректирована: доставка экспресс-перевозчиками товаров "компьютерной" группы была сочтена неблагонадежной, и по распоряжению одного из зампредов ГТК курьерские компании должны отказаться от перевозки этих товаров.

Наряду с коллективными, есть и индивидуальные льготы. В конце июня телеграммой ГТК из-под действия приказа № 347 были выведены четыре компании - "Марс", "Пепсико холдингс", "Стинол" и "Фрито-лэй дистрибьюшн".

Отработав механизмы давления на импортеров, таможня с весны этого года фактически создала и системы выхода из-под этого давления. Поэтому и стихло возмущение действиями таможенников. Шумели сильно, теперь же, по удачной формулировке "Ведомостей", на таможне тишина - только мелкота перешептывается. А кто не понял, зачем все это делается, тому и на рынке делать нечего. Таможня просто вносит посильный вклад в становление олигопольной, олигархической экономики - в каждой сфере выжить должны только сильнейшие.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

 
< Ранее  

Комментариев нет

Таможня делит импортеров на чистых и нечистых - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;