Входя в общий рынок, не забывай о своем

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

Каким должно быть место России в современном постиндустриальном обществе? Попадет ли она в число наиболее развитых стран, стран "золотого миллиарда", или же ей уготована роль их сырьевого придатка, нефтегазовой колонии? Возможен ли качественный скачок в нашем развитии, рост уровня жизни? И если да, то как этого добиться, какой должна быть очередность необходимых для этого шагов? Эти вопросы, вполне подходящие под категорию вечных, волнуют сегодня всех - от простых людей до политиков. Ищут ответы на них и капитаны нашей крупной индустрии, те, кому небезразлична судьба России, Свою попытку осмыслить ситуацию предпринял и Константин Бабкин - председатель совета директоров Промышленного союза "Новое содружество", в орбиту которого входит такой набирающий темпы гигант, как ОАО "Ростсельмаш". Думается, его заметки будут интересны не только специалистам, политикам, но и рядовым читателям.

Несомненно, что с начала 2000 года ситуация в нашей стране значительно улучшилась, налицо оживление в экономике. Однако до окончательного выхода из кризиса еще далеко. Пока не выдвинуто и сколько-нибудь ясной стратегии как в экономике, так и в политике. В то же время в нашем обществе существуют ожидание подъема, очевидная настроенность людей на него. Четкую задачу - удвоить в предстоящее десятилетие ВВП - поставил перед страной Президент Владимир Путин. Задача сложнейшая. Что же сделать, чтобы в очередной раз не обмануть ожидания людей? Как этот подъем обеспечить?

Уверен: для начала нужно расстаться с некоторыми заблуждениями, иллюзиями, стереотипами. С тем, что причинило нам неисчислимые беды и убытки. К таковым заблуждениям я бы отнес тезис о том, что главный вектор нашей политики должен быть направлен на интеграцию с Западом, на вступление в ВТО, на привлечение западных инвестиций. Строго говоря, сама по себе интеграция не может служить экономико-политической целью. Это лишь средство. А цель в долгосрочном плане - это созидание, развитие собственной экономики. Думается, наша задача в том, чтобы осознать свои действительные интересы, чтобы действовать в соответствии с ними и с законами природы. Только к этой ли цели мы движемся?

Сегодня Россия прилагает немало усилий, чтобы вступить в ВТО. Аргументов для этого на первый взгляд предостаточно. Однако на поверку большинство из них не выдерживают критики. Так, нам упорно обещают, что страна - участник ВТО получит доступ к общему рынку, к пространству, на котором товары перемещаются без пошлин и других препятствий. Однако если разобраться, то станет очевидно, что никакого общего рынка нет и в помине. Рынок зерна в Евросоюзе защищен с помощью субсидий, тарифных и антидемпинговых мер. Пошлины на автомобили в Китае достигают 170 процентов. В мире созданы избыточные мощности по производству практически всех продуктов. И никто не хочет их сокращать, лишая себя перспектив. Конечно, вопрос о мировом разделении труда стоит, но он будет решаться не за одним общемировым столом, а путем торга и конкуренции, двусторонних переговоров, путем создания политико-экономических альянсов.

Конечно, на это можно возразить, мол, есть же при ВТО суд, куда можно обратиться, и нарушители общих правил будут наказаны. Это, к сожалению, далеко не так. ВТО на сегодня скорее можно назвать дискуссионным клубом, площадкой для общения, обсуждения мировых проблем. Реально решить там почти ничего нельзя из-за огромного числа участников этой организации. И потом у нее просто нет средств принуждения к нарушителям. Так, США вопреки позиции ООН развязали войну в Ираке. Можно ли ожидать от них большего уважения к ВТО? Вопрос риторический. И сегодня мы наблюдаем, как долго в США взвешивают, выполнять ли решение суда ВТО по поводу барьеров на импорт стали, или же Соединенным Штатам это невыгодно. Точно так же относятся и, уверен, будут относиться к предписаниям ВТО и другие ее участники.

Нам обещают, что если мы еще больше откроемся, пожертвовав парой-тройкой отраслей, то нас тут же примут в ВТО. И тогда будем спокойно экспортировать металл, трубы, зерно. Экономика наша получит столь желанные рынки сбыта и расцветет. Чего же нам ждать в реальности? Да, в России объективно лучшие условия для производства этих товаров. И если поставить в равные условия конкуренции наших производителей, открыв для них европейский и американский рынки, то тамошних производителей придется закрывать, а рабочих сокращать. Но, как мы знаем, вопрос о сворачивании производства зерна и стали в Европе и США даже не обсуждается. Так что ответ ясен: если мы будем продолжать политику односторонних уступок, то мировое разделение труда будет не в нашу пользу. Мы станем добывать и продавать все больше нефти, газа и другого сырья, получая взамен готовые товары. В общем, превратимся в сырьевой придаток развитых стран.

Собственно, такой же дорогой пошли другие страны СНГ. Они пытались интегрироваться в некую "мировую экономику", открывая свои рынки. Неудивительно, что их экономики пребывают далеко не в лучшем состоянии.

Все чаще слышишь, что панацеей для нашей экономики могут послужить западные инвестиции. Конечно, хорошо, когда они есть. Но разве в них только дело? Россия в прошлом веке дважды поднималась из руин - после Гражданской и Великой Отечественной войн. И становилась только сильнее. А ведь теперь, в условиях демократии, когда освобождена частная инициатива, когда нет активного противодействия западных держав, подъем должен быть еще более впечатляющим!

Инвестиции - в точки роста

Да, сегодня мы строим рыночную экономику. С государства снимается задача производства товаров и оказания услуг. Все это так. Однако приоритеты при этом, думается, государство расставить все же должно. Развивать все отрасли, как это было, оно не в состоянии. Поэтому их нужно разделить на три категории.

Начну с последней. Очевидно, что есть товары и услуги, которые мы объективно не можем производить эффективнее других стран. Соответствующие рынки можно открыть, установив минимальную ввозную пошлину и доверив поставки дружественным государствам. Пример - те же бананы/которые у нас просто не растут. Хотя и здесь импортную пошлину иметь необходимо. Ведь если бананы будут стоить дорого, то мы будем покупать больше мандаринов и крестьяне в соседней Абхазии получат возможность зарабатывать. Но бананы - это очевидный пример. В целом же, конечно, такие третьестепенные рынки и товары определить непросто. Ведь в наследство от СССР нам достались практически все мыслимые отрасли хозяйства.

Вторая категория - это отрасли, которые могут действовать у нас примерно с той же эффективностью, что и в других странах. Им нужно предоставить защиту, с тем чтобы они могли развиваться, удовлетворяя в основном внутренние потребности СНГ.

Можно долго спорить о технологическом разрыве, о затратности и несовершенстве наших предприятий. Важнее другое. В отличие от того, что было еще пять лет назад, сегодня является нормой, что руководители предприятий и их акционеры сами совершенствуют предприятия, их продукцию, вкладывают для этого усилия и средства, мыслят на перспективу. Вот тут и нужно их поддержать.

Как именно? Очевидно, поставив их как минимум в равные условия с иностранцами при доступе на наш рынок. Пока же зарубежные компании имеют у нас куда больше льгот, чем наши. Ведь за их спиной - мощная поддержка своих стран. Эти компании пользуются кредитными ресурсами стоимостью 1-2 процента в год. Для продвижения своей продукции они используют линии Эксимбанка, банка "Гермес", других организаций, поддерживающих и субсидирующих экспорт. Они получают мощные государственные дотации, например, в сельском хозяйстве США и ЕС они могут достигать 70 процентов стоимости продукта. Они занижают таможенную стоимость товара и, используя режим временного таможенного ввоза, платят НДС в объеме меньшем, чем российский производитель.

Мне приходится общаться с руководителями российских промышленных предприятий. И каждый из них может привести примеры того, как и какими методами российскую промышленную продукцию не пускают на европейский рынок, вытесняют ее с рынков "третьих стран". Сегодня экспорт отечественной промышленной продукции в страны Европы и США составляет ничтожную величину. И в то же время зарубежные корпорации осваивают в России в денежном выражении 63, 7 процента рынка свинины, 48, 5 процента рынка мяса птицы, 29 процентов рынка легковых автомобилей, 79 процентов рынка морских судов, 33 процента рынка зерноуборочных комбайнов, 89, 4 процента рынка пассажирских самолетов... Сегодня по большому счету невыгодно развивать предприятия этих отраслей, вкладывать туда деньги. У них нет перспектив при условии продолжения нынешней политики. И, напротив, защитные меры позволят этим отраслям стать мощными и конкурентоспособными, перейдя со временем в группу отраслей "А". Ту, которую стоит сделать локомотивом роста.

Яркий пример этому - гражданское авиастроение, в котором наша страна всегда была одним из мировых лидеров. Удивительно, но и сегодня, после 15 лет кризиса, Россия способна производить большие гражданские самолеты. При этом производственная база, научно-технологический задел, стоимость и квалификация трудовых ресурсов, наличие большого внутреннего рынка авиаперевозок делают возможным быстрое возрождение отрасли. Есть все предпосылки для того, чтобы она вновь стала конкурентоспособной в мире. Путем консолидации отрасли, защиты рынка от западных конкурентов, путем снятия с эксплуатации части старых самолетов, некоторых инвестиций не огромного масштаба, а также грамотного управления отрасль можно возродить. Уже за 2-3 года появятся заметные результаты. Другим примером отрасли, уже сегодня обладающей экспортным потенциалом, является сельское хозяйство, и особенно производство зерна.

Подобная политика выведет на первый план интеграцию со странами СНГ. Защита единого рынка повысит спрос на товары нашего производства, в разы поднимет инвестиционные возможности предприятий. Интеграция позволит создать мощные корпорации по производству сложных промышленных товаров - в авиастроении, оборонной промышленности, станкостроении, легкой промышленности, других отраслях.

Если создать реально действующий союз, то он станет заметной экономической единицей в мировом плане. Для этого есть все: дешевые нефть, газ, электричество, недорогие квалифицированные трудовые ресурсы, прочные традиции в промышленности и науке. Многие товары станут конкурентоспособными на мировом рынке.

И вот тогда можно будет всерьез говорить о мировом разделении труда, причем на двусторонней основе. При этом вопросы нужно ставить недвусмысленно: хотите поставлять к нам ваши автомобили - тогда откройте рынок для нашего зерна. Хотите поставлять нам станки - взамен откройте свой рынок стали. Хотите продавать игрушки - покупайте самолеты. И т.д.

Интегрироваться - с соседями

Конечно, чтобы интеграция была реальной, надежной и носила долгосрочный характер, нужно иметь рычаги влияния. А они у России есть по отношению к каждой из республик бывшего Союза.

Прежде всего тут нужно вспомнить об Украине. Интеграция с ней наиболее важна: там живут 50 миллионов человек, это славянская страна с близкой к нам историей и культурой. Только через интеграцию с Украиной мы сможем стать сильными и конкурентоспособными. Лишь создав единую экономику и единый рынок, мы будем производить сложные современные продукты: самолеты, электростанции, сельхозтехнику и т.п. А для этого нужны согласованная внешняя политика, единая таможенная политика, единый внутренний рынок, благоприятствование взаимным инвестициям и создание крупных российско-украинских корпораций. В общем, почти такая же степень интеграции, что была при СССР. Дело это очень выгодное и для Украины, которая будет получать энергоносители по нашим внутренним ценам. Ее промышленность получит доступ на российский рынок, где сегодня уже продается 70 процентов сеялок, 60 процентов тракторов, 55 процентов котлов украинского производства. Альтернативы этому, думается, нет. Интеграция Украины в ЕС - скорее всего миф. Трудно представить себе, что украинские сеялки, самолеты, трактора и другое будет востребовано в Европе. Ограниченные перспективы имеет разве что сельскохозяйственная и трубная промышленность наших соседей.

Конечно, я обрисовал два крайних варианта развития событий. Возможны, конечно, и промежуточные. При этом надо поэтапно двигаться к первому варианту, выстраивая систему стимулов для украинских политиков и опираясь на благожелательно настроенные силы.

Такие же подходы применимы и в отношениях с Белоруссией, чье руководство четко осознает необходимость интеграции. Этой стране предстоит пройти через непростой период приватизации, и российские корпорации должны в нем участвовать.

Трезвомыслящие политики считают, что лишь при участии и гарантиях России может состояться воссоединение Грузии с ее республиками. Только Россия в перспективе сможет заполнить грузинские курорты, только у нас могут найти сбыт грузинское вино и мандарины. Только в составе российских корпораций может жить грузинская химическая, металлургическая, авиационная промышленность.

Нас еще очень многое объединяет и с другими странами СНГ - язык, общий менталитет, взаимопроникновение культур, связи. Пользуясь всем этим, наша политика должна способствовать продвижению российских товаров на соседние рынки, участию российских корпораций в экономике этих стран и защите прав российских инвесторов. И там, где необходимо, защищать их. В частности, сегодня в Азербайджане, Туркмении, Узбекистане действует политическое решение закупать сельхозтехнику западного производства. Этот вопрос, думается, должен стать предметом обсуждения на межгосударственном уровне и повлечь соответствующие действия с российской стороны.

В конечном итоге только кооперация и восстановление интеграции экономик позволят нашим странам модернизироваться и повысить свою конкурентоспособность. А для этого мы должны заявить ясную стратегию, обозначить точки экономического роста, прояснить каждой республике место в общей экономике и доказать выгодность тесного сотрудничества.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Входя в общий рынок, не забывай о своем - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;