Звездная болезнь

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

Первомайское расширение Евросоюза, кажется, не нанесет особого ущерба экономике России. Однако никакой пользы от него тоже не будет.

То, чего мы все так долго ждали, наконец-то свершилось: Евросоюз 1 мая 2004 года принял в свои ряды сразу 10 стран: Венгрию, Кипр, Латвию, Литву, Мальту, Польшу, Словакию, Словению, Чехию и Эстонию.

Особое волнение (как кажется, гораздо более сильное, чем даже новички ЕС) по этому поводу испытывала Россия. Волнение было, скорее, тревожным. И не без оснований. Во-первых, Евросоюз и до расширения был крупнейшим торгово-экономическим партнером России, а после присоединения еще 10 стран ЕС приобретет "контрольный пакет" в виде более 50% нашего товарооборота. Во-вторых, у евроновичков и России имелись изрядно потрепанные, но все еще сильные экономические связи, оставшиеся со времен СССР и СЭВ.

В 2003 году на долю ЕС пришлось 36,1% российского товарооборота (около $69 млрд.), в том числе 54% импорта и 39% экспорта. С вступлением новых стран доля ЕС в товарообороте России возрастет уже до 55%. При этом сама Россия является лишь пятым по размеру оборота торговым партнером ЕС - после США, Швейцарии, Японии и Китая (хотя и замкнула на себя более 20% потребности ЕС в импортном топливе).

Во-первых, при расширении ЕС под угрозу мог быть поставлен наш "традиционный" сырьевой экспорт. Газ, металлы, минеральные удобрения в большинстве стран "десятки" новичков не облагались ввозными пошлинами. А в "старом" ЕС их поставки жестко регулировались. Евросоюз квотирует российские поставки стали, применяет антидемпинговые пошлины на поставки нитрата аммония, хлористого калия, электротехнической стали, алюминиевой фольги и т.д. После присоединения все эти меры автоматически должны были быть введены в "десятке".

Все последние годы Евросоюз призывал Россию распространить на "новобранцев" действие Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС - основной документ, определяющий отношения между ЕС и Москвой) - со всеми вытекающими торговыми потерями по "традиционному" экспорту. Теоретически взамен мы получали некие плюсы. Евросоюз - это единый рынок с единым сводом торговых правил, единым тарифом и единым набором административных процедур. То есть работать на нем российским компаниям, по идее, должно стать проще, а возможности для экспорта у них должны были стать шире. Один из основных доводов еврочиновников заключался как раз в том, что импортный тариф в десяти присоединяющихся странах в среднем уменьшится с нынешних 9% до принятых в ЕС 4%. Однако российские "евроскептики" утверждали, что 4% - это "средняя температура по больнице" и самые низкие пошлины касаются не сырья, а готовой продукции, которую Россия ни в ЕС, ни в десять присоединившихся стран не поставляет.

Вот этими аргументами переговаривающиеся стороны обменивались последние годы, и переговоры фактически ходили по кругу. Поводов для оптимизма в отношении этих переговоров особо не было. Тем не менее буквально за три дня до "часа Х" России и ЕС удалось-таки найти компромиссы практически по всем спорным вопросам. И зафиксировать их.

Россия смогла накануне расширения ЕС - а именно 27 апреля - подписать в Люксембурге протокол к СПС и "Совместное заявление о расширении ЕС и отношениях Россия-ЕС". Надо заметить, что подписанное заявление юридической силы пока не имеет и лишь намечает направления и механизмы урегулирования проблем. Тем не менее, по словам одного из высокопоставленных российских чиновников, "политические последствия невыполнения соглашения могут быть очень серьезными". Так что примем его как руководство к действию.

Среди несомненных успехов российской торговой дипломатии можно назвать договоренности о пересмотре действующих антидемпинговых процедур, введенных ЕС в отношении российских товаров; о долгожданном увеличении в 2004 году стальных квот на 438 тыс. тонн и увеличении зерновых квот; о введении переходного периода на поставки алюминия в страны "десятки" и введении общей системы преференций на поставку изделий из алюминия, которые будут облагаться пошлиной в 4% (0,75 от 6% тарифа на первичный алюминий в "старом" ЕС). Поставки в страны-новички первичного алюминия в этом году не будут облагаться пошлиной, затем, в 2004-2007 годах, она будет плавно повышаться на 2% ежегодно. Представители "Русала" оценивают потери в символические $10 млн. в год. Смогла Россия отстоять и заключенные ранее контракты на поставку ядерных материалов из России в присоединяющиеся страны (цена вопроса, по экспертным оценкам, около $200 млн. в год).

Большим успехом в российской делегации считают подтверждение Евросоюзом того факта, что ЕС не применяет никаких ограничений на поставки природного топлива и электроэнергии из РФ. При этом Евросоюз признал, что долгосрочные контракты на поставку газа из России играют и будут играть важную роль в обеспечении стабильных и надежных поставок газа в ЕС (хотя в европейцы в последнее время много говорили о переходе на краткосрочные газовые контракты - для снижения цен). Кроме того, была достигнута договоренность о свободном транзите российских грузов в Калининград.

Итак, российские переговорщики сумели добиться от европейцев серьезных уступок для российского "традиционного" экспорта. Ирония судьбы заключалась в том, что они при этом защищали именно те отрасли российской экономики, которые, как показывает практика, и сами умеют за себя постоять.

Сырьевой бизнес, завязанный на Европу, давно готовился к расширению ЕС. На всякий случай, не ожидая благ от правительства. Вот несколько примеров.

"Газпром", ежегодно поставляющий в ЕС-10 около 35 млрд. куб. м газа (30% всего экспорта российской газовой монополии), заключил долгосрочные контракты на условиях take-or-pay (бери или плати), которые будут действовать от 5 до 20 лет. К тому же "Газпром" приобрел пакеты акций практически всех приватизированных в последнее время локальных газораспределительных компаний стран "десятки".

Российские нефтяные компании теперь тоже не чужие в ЕС и чувствуют себя там достаточно уверенно. Например, ЮКОС владеет контрольным пакетом литовского НПЗ Mazeikiu nafta, "Лукойл" контролирует НПЗ в Болгарии и Румынии (кандидаты на следующую партию евроновичков), а также владеет сетями АЗС в Прибалтике и Польше.

Что же касается качества продукции и ее соответствия стандартам ЕС, которые автоматически распространились и на ЕС-10, то принадлежащие российским НК литовский и болгарский НПЗ всем требованиям ЕС уже соответствуют, а лукойловский завод в Плаеште модернизируется. Расширение ЕС несомненно приведет к росту цен на бензин в странах "десятки", что может дать дополнительные прибыли российским НК.

Заблаговременно озаботились проблемой расширения ЕС и атомщики. В четырех из вступивших в ЕС десяти стран (Словакия, Венгрия, Чехия и Литва) работают построенные еще по советским проектам АЭС, и Россия через госкомпанию "ТВЭЛ" поставляет для них ядерное топливо. Еще в конце 1990-х годов руководство ЕС рекомендовало странам-кандидатам остановить действующие на их территориях "советские" АЭС. К ним прислушалась Болгария, которая решила остановить два реактора. Аналогичные меры на самом высоком уровне обсуждаются в Литве и Словакии. В то же время корпорация "ТВЭЛ" в преддверии расширения ЕС смогла заключить долгосрочные контракты (на 10-15 лет) со всеми "спорными" клиентами: АЭС "Пакш" (Венгрия), АЭС "Дукованы" (Чехия), АЭС "Богунице" и "Моховце" (Словакия), а также Игналинская АЭС (Литва). Таким образом, "ТВЭЛ" фактически защитил себя от потери клиентов среди стран "десятки".

За ценой не постоим

Договоренность по "традиционному" экспорту между Россией и ЕС, достигнутая в последние апрельские дни, разумеется, не являлась продуктом европейского альтруизма. Российские официальные лица предпочитают не уточнять, за счет чего, собственно, был достигнут столь замечательный успех на переговорах с ЕС. Но определенные предположения сделать все же можно. Наиболее очевидной причиной сговорчивости могут быть возможные уступки России Евросоюзу по переговорам о вступлении в ВТО. Не случайно российское руководство уверенно заявляет об их возможном завершении уже этой весной.

Разменной монетой стал слабенький финансовый сектор - для начала, невзирая на шумные протесты отечественных финансистов, были сняты все препятствия для экспансии европейских страховщиков.

По российскому законодательству страховым компаниям, доля иностранного капитала у которых превышает 49%, запрещено предоставлять весьма широкий спектр услуг: страхование жизни, обязательные виды страхования, страхование имущества госструктур. Однако с начала этого года для европейцев сделали исключение. С 1 января 2004 года капитал из стран ЕС уже как бы и не является иностранным, то есть "дочки" из Евросоюза могут страховать в России кого угодно в свое удовольствие.

"Для европейцев добиться свободного доступа на рынок со 145 млн. потенциальных клиентов было делом принципа, - говорит руководитель информационно-аналитического центра Всероссийского союза страховщиков Эдуард Гребенщиков. - Теперь они могут исподволь готовиться к экспансии".

Причем именно новые участники ЕС могут быть наиболее опасны для наших игроков. Страховщики и банки из ЕС-15 в РФ ориентируются на более-менее обеспеченные слои населения и крупный бизнес, оставляя отечественным компаниям массовый сегмент. Они же давно заняли эти ниши в странах, которые с 1 мая вошли в ЕС: по категоричному заявлению одного из отечественных финансистов, Центральная и Восточная Европа с банковской карты мира практически стерта. Например, банковский сектор Прибалтики более чем на 50% контролируется иностранцами (в основном финнами и шведами). Вот выжившие восточно-европейские банки и страховщики и подались на новые пастбища: например, в число активнейших игроков на российском рынке недавно вошли Первый чешско-российский банк и Чешская страховая компания. Причем покушаются восточные европейцы именно на "демократичного" клиента.

Другой жертвой расширения ЕС может стать многострадальный российский агропромышленный комплекс. По оценке Минсельхоза РФ, убытки аграрного сектора России после расширения ЕС из-за изменений условий торговли сельхозпродукцией могут составить более $200 млн. в год.

Как считает директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько, "сразу после присоединения к ЕС новые страны могут попасть под режим субсидий, которые так щедро раздает Евросоюз своим членам, а это будет означать, что у России появится еще несколько аграрных конкурентов". По данным Минсельхоза, размер субсидий в ЕС превышает российскую бюджетную поддержку сельского хозяйства в 40 раз.

Российских зерновиков не вдохновляют даже достигнутые договоренности об увеличении зерновой квоты. "То, что новые страны-члены ЕС попадут под квоту Евросоюза, будет означать, что до тех пор, пока европейские страны не продадут им свое зерно, Россия на их рынок не придет", - считает глава одной из крупнейших экспортных зерновых компаний "Югтранзитсервис" Кирилл Подольский.

Пострадать может не только российский экспорт продукции АПК, но и импорт - прежде всего мяса, особенно польской свинины.

В общем, очевидно, что в вопросах по защите отраслей, не числящихся у наших чиновников в списке стратегических и неспособных пролоббировать свои интересы (например, тот же АПК), переговорщики готовы уступать, не особо заботясь о перспективах. Самое же обидное, что все усилия правительства (вместе с возможными жертвами) лишь позволили сократить до минимума "запланированные" краткосрочные потери от расширения ЕС.

Что же касается тех преимуществ, которые, по мысли еврочиновников, может получить высокотехнологичный российский экспорт от расширения ЕС, то эта благодать для России, как говорится, мимо кассы. Хотя бы потому, что доля готовой промышленной продукции (на которую как раз и приходится продекларированное ЕС снижение пошлин) в российских поставках в ЕС не превышает 10%. Для сравнения: энергопоставки в настоящее время составляют 55% экспорта на европейском направлении.

Парадокс заключается в том, что правительство, на каждом углу твердящее о своем стремлении к диверсификации экономики, забывает обо всех этих словах, как только дело доходит до реальной внешнеэкономической политики. На практике оно готово защищать интересы только тех отраслей, которые способны оплатить такую защиту.

Существующая структура экономики (несмотря на все усилия реформаторов, по-прежнему ориентированной на экспорт сырья) не дает шансов даже в перспективе воспользоваться появляющимися от расширения ЕС преимуществами. Если, конечно, вдруг не случится чудо и РФ за несколько лет не слезет с сырьевой иглы. Правительство, стремясь защитить металлургов, нефтяников и газовиков, как-то упустило из виду данный факт. И предпочло плыть по течению, решая в первую очередь те проблемы, которые проще всего решить.

Иными словами, и переговоры по расширению ЕС, и переговоры по ВТО у нас отдельно, а экономическая политика - отдельно. Президент, конечно, когда-то говорил о мухах и котлетах. Но он же, кстати, говорил об "амбициозности" и удвоении ВВП. Наши грядущие отношения с ЕС едва ли свидетельствуют о первом и способствуют второму.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Звездная болезнь - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;