Закон вчерашнего действия.

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

Похоже, в Минэкономразвития хотели как лучше. Не получилось бы как всегда

Едва ли кто сегодня будет оспаривать тот факт, что Россия - индустриально развитая страна с рыночной структурой. Уже то, что при действующем президенте она устойчиво вошла в так называемую "восьмерку" стран-лидеров, подтверждает неоспоримо высокую роль России в мировой экономике. Хотя кое-кому хотелось бы в этом усомниться. Вспомним хотя бы попытки ряда сенаторов США поставить вопрос об исключении России из числа ведущих мировых держав.

Попытки эти, как и следовало ожидать, провалились, не найдя понимания и поддержки мирового сообщества. Само российское общество восприняло их как элемент политического шантажа и дискредитации заявленного страной курса. Что ж, вполне логичная, а главное - объективная оценка мирового сообщества. Однако не мы ли сами порой виноваты, давая противникам России негативные аргументы, когда выстраиваем новые политико-экономические программы?

Взять хотя бы инициативу Минэкономразвития и торговли (МЭРТ) по усилению законодательных основ внешнеэкономической деятельности. В целом она неплоха. Но вот появившийся вследствие усилий МЭРТ и его главы Германа Грефа федеральный закон "Об основах регулирования внешнеторговой деятельности" с явно избыточными функциями, дополненный к тому же статьей 28 "О предотгрузочной инспекции", вызывает тревогу специалистов. И дело не только в затратах по новому инспекционному органу и отсутствию гарантий поступлений в бюджет, но и в том, что программой обязательной предотгрузочной инспекции пользуются сейчас только 39 слаборазвитых и развивающихся стран из-за плохой оснащенности их таможенных органов. Большинство же государств - участников международной торговли, решают вопросы таможенного контроля силами самих таможенных органов. Надо ли говорить, что обязательная пред-отгрузочная инспекция в их состав не входит.

Тогда возникает ряд вопросов. Разве Россия не в состоянии обеспечить механизм своей таможенной службы по стандартам стран "восьмерки", членом которой она является? Почему руководство ГТК РФ так легко соглашается с предложением перейти на стандарты слаборазвитых стран, и по сути, на расчленение единого госоргана, каковым является Государственная таможенная служба? Во всяком случае первый зам. главы таможенной службы Л. Лозбенко убежденно разъясняет в СМИ сомнительную пользу такого передела функций исключительно важного госведомства, обеспечивающего до 40% доходов в бюджет. Ему вторит бывший зам. председателя ГТК А. Каульбарс, ныне руководитель департамента МЭРТ, ссылаясь на опыт некоторых слаборазвитых и развивающихся стран.

Что ж, обратимся и мы к этому опыту. Программа обязательной предотгрузочной инспекции потерпела фиаско в Беларуси, Казахстане, Молдове и Грузии, даже несмотря на поддержку со стороны Международного валютного фонда.

Естествен вопрос: как оценят введение программы такие международные организации, как Всемирная торговая организация (ГАТТ), Всемирная таможенная организация, Международная федерация инспекционных агентств (ИФИА) и, наконец, Европейско-Азиатское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), которое пытается создать единое экономическое пространство с интегрированной таможенной системой для ряда стран СНГ?

Высокую коррупционную емкость этих программ ощутили на себе Пакистан, Индонезия, Нигерия, Филиппины и некоторые другие государства. И немудрено. Известный американский экономист Джеймс С. Генри в своем исследовании "Международная преступность" констатирует: "...аферы, практикуемые при проведении обязательной предотгрузочной инспекции, являются видом мошенничества, который имеет глобальный характер, однако о его существовании знают лишь немногие".

Но если это так, если развитые страны решительно не восприняли программу обязательной предотгрузочной инспекции, разработанную Всемирной торговой организацией еще в 1986 году исключительно для экономически отсталых государств, зачем России равняться на вчерашний день? Почему глава МЭРТ Герман Греф и аналитики ведомства не проанализировали практику применения подобных программ прежде, чем вносить в текст Федерального закона статью 28? Почему в конце концов не обратились за консультацией к экспертам Всемирной таможенной организации? Они-то уж точно подсказали бы, так ли надо укреплять таможенные структуры для гарантированного обеспечения интересов государства.

В США, Франции, Германии, даже "нерыночном" Китае от таких обязательных инспекций открестились, как от чумы, порождающей взяточничество и мздоимство чиновников. А Международная федерация инспекционных агентств (ИФИА), дабы пресечь многочисленные факты коррупции с этого года ввела "Кодекс чести" для инспекционных агентств - членов ИФИА.

Вот и получается, что, с одной стороны, президент и премьер-министр вместе с Госдумой и Советом Федерации прилагают максимум усилий, чтобы закрепить роль России в составе государств - мировых лидеров, инициируя для этого принятие законов, противодействующих коррупции и отмыванию преступных капиталов и одновременно создающих благоприятную среду для честного открытого бизнеса и сокращения экономических рисков в торговых отношениях. С другой - кто-то с упорством, достойным лучшего применения, пытается протащить в эти законы такие положения, которые, будь они приняты, нанесут, как считают эксперты, непоправимый ущерб нашей экономике, международной репутации России, гирями потянут ее в прошлое, с которым она так трудно рассталась.

В этой связи возникает еще один резонный вопрос: кто понесет персональную ответственность за очевидную ошибку, когда она станет реальностью и дискредитирует Россию и ее стратегическую политику?

Как бы не опоздать с поправками.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Закон вчерашнего действия. - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;