Почему цены на мясо растут по-свински?

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

Большую "свинью" подложил нам мировой рынок. Цены на свинину и говядину как росли в прошлом году, так прекращать в 2005 году свой рост не собираются. Да, тут еще и правительство с квотной политикой не дает полакомиться убежденным невегетарианцам любимым яством. Торжествовать могут только правозащитники мычащих, хрюкающих и кудахтающих, но для всех остальных это не утешение.

Итак, согласно анализу, проведенному уральским мясным союзом, с января 2004 года по январь 2005 цены на говядину выросли на 50%, а на свинину аж на 70%. А по данным региональной энергетической комиссии Свердловской области цифры несколько другие, но не намного утешительнее. Рост цен на потушное мясо произошел в пределах 30%, на мясо птицы до 4-5%, и на колбасные изделия до 25%. Кстати, с курятиной в Свердловской области дело как раз обстоит более-менее благополучно, т.е., как мы видим, рост цен, конечно, наблюдается, но далеко не такой сильный, как на остальное мясо. Благо здешние производители имеют хорошую сырьевую /если цинично обозвать курицу сырьем/ базу.

Президент уральского мясного союза Вадим Медовиков говорит, что на рост цен на мясные продукты влияют, кроме внутренних факторов, и внешние, как то мировой рынок, на котором цена на мясо неуклонно повышается. С начала 2004 года до начала 2005 года цены на импортируемое мясное сырье выросли на 30-40%. Ниже приведенные цифры – 50-70% заставляют задуматься: откуда взялась разница в 20-30%? Дело в том, что с 1 апреля 2003 года вступило в силу постановление правительства о введении квот на импорт мяса и странового принципа.

“День смеха” 2003 года отбил надолго охоту смеяться у импортеров мясного сырья, ведь теперь по страновому принципу 80% всего зарубежного мяса российские импортеры обязаны закупать либо в странах Евросоюза, либо в США. Это мясо, конечно же, одно из самых дорогих в мире. И, заметим в скобках, далеко не самого лучшего качества. Объяснение утверждению простое - в Аргентине, Автралии и других менее сильных в политическом смысле производителей мяса коровы и прочие производящие "сырье" парнокопытные "анаболиками" и всякой иной химией не кормятся. А между тем, количество закупаемого Россией мяса во всех остальных странах ничтожно мало – свинины 179 тысяч тонн, говядины 69 тысяч тонн. Для сравнения: прогноз потребления мясопродуктов /это и говядина, и свинина, и колбасные изделия/ на 2005 год по Свердловской области планируется 250 тысяч тонн. Получается, что количество закупаемого “дешевого” мяса на всю страну меньше на две тысячи тонн, чем потребляется в одной только Свердловской области.

Всего же в Россию в 2005 году можно ввезти 695 тысяч тонн говядины /420 тысяч тонн мороженой и 275 тысяч тонн охлажденной/, 450 тысяч тонн свинины и 1,05 млн тонн мяса птицы. Сколько импортного мяса достается регионам, можно судить по цифрам, которые приводит уральский мясной союз: годовая квота на импорт для УрФО - 170,6 тысяч тонн в год, при потреблении 619,2 тысяч тонн в год. Интересно, что самая большая квота - на птицу - 85,3 тысяч тонн, против 51,18 тысяч тонн на свинину и 34,12 тысяч тонн на говядину, и это тогда, когда УрФО менее всего нуждается именно в птице.

Сверхквотные поставки допускаются, но облагаются запретительными пошлинами. Российским мясникам, большей частью, приходится довольствоваться сырьем дорогим, что не может не сказаться на цене.

Квотная политика в отношении мясного сырья, по словам исполнительного директора ООО “Екатеринбургский мясокомбинат” Андрея Савинцева , вызывает еще одну проблему: в неравном положении оказываются столичные и региональные мясообрабатывающие предприятия. Здесь вступает в силу “исторический” принцип, заключающийся в том, что 90% квот делятся среди предприятий прямо пропорционально тому количеству сырья, которое они закупали в предыдущие годы. Менее крупные импортеры, а также новички на рынке могут получить доступ к мясному сырью без посредников только на открытом аукционе, где продаются оставшиеся 10% квот. Следовательно, очень существенное преимущество имеют крупнейшие импортеры мяса. В частности, как говорит Андрей Савинцев, 85% импорта всегда занимались московские компании. И только оставшиеся 25% квот распределяются, большей частью, по региональным компаниям и, можно представить, какие мизерные получатся цифры.

Введение квот и странового принципа по замыслу правительства должно способствовать росту отечественного животноводства, однако регионы полностью сами себя мясом обеспечить не могут. В частности, уральский рынок может обеспечить себя мясным сырьем меньше, чем на 50%. Для роста поголовья скота необходимо время. К примеру, для того, чтобы поросенку вырасти в полноценную свинью, нужно не меньше года. А, что касается крупного рогатого скота, то ему времени на то, чтобы быть готовыми к употреблению, нужно и того больше. Но пока будет возрождаться российское животноводство – увеличиваться поголовье коров и свиней /хотя сейчас это поголовье почему-то не сильно увеличивается, скорее, наоборот/, цены на их мясо вырастут намного быстрее. Что, впрочем, уже и происходит.

Правительство было сильно обеспокоено ростом импорта в 2002-2003 годах, а, значит, и упадком отечественного животноводства /например, если в начале 1990-х годов в Свердловской области насчитывалось 260 тысяч голов крупного рогатого скота, то сейчас его на треть меньше/, но ввести квотирование и страновой принцип – означало разрубить “гордиев узел”. В результате предпринятых мер появился дефицит мясного сырья и, следовательно, рост цен. Хотя и без введения и квот, и странового принципа стоимость поднялась бы все равно: высокие цены на нефть ни могут не сказываться на мировом и российском рынках, но этот рост был бы не такой существенный.

Рост цен не нравится не только потребителям мяса, но и самим мясникам. Андрей Савинцев говорит, что по данным экономического отдела “Екатеринбургского мясокомбината” стоимость мясного сырья за 2004 год увеличилась на 45%, а стоимость готовой продукции не более, чем на 35%. По словам Вадима Медовикова, это означает, что региональные мясопереработчики сгладили разницу в цене.

Пропорционально росту цен снижается покупательная способность населения и, соответственно, возрастает количество дешевой мясной продукции. Один из руководителей уральских мясных комбинатов Сергей Емельянов считает, что сегодня удешевить продукцию /здесь речь идет о колбасных изделиях/ можно увеличением количества различных добавок, что и происходит у всех производителей. Но, в этом случае, встает вопрос о качестве продукции. Однозначно, что колбасы, произведенные по ГОСТу, сегодня не могут быть дешевыми. Андрей Савинцев также говорит, что хорошая колбаса, сделанная по гостовским стандартам, не может стоить 90 рублей - как минимум, в два раза больше.

Веселенькая картинка вырисовывается: или питаться относительно недорогой колбасой, где не к мясу добавляются продукты, а само мясо является добавкой, или колбасой, где мясо есть, но для многих и многих такие мясные изделия становятся просто деликатесами и, отнюдь не потому, что повышается их качество. Пессимист в таких случаях говорит, что хуже уже не будет, а оптимист радостно возражает: нет, будет, будет!

Реалист подтверждает: будет. Сейчас, к сожалению, вопрос стоит не в том, чтобы остановить рост цен, а в том, чтобы его уменьшить. Это можно сделать, по мнению Вадима Медведкова, если подправить закон о квотировании и создать инвестиционно-привлекательную обстановку в российском животноводстве. Если на поправку закона нужна добрая воля правительства, то на создание инвестиционно-привлекательной обстановки, в первую очередь, время.

Министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев назвал, в обход восточного календаря, 2005 год – “годом свиньи”, подразумевая, что это будет год развития свиноводства в России. Даже если итак, то выращиваемая сейчас свининка пока несколько утопическая, ведь попадет она к нам в тарелки не скоро.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Почему цены на мясо растут по-свински?  - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;