Обутая Россия

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

Невыгодно подделывать лишь валенки, кирзовые сапоги и ботинки Прощай, молодость .

В конце минувшей недели Роспотребнадзор подвел итоги мониторинга фальсификаций на российском потребительском рынке за девять месяцев 2004 года. В категории непродовольственных товаров одним из несомненных лидеров стала обувь. Сомнительного качества туфли, сапоги и ботинки под импортными лейблами заполонили страну. Подделки либо завозят контрабандой из Китая, либо выпускают на отечественных подпольных предприятиях. А доля нелегальных товаров составляет до 80% от объемов потребления этой продукции в России.

Подделку определить легко. Если через пару недель у дорогущих сапожек на модной шпильке наблюдаются странные мутации в носочной части, а еще через пару дней вы ковыляете с отвалившейся запчастью в руках, все ясно – это левак . Успокаивает одно – есть месяц, в течение которого можно вернуть некачественную пару и получить обратно деньги. Но не тут-то было: чаще всего воспользоваться этим правом не удается. Независимая экспертиза, к которой обращается торговля, во всем обвиняет покупателей: Какая подделка? Да вы обувь носить не умеете! Экстремальные условия русской погоды и нарушение правил эксплуатации стали самыми популярными терминами у экспертов-обувщиков. А значит, новые сапожки отправляются в помойку, а ты идешь за очередной парой, которая тоже может оказаться фальшивкой.

Культ бренда

Обувное безобразие началось в 1988 году. Именно эту дату можно считать приходом заграничных обувщиков в Россию. Тогда голодные до буржуазной эстетики соотечественники за пару импортных сапог, не задумываясь, соглашались расстаться с половиной оклада, а тотальный спрос на импортную обувку во много раз превышал предложения. Особенно радовались этому прорыву на Востоке законодатели моды мысков и каблуков итальянцы: они с лихвой пользовались страстью русских дольше десятилетия. Поднимали стоимость своих сапожек и босоножек каждый сезон, а странные русские все продолжали и продолжали покупать и покупать.

Но иметь в своем гардеробе модные туфли хотели все, невзирая на уровень доходов. Тогда-то дать всем счастье и решил Егор Гайдар, который из лучших побуждений в бытность свою премьером снизил таможенные пошлины и обеспечил Россию модным, импортным, но ширпотребом . В Россию хлынул первый левак . С тех пор прошло больше пятнадцати лет, но Россия по-прежнему остается регионом, жителям которого крайне важно, что за марку обуви или одежды они носят. В других местах планеты люди в первую очередь надевают то, что удобно и качественно, в России – то, что престижно.

Атипичный Адидас

Чем престижнее марка, тем чаще ее подделывают. Это индикатор популярности, хотя и отрицательный. У тех, кто обувается на рынках и в недорогих магазинах, шансов купить подлинную вещь нет. Да и если здраво взглянуть на ассортимент Черкизовского рынка в Москве, то станет ясно, что ботинок Прада за 1,5 тыс. рублей не может быть в принципе. На рынках продают обычно самый примитивный вид левака – кое-как сшитое обувное творение сдобрено этикеткой, на которой известная марка написана с изменением одной буквы в названии. Вместо Salamandеr – Salamandra. Вместо Reebok – Rebook. Так что формально – не придерешься. Зачастую покупатель идет на этот обман, надеясь, что подделка буквы не означает изменения качества изделия. А зачастую, даже не думая об этом. Продавцы же в свою очередь равнодушно взирают на покупателей: если уж пришли сюда, то больше им идти некуда. Купят, никуда не денутся.

Перед искушением закупить партию подделок за копейки , а продать за сотни долларов не могут устоять и многие владельцы бутиков и модных салонов.

К сожалению, где бы вы ни купили обувь и сколько бы вы за нее ни заплатили, ни один из этих факторов не является гарантом того, что эта продукция не поддельная, – говорит председатель Российского союза кожевников и обувщиков Константин Яковлев .

Отличить хорошую подделку даже искушенному покупателю невозможно. Тем более в любом маломальском уважающем себя бутике, вам расскажут, что их обувь подделать невозможно, что у них уникальная система защиты, что подделывают кого угодно, но только – не их. И только потом, когда у ваших модных сапожек кверху загнется мысок и разойдутся строчки, вы поймете, что вас, по всей видимости, обули . Кстати, жаловаться идут не многие. Все верно – у людей, тратящих на одну пару 300 долларов и больше, как правило, другой менталитет. Они не будут тратить нервы – им проще купить другую пару.

Со скрипом элитные обувщики признают, что их бренд может быть фальсифицирован в принципе. Понятно, это бьет по престижу компании и, так или иначе, сказывается на продажах. Но подтвердить, что на прилавке может оказаться подделка, никто не соглашается.

В наших фирменных магазинах мы предоставляем клиентам истинную информацию о продаваемой продукции, – говорит генеральный директор крупной сети обувных магазинов Римма Теплова. – Если обувь сшита в России, то на ней и написано, что она изготовлена в России. Если в Китае, то в Китае. А что касается подделок, то если клиент покупает обувь в салоне, то этот факт исключается. Конечно, теневые бизнесмены стали очень изощренными. Но двух одинаковых вещей не бывает: так или иначе – одна из них настоящая, а другая копия. И покупатель, который приобретает нашу обувь, видит качество, которое говорит само за себя .

Технология обмана

Откуда берутся поддельные Armani и Versace? Технология воровства очень проста. Она напоминает производство пиратских видеофильмов. Любая обувная коллекция первым делом демонстрируется на международной обувной выставке. Здесь наготове папарацци от подпольного обувного бизнеса. Они скрыто фотографируют новинки и быстренько пускают отснятые пленки в дело. Так зачастую левая новая коллекция появляется в продаже раньше, чем родная .

Самые шустрые в этом деле – китайцы. Шить обувь их научили сами европейцы. Первыми, кто стал размещать заказы на китайских фабриках еще в начале 80-х, были производители спортивной обуви Nike. И долгие годы китайские фабрики специализировались на ее нехитром исполнении. Годы упорного труда на хозяев не прошли даром. К настоящему времени в Китае в производстве обуви произошел качественный скачок – сегодня китайцы могут производить обувь любой сложности, и она будет соответствовать европейским стандартам качества. Они могут шить и дешевую обувь, которая развалится после первого дождя. И такие шедевры , которые трудно отличить от оригинала. Этот факт и позволил стране стать серым кардиналом подпольной мировой индустрии.

Но возникает закономерный вопрос: как же обувные подделки из Китая беспрепятственно пересекают границу с Россией?

Сказать, что российский обувной рынок нецивилизованный – это не сказать ничего, – говорит Константин Яковлев. – В этой сфере твориться полный беспредел. Ежегодно в Россию официально ввозится около 50 млн. пар и более 100 млн. пар – неофициально. Большое количество обуви в страну ввозится под видом неторгового оборота, то есть без уплаты пошлин и налогов, а затем эта обувь попадает в розницу по демпинговым ценам .

Большинство россиян покупают обувь по принципу дешево, но сердито .

Для обозначения контрабанды существует термин – теневой или серый импорт . Часть серого импорта везут челноки. Но доля бизнесменов-индивидуалов с полосатыми баулами – просто слезы по сравнению с контрабандой официальной . По данным Государственного таможенного комитета (ГТК), ежедневно таможенную границу РФ пересекает из одного только Китая около тысячи транспортных средств. А что же они везут? В основном сырье и комплектующие – так говорят таможенные документы. Под видом изделий, облагаемых самыми низкими таможенными пошлинами, от 0,2 до 1,4 доллара за килограмм, в Россию и везут поддельную обувь. Кроссовки под видом расчесок, сапожки под видом замков-молний .

Made in Ростов

Не отстают от китайцев и российские обувщики. По оперативным данным МВД РФ, один из крупнейших центров этого подполья находится в Ростовской области. А подпольную обувь из Ростова, не ведая того, носит каждый третий россиянин. При этом бывший обувной гигант Ростовобувь лежит на боку , а его конкурент Донобувь тачает солдатскую кирзу. По неофициальным данным, в регионе сейчас не менее полутора тысяч обувных предприятий. Сюда входят 10 крупных конвейеров, около 200 современно оборудованных цехов и несметное число кустарных мастерских, где обувь делают в основном вручную – не более 30–40 пар в сутки.

Прежде всего это верный способ уйти от налогов, – рассказал НИ бизнесмен Алексей, который начал свой бизнес на донской земле 12 лет назад. – Чем меньше предприятие, тем тяжелее бремя налога. Нужны средства для развития, введения новых технологий, закупки качественного сырья – а государство обдирает тебя как липку. В Ростове малый бизнес власть практически не поддерживает. При этом немалые средства уходят на взятки чиновникам и крышам . Мы начинали с маленького цеха: шили по 15–20 пар кроссовок в сутки. Потихоньку выходили на общероссийский рынок, расширялись, закупали новое оборудование .

Вторая причина, по которой донские обувщики предпочитают работать под черным флагом , – непрестижность отечественных марок. Так уж сложилось исторически: модели, например, с итальянским лейблом почти всегда обречены на успех. Поэтому производитель старается скрыть географию .

Еще несколько лет назад доходило до абсурда, – говорит Алексей. – Мы шили классные мужские ботинки, снабжали их лейблами с латиницей, но в ростовской торговой сети говорили: Донская продукция нам не нужна . Тогда мы отправляли обувь в Москву, оптовикам. Ростовские торговцы ехали в столицу и закупали там нашу же обувь, только дороже. И торговали ею в Ростове, уверенные, что приобрели импорт .

Милан в Подмосковье

Талдомский край Московской области издавна славен журавлями и обувщиками. Не зря на старинном гербе города журавль обут в сапоги. Правда, журавли на крайний север Подмосковья пока не прилетели, зато возле местной обувной фабрики в последнее время столпотворение. Припаркованы рядами дорогие иномарки с московскими номерами, внося в деревенский пейзаж столичный лоск и колорит. Маленький фабричный магазинчик под названием Ваш имидж каждый день атакуют модницы из Москвы. Их не смущает расстояние – 150 км от МКАДа. По раздолбанной дороге они несутся навстречу мечте – модным обновкам для ног. Здесь – посреди лесов и болот – вечная распродажа, и за одну пару обуви попросят гораздо меньше, чем в столичном бутике.

Боже мой! В Петровском пассаже я видела точно такие босоножки – стоят 300 у.е.! – блондинка лет сорока, кажется, от счастья сейчас потеряет сознание. – Такая же кожа под кенгуру, такой же бамбуковый каблук! А стоят всего 2900 рублей!

Обувь в Талдоме шили испокон веков, специализируясь на модельных женских туфлях. Сельские обувщики срисовали эскизы своих будущих шедевров из европейских журналов. В своем деле они так наловчились, что их изящные туфли стали заказывать даже столичные модницы. С тех пор прошло куча времени, но ничего не изменилось. Теперь здесь на современном итальянском оборудовании производят вполне конкурентоспособную обувь. Владельцы фабрики брендов не воруют: они договорились c хозяевами миланской марки Enzo Logana и открыли в Москве даже одноименный бутик. Производят бизнесмены эту обувь не то, чтобы подпольно, как ростовские мастера, но все равно – хитро обходя закон. Бедный дотационный район не получает от своего знаменитого производства ни копейки. Чтобы не платить налогов по месту нахождения, зарегистрирована фабрика где-то во Владивостоке. Все работников принимают здесь на работу на 29 дней, рассчитывают и снова принимают.

По всей стране магазины и рынки завалены обувью так называемых совместных предприятий, которые делают продукцию разного качества: от откровенного ширпотреба до вполне приличных вещей. На самом деле, официальных совместных предприятий в сфере обувного бизнеса у нас в стране практически нет.

Из-за беспощадной налоговой системы иностранцы в открытую с Россией предпочитают не сотрудничать, – говорит Константин Яковлев. – Зарегистрированных по всем правилам действующего в России законодательства совместных производств только два: это нестареющая Парижская коммуна , которая сотрудничает с различными итальянскими компаниями и шьет детскую обувь. И рязанская Победа Октября , которая дружит с немцами. Все остальные – нелегальные или полулегальные .

На обувном фронте без перемен

Чтобы перекрыть левый импорт – надо ужесточать Таможенный кодекс. Чтобы помочь отечественным обувщикам составить достойную конкуренцию обувщикам подпольным, надо пересматривать налоговую систему. Это ясно как день. Ни о чем подобном российские власти почему-то не помышляют. Но все-таки борьба за то, чтобы вывести российский обувной рынок из тени в легальную сферу у нас в стране, оказывается, ведется. Так, по крайней мере, утверждают чиновники. 17 декабря 2004 года был озвучен и утвержден очередной красивый документ. Премьер Михаил Фрадков подписал План первоочередных мероприятий по реализации основных направлений развития легкой промышленности , в котором речь идет и о многострадальной обуви. Он обязал Минпромэнерго, МВД, ФТС и другие важные ведомства создать рабочую группу для координации действий против незаконного производства, продажи и ввоза товаров в Россию. Эта группа должна планировать спецоперации против теневых импортеров и отечественных производителей подделок. А изъятые у них товары демонстративно уничтожать, как сейчас уничтожаются пиратские компакт-диски и видеокассеты. Об итогах работы группы за первый квартал перед премьером чиновники будут отчитываться уже скоро – в апреле. Пока же ни о каких спецоперациях по обезвреживанию подпольных обувщиков и о глобальном уничтожении левой обуви не слышно. Это либо затишье перед бурей, либо, как обычно, – полный штиль.

Бруно Скеджа: В России доля подделок очень высока

Несмотря на то, что российский обувной рынок заполнили подделки, итальянские производители полны оптимизма. Продукция Италии в России сегодня занимает второе место по продажам после китайской и сохранит свои позиции еще надолго, уверены главные обувщики Старого Света. Для этого сегодня делается все возможное: только в 2004 году на продвижение апеннинской обуви в России было потрачено более 700 тыс. евро, а на 2005-й наша страна названа основным партнером для Италии. О ситуации на российском рынке и о планах итальянских обувщиков Новым Известиям рассказал председатель комитета Итальянской ассоциации производителей обуви (A.N.C.I.) по России Бруно СКЕДЖА.

– Синьор Скеджа, сколько итальянских фирм сегодня работает на российском рынке?

– На последней выставке Moscow Shoes в 2004 году было представлено 230 наших компаний. Но продают свою обувь в России более 300 фирм. Правда, многое из того, что предлагается в ваших магазинах, не имеет к Италии никакого отношения.

– Неужели практически все, что у нас продается, – подделки?

– К сожалению, да. Россия относится к числу тех стран, где доля имитаций итальянской обуви очень высока – от примитивных некачественных подделок до идеальных по исполнению копий дизайнерских моделей. Ваши магазины переполнены китайской обувью, которую уже не могут продать. Бороться с этим практически невозможно. Тем не менее мы пытаемся как-то противостоять этому потоку контрафакта, который, кроме прямых экономических потерь, наносит серьезный ущерб имиджу наших производителей и марке made in Italy в целом.

– Китайские сапожники потеснили итальянских, которые долгие годы безраздельно владели сердцами российских потребителей. Причем из Китая поставляется не только ширпотреб, но и вполне качественная продукция. Что могут сегодня противопоставить ей ваши обувщики?

– Хорошее качество, инновации и современный дизайн – вот те преимущества, которыми обладает итальянская обувь и которых нет у китайской. Да, ситуация такова, что на каждые 10 проданных в России китайских пар туфель, ботинок или сапог приходится только 6 итальянских. Но сегодняшнее материальное благосостояние россиян позволяет им уже делать выбор не в пользу дешевой обуви, а в пользу качественной. А в качестве мы традиционно сильны. Наша обувь качественнее и моднее китайской.

– Но многие итальянские компании сегодня переносят свое производство в Китай. Сделанная там обувь, как правило, идет на экспорт в США, некоторые европейские страны и, разумеется, в Россию. По качеству такая лицензионная обувь ничем не отличается от родной итальянской?

– Я считаю, что отличается и довольно сильно. Именно поэтому обувь люксового сегмента (в Италии стоимость люкса начинается со 150 евро. – НИ .) шьется только на итальянских фабриках. Вы не совсем правы, говоря о том, что многие наши компании переносят свое производство в Китай. Да, тенденция есть и довольно сильная, но исход на Восток характерен прежде всего для производителей недорогой обуви. И продают они ее не только в Восточной Европе или в России, но и у нас в Италии. И все же многие наши компании по-прежнему предпочитают оставаться дома. В ассоциацию A.N.C.I. входят только те производители, фабрики которых находятся в Италии. На сегодняшний день таких у нас 800.

– Какой совет вы можете дать потребителю, покупающему итальянскую обувь? Как отличить подлинную made in Italy от подделки?

– Главный признак подлинности – именное клеймо на подошве, на котором обязательно должны быть название марки, надписи made in Italy и Vero Couro/Leder (натуральная кожа). Обязательно надо просмотреть все швы – у качественной обуви они ровные, без торчащих ниток и дефектов. Кожа должна быть мягкая, без пятен, складок и трещин. Особое внимание надо обратить на место прикрепления подошвы к верху ботинка между каблуком и носком, а также на устойчивость самого каблука. Для этого надо поставить туфлю на ровную поверхность. Каблук должен ровно касаться пола, а носок подниматься от поверхности на 5–7 мм. Такой зазор специально заложен в конструкцию обуви для того, чтобы при ходьбе не цеплять носком землю.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Обутая Россия - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;