Враг из пробирки

Федеральная таможенная служба приостановила вывоз за рубеж человеческих биообразцов из России. Скандал разгорелся меньше чем за неделю. Первые публикации появились в конце мая, а уже через несколько дней проблема биотерроризма наряду с саммитом "большой восьмерки" и столкновениями в Ставрополе превратилась в одну из важнейших политических тем

Запрет на вывоз биологических материалов из России легко и непринужденно вышел за рамки частного вопроса, превратившись в полноценную политическую проблему, комментировать которую вынужден даже Владимир Путин. Существует ли на деле "этнически ориентированное оружие"? К каким последствиям привел запрет на вывоз биоматериалов? И, наконец, что стоит за решением таможни - защита национальных интересов страны или попытка банального передела рынка? На эти непростые вопросы попытались найти ответ корреспонденты "Нашей Версии".

Довольно быстро, как обычно и бывает в подобных случаях, выявились две диаметрально противоположные точки зрения, хотя на самом деле есть и третья, возможно, наилучшим образом объясняющая происходящее.

Общим местом стало то, что причиной запрета на вывоз биообразцов стал закрытый доклад главы ФСБ Николая Патрушева, представленный в начале мая Владимиру Путину. В нем сообщалось, что крупные медицинские центры за рубежом, вывозящие биообразцы из России, включены в программу разработки "этнически ориентированного оружия" против русских. Называются и вполне конкретные учреждения, вовлеченные в данную работу: Гарвардская школа общественного здоровья, Американский международный союз здравоохранения, управление по охране окружающей среды департамента юстиции США, шведский Каролинский институт, Агентство международного развития США и индийский Институт генома.

Справедливости ради надо заметить, что не только отечественные политики проявляют беспокойство по поводу создания генетического оружия. Так, бывший министр обороны США Уильям Коэн в 1998 году заявил, что в его распоряжении имеются материалы о работах "определенных типов патогенов, которые могли бы быть этнически специфичны". Коэн говорил лишь о работах, ведущихся в других странах. Но есть вполне оправданные опасения, что данное направление активно исследуется и в США. Со скандалом покинувший недавно пост главы Всемирного банка Пол Вулфовиц в бытность заместителем министра обороны США предлагал использовать генетическое оружие для успешного ведения войны.

Но насколько реально создание подобного оружия? Если верить президенту Общенациональной ассоциации генетической безопасности Александру Баранову, генная инженерия достигла таких высот, что может быть создано оружие, направленное на уничтожение конкретного этноса. "О такого рода разработках было много сообщений в прессе", - заявил он. Слышал о подобных исследованиях и министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. "Чисто технически это возможно", - полагает он.

Но среди ученых преобладает скептическое отношение к подобного рода заявлениям. Причем их аргументация выглядит куда более убедительной, чем ссылки на газетные публикации. "Невозможно создать генетическое оружие на современном уровне развития науки, направленное против определенного народа или определенной этнической группы, - считает сотрудница лаборатории анализа генома Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Светлана Баринская. - И вряд ли будет возможно в будущем".

По словам Баринской, информация об этнически ориентированном оружии больше похожа на простые страшилки: "ни одного серьезного исследования, экспериментального или научного обоснования этому не встречала". Разделяет эту позицию и заместитель генерального директора Государственного научного центра вирусологии и биотехнологии "Вектор" Сергей Нетесов. По его мнению, задачу создать "генетическое оружие" сформулировали политики, слабо представляющие себе возможность решения подобной задачи. Но отдельные ученые берутся за исследования в данном направлении, ведь за это платят неплохие деньги.

Всякий раз, когда российские силовые ведомства предпринимают какие-то репрессивные действия, их начинают подозревать в попытке передела соответствующего сектора рынка: идет ли речь о полезных ископаемых или о каком-нибудь ширпотребе. Происходящее с биообразцами на первый взгляд вполне укладывается в эту версию. Рынок стоимостью 150 млн. долларов - хороший объект для охоты. Но ведь на кону не только деньги, но и человеческие судьбы - это ли не прекрасный повод для того, чтобы взять ситуацию под контроль.

Все бы ничего, но ситуация не требовала скандала такого масштаба, а он-то как раз был практически неминуем и легко просчитывался. Возмутились не только отечественные компании, свое недовольство, пока в достаточно скрытой форме, проявили и их зарубежные партнеры. Но самая большая странность в том, что взятие рынка под контроль не требовало никаких скандальных запретов. Вся необходимая нормативная база уже существовала.

Участие России в клинических исследованиях новых медицинских препаратов регулируются постановлением правительства от 16 июля 2005 года "О порядке ввоза и вывоза лекарственных средств, предназначенных для медицинского применения". Вывоз биообразцов по запросам организаторов клинических исследований совершается по предъявлении письма зурабовского ведомства от 15 декабря 2002 года. Росздравнадзор уполномочен выдавать разрешения на вывоз биоматериала, содержащие номер протокола исследования, наименование организации, проводящей исследования, и организации - получателя биообразцов, номенклатуру ввозимых биообразцов, количество единиц и вид упаковки.

Достаточно было только несколько отрегулировать, подрихтовать эти документы, для того чтобы полностью и бесповоротно "сесть на биоматериалы". И неделя-другая роли особой не играли. Только для этого надо было знать про существование нормативной базы.

Третья версия - самая обидная для нашей государственной машины и самая опасная для жизни страны - фактически предложена Владимиром Путиным. Во время встречи с иностранными журналистами президент заявил, что в такой "чувствительной вещи", как вывоз биоматериала, должны быть правила, которых в России нет. Путину также неизвестна статистика медицинской помощи, оказанной россиянам в рамках международного обмена биообразцами.

Президент и не должен обладать подробными знаниями в такой важной, но, в общем-то, узкой теме. Глава государства черпает информацию из тех докладов, устных или письменных, которые представляют ему члены команды. И уж точно такой опытный человек, как Путин, не стал бы подставляться, заявляя о том, что определенного документа нет, когда он есть. Значит, в соответствующем докладе было написано об отсутствии нормативной базы.

И вот картина: президенту подают документ о том, что биообразцы граждан России регулярно вывозятся за рубеж, а никаких документов, хоть как-то этот процесс регулирующих, не существует. Естественно, что глава государства тут же повелел прекратить безобразие. Кто бы на его месте поступил иначе?

Весь вопрос в том, обладали ли полнотой информации те, кто подавал документы на президентский стол. Возможно, что да - тогда Путину стоит побеспокоиться. А возможно, что и нет - один человек ошибся, остальные повторили его ошибку, усиливая попутно ее резонанс.

А дальше завертелась привычная бюрократическая канитель, с отдачей распоряжений, документооборотом и прочими чиновными прелестями. Маленький ляп стал поводом для большого скандала, масштаб которого еще только предстоит осознать. Вопрос о запрете вывоза биообразцов как-то решат: не исключено, что под шумок выкинут из заветных списков пару фирм и вставят пару новых. Нельзя исключать и того, что под защиту от генетического оружия будут выделены дополнительные средства.

Кто знает, вдруг генетическое оружие действительно существует?

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Враг из пробирки - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;