Круглое больше не катит

Федеральная таможенная служба лишила Приозерский таможенный пост права декларировать лес и лесоматериалы, чем ввергла в транс местных лесопромышленников

У всех своя статистика

По данным, предоставленным корреспонденту "Российской газеты" в пресс-службе Северо-Западного таможенного управления, в минувшем году объемы экспорта круглого леса через границы Северо-Западного региона уменьшились на 25 процентов. По информации лесопромышленников Приозерского района, они уменьшили вывоз кругляка почти на 20 процентов. Председатель правления союза лесопромышленников Ленинградской области Андрей Государев на вопрос, насколько точны цифры таможни, ответил, что, по его мнению, падение могло быть еще больше.

- Мы недавно проводили заседание правления, посвященное как раз вопросу об уменьшении числе таможенных постов, - сообщил он. - Так на нем большинство участников сказали, что их не очень волнует сокращение постов, потому что они и так переориентируются на внутреннюю переработку.

Точнее, как показало общение с руководителями предприятий, лесопромышленное сообщество четко делится на два лагеря. В одном - те, чьи предприятия уже купили скандинавские компании.

- У нас никакого падения объемов экспорта не произошло, - говорит генеральный директор одного из крупнейших областных лесозаготовительных предприятий Анатолий Байбородов. - Поскольку мы входим в финский концерн, и поставки - внутреннее дело корпорации. Но рост пошлин неизбежно скажется на стоимости производимой из нашего леса бумаги. А Россия много бумажной продукции экспортирует из той же Финляндии. Так что пошлины окажутся переложенными на потребителя.

Таких компаний, которые уже "продались" иностранцам, в области немало. И им относительно спокойно (пока). А вот те, кто по старинке работает с зарубежными потребителями в качестве самостоятельных экспортеров, смотрят на ситуацию совершенно по- иному.

- У нас внутренний рынок составлял до этого года не более 20 процентов объема, а теперь - около 50 процентов, - поясняет заместитель генерального директора российской компании Михаил Березюк. - Экспорта пиловочника вообще нет, так же как и тонкомера. Остается баланс. Да и тот на 80 процентов идет уже на внутренний рынок.

Стволы под видом щепы

Казалось бы, именно этого правительство страны и добивалось, поднимая пошлины. Но вот какую картину рисуют промышленники. Из-за дороговизны экспорта пиловочник идет на внутренний рынок. А он уже затоварен, поскольку мощностей пока не хватает. Стало быть, цена на самую дорогую древесину падает. По некоторым данным, в настоящее время пиловочник чуть ли не сравнялся по стоимости с балансом. При этом перерабатывать его еще и невыгодно. Тот же Михаил Березюк утверждает: пиломатериалы на внешнем рынке не нужны, хотя на него и обнулили таможенные пошлины. Данные таможни это подтверждают: экспорт пиломатериалов уменьшился на 22 процента.

Теперь посмотрим, что делается с балансом. Пока еще его достаточно охотно покупают соседи. По различным данным, цена баланса на экспорт колеблется от 50 до 80 евро за кубометр. Понятно, что это - основа экспорта. Но… пошлины же и на него будут расти. А если попробовать переориентироваться на внутренний рынок, то получается вот что: в регионе всего два целлюлюзно-бумажных комбината, которые платят за сырье в срок. Остальные, по уверению поставщиков, могут задерживать платежи на пару месяцев, соответственно, увеличивая потребность заготовителей в оборотных средствах. А где их взять? Банковские кредиты-то до сих пор малодоступны.

Кстати, баланса без пиловочника не бывает. Безусловно, можно и толстую часть дерева отправлять на переработку в целлюлозу, вместо того чтобы пилить из нее доски. Но нужно ли? Пиловочник всегда был самой важной частью доходов заготовителей.

Между прочим, приозерцы насчет своего таможенного поста заволновались как раз из-за того, что каждый ствол - это целая совокупность продукции. В городе стоит крупное мебельное предприятие (принадлежащее финнам). То есть толстые две трети каждого ствола шли на переработку. А остальное рубилось в щепу и вывозилось за рубеж. Но теперь щепу нужно везти в другое место, чтобы оформить документы. А в условиях стремительного роста цен на горючее и грузоперевозки убытков не оберешься. Это при том, что как раз щепу-то и выгодно экспортировать. Настолько, что начальник Северо-Западного таможенного управления Михаил Прокофьев даже сообщил корреспонденту "Российской газеты", что в этом году были попытки провезти круглый лес под видом щепы.

В общем, ситуацию в Приозерске можно было бы посчитать частным делом. Если бы не одно "но". А что будет, когда поток фур из этого района двинется по дорогам области? Ведь по подсчетам экспертов, экспортеры леса и лесоматериалов района за год оформляют около пяти тысяч деклараций на вывоз своей продукции. Не так и много, если в общем объеме (всего на Северо-Западе было оформлено за год более 200 тысяч деклараций на экспорт), но все же… Или возить будут другие грузы и в другие места? Ведь экспорт леса связан еще и с загрузкой транспортных и логистических компаний.

Смена курса

Как отмечают эксперты, с введением новых таможенных пошлин может измениться география поставляемых в наши порты "деревянных" грузов. В настоящий момент транспортировка осуществляется следующим образом. Погрузка и вывоз с делянки на площадку сортировки - лесовозом. Вывоз с площадки в адрес покупателя (на терминал) - автомобильным либо железнодорожным транспортом. Вывоз за пределы территории РФ - морским транспортом. Радиус подобных операций обычно не превышает 270 километров от Санкт-Петербурга, так как на более отдаленные расстояния транспортировка автотранспортом является экономически нецелесообразной.

С введением новых тарифов крупные экспортеры лесоматериалов (свыше 500 000 кубометров в год) будут, по мнению экспертов, активнее закупать лес в отдаленных от Петербурга регионах страны (Карелия, Кировская область, Вологодская область). Эту древесину экономически целесообразно перевозить железнодорожным транспортом либо по внутренним водным путям. Однако тогда терминалам, у которых отсутствуют сейчас железнодорожные подъездные пути, придется их создавать. А это серьезные дополнительные затраты.

То же с экспортом. Сейчас большая часть местных лесоматериалов вывозится в Финляндию в первую очередь железнодорожным, а затем водным транспортом. По оценке некоторых экспертов, доля водного транспорта со временем будет увеличиваться. Почему? Просто, если будет снижаться вывоз круглого леса, а нарастать экспорт продуктов переработки (причем, не досок), их можно перевозить уже в контейнерах, а стало быть, морем.

Поэтому часть портовых мощностей, которые ранее использовались для перевалки круглого леса, будет перепрофилирована. И не обязательно под экспорт продукции переработки древесины.

Так, в морском порту Санкт-Петербурга собираются открыть уже в начале этого года автомобильный терминал на территориях, ранее использовавшихся под перевалку леса. Анонсируемая пропускная способность - 80 тысяч автомобилей в год.

Когда терминал начнет работу, выяснить у представителей порта пока не удалось. Но перевозчики уже радуются.

- Мы позитивно оцениваем данный проект, - говорит генеральный директор одной из компаний Денис Винарский, - и будем рады, если он реализуется. Ранее портовики заявляли о намерениях принимать автомобили с 17 декабря 2007 года, однако в настоящий момент нет ни причалов, ни площадки, ни соответствующей таможенной зоны.

Выборгский порт, давно известный именно своей лесной специализацией, с ноября 2007 года тоже стал перепрофилироваться - в контейнерный. Такая смена курса, конечно, неспроста. Российский контейнерный рынок растет высокими темпами, в среднем на 25 процентов в год в течение последних пяти лет. А с реализацией проектов строительства автозаводов в Петербурге будет нарастать и объем поставок комплектующих для них. Может быть, еще более быстрыми темпами. Владельцы Выборгского порта грозят довести его оборот до 200 тысяч стандартных контейнеров в год. В таком случае для леса места почти не останется.

Однако это поветрие коснулась не всех. Так, лесной терминал в Усть-Луге по итогам 2007 года, наоборот, показал рост объемов перевалки круглого леса почти в два раза. Кстати, работает он традиционно на ту же Скандинавию. Так что, как говорится, если где что убудет, где-то прибудет. Кстати, на юге Ленинградской области, откуда в основном и везут древесину в Усть-Лугу, меньше хвойного (самого дорогого) пиловочника, а больше лиственной древесины. Той самой, на которую пошлины ниже.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Круглое больше не катит - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;