Выход из сумрака

Таможня усиливает контроль над импортом: теперь проверяют не только импортеров, но и конечных получателей товара. Бизнес думает, как жить дальше

Настоящую панику на рынке в мае 2006 года произвела обычная проверка компьютерной компании "Формоза" сотрудниками Федеральной таможенной службы (ФТС). Итог мероприятия был скромным: "Формозе" пришлось доплатить 2 млн руб. за обнаруженные у нее незаконно ввезенные компьютеры. Но дело не в размере претензий: впервые таможня нагрянула в фирму, которая сама ничего не импортировала, а закупала технику на внутреннем рынке.

Раньше ФТС переставала интересоваться импортной продукцией после того, как та пересекала границу. Сейчас за ее дальнейшей судьбой следит специальная служба — таможенная инспекция, которая может в любой момент перепроверить легальность ввоза. Рынок сумел оценить результаты этого контроля. В конце прошлого года проверкам подверглись "Цифроград", "Диксис" и "Связной". Совсем недавно "Эльдорадо" были предъявлены претензии на сумму 14 млрд руб. А владелец "Арбат престижа" Владимир Некрасов вообще оказался за решеткой, обвиненный в неуплате налога на сумму 50 млн руб. Инкриминируют бизнесменам одно — так называемый серый импорт.

"Я думаю, что это не последние процессы такого рода: таможня взяла твердый курс на усиление контроля",— уверен председатель совета директоров компании "Партнер логистик" Александр Северилов. В ближайшем будущем ситуация может ухудшиться. Госдума собирается принять поправки к Таможенному кодексу, втрое продлевающие срок, в течение которого допустимо проведение инспекций,— до трех лет с момента ввоза товара в страну.

Мышка на килограмм

Таможенные инспекции были созданы с введением нового Таможенного кодекса, принятого еще в 2004 году. Но формирование структуры затянулось, так что к реальной работе она приступила только в 2006-м. Учреждение инспекции привело к сокращению таможенного оформления. Раньше таможня могла проверять товар на границе десять суток. Сейчас таможенная очистка проводится максимум за три дня. Но ускорение работы ведомства не главная цель постконтроля. Основная задача — борьба с серым импортом. На самой границе справедливость цены импорта проверяют с помощью системы управления рисками (СУР), которая представляет собой базу данных о минимальной стоимости и других характеристиках товаров. Так, согласно СУР контрольный уровень цен на компьютерные мыши — $5,5 за 1 кг. Если импортер ввозит продукцию по более низкой цене, то ФТС имеет право задержать груз для тщательной проверки. Причем данные в СУР зачастую недостаточно достоверны: таможня не успевает обновлять ее со скоростью изменения рынка. Чем всячески пользуются "серые" импортеры.

"Как правило, они работают по следующей схеме,— рассказывает старший юрист компании DLA Piper Алексей Аронов.— Товар ввозится неким независимым импортером, который существенно занижает его таможенную стоимость. Далее товар на бумаге несколько раз перепродается по цепочке с участием фирм-однодневок и попадает в итоге к заказчику".

Согласно расчетам Игоря Белякова, эксперта по платежному балансу и внешнеэкономическим связям Экономической экспертной группы, доля серого импорта составляла в 2006 году 16,5%, в 2007-м — 10,5%. Эти 10,5% ни много ни мало $30 млрд.

Три цвета: серый

"Серый импорт грозит компании потерей товара и огромными штрафными санкциями, а ее руководству — уголовной ответственностью",— утверждает руководитель практики по таможенному праву и валютному регулированию юридической компании "Пепеляев, Гольцблат и партнеры" Владимир Чикин.

Согласно КоАП штраф за реализацию и хранение незаконно ввезенных товаров составляет от половины до двух размеров их стоимости. Причем суд может принять решение о конфискации груза. Редкий импортер способен оправиться после таких потерь. А владельцы бизнеса рискуют стать фигурантами уголовного дела по статье "Контрабанда" или "Отмывание денег".

Доказать нелегальность продукции в ходе инспекции просто. Иногда бывает достаточно сверить номера грузовой таможенной декларации (ГТД — документа, где содержится вся таможенная информация о грузе) и счета-фактуры. Этот способ позволяет выявить товар, доставленный в Россию под видом другого. Дело в том, что номера ГТД с данными ввозимого товара можно найти в базах данных ФТС, которые незаконно распространяются в свободном доступе. Владельцы контрабанды указывают в своих документах номер чужой ГТД на схожий товар. Понятно, что самим таможенникам проверить по своим базам соответствие номеров декларации и товара не составит труда.

Товар со значительно заниженной стоимостью выявляется иначе. Таможня отслеживает цепочку перепродаж по банковским переводам. Если обнаружится, что российской компании товар продавал офшор, который приобрел его у производителя, то в 99% случаев имеет место серый импорт.

Доказать нелегальность товара сравнительно легко, а вот убедить таможенников в том, что его происхождение установить было невозможно, очень сложно. "Конституционный суд постановил, что компании, приобретающие товар иностранного производства, должны проявлять должную степень осмотрительности и проверять законность ввоза. В противном случае суд должен сделать вывод о вине компании,— поясняет Алексей Аронов.— В суде ссылка на невозможность проверить законность ввоза больше не работает: в октябре прошлого года ФТС издала приказ N1347. Он обязывает таможенные органы предоставлять сведения о выпуске товаров по запросам лиц, осуществляющих оптовую или розничную торговлю иностранной продукцией. Поэтому доказать неосведомленность и избежать ответственности практически невозможно". По его словам, это удается лишь в редких случаях, когда речь идет о реальных продажах товара, а не мнимых сделках с участием однодневок. Но и тогда приходится доплачивать пошлину.

Превентивная защита

Вследствие усиления контроля над рынком появилось сразу несколько новых профессий. Компании, занимающиеся юридическим оформлением импорта, начали предлагать абсолютно новые для России услуги — посттаможенный аудит и аутсорсинг внешнеэкономической деятельности (ВЭД).

"Даже крупные игроки нередко совершают ошибки в оформлении импортных поставок,— объясняет суть посттаможенного аудита Алексей Аронов,— поэтому им выгоднее переложить ответственность на стороннего специалиста".

Вот наиболее часто допускаемые ошибки компаний: неверное определение таможенной стоимости, неправильное оформление партнерских отношений, неуплата лицензионных платежей ФТС (речь идет о необходимости представлять таможне при импорте аудио- и видеотехники и носителей гарантийные письма о том, что при уплате пошлин импортер заплатит и авторские вознаграждения).

У небольших фирм выявляются и более грубые нарушения. Иногда компании не могут представить ни оригинала, ни копии ГТД. "ВЭД в небольших компаниях часто курирует коммерческий директор, которому не хватает времени разобраться с тонкостями оформления импорта",— говорит директор "Юнитрейда" Алексей Журонов. Посттаможенный аудит призван не допускать таких нарушений. Аудитор проверяет правильность заявления таможенной цены, убеждается в наличии всех документов. Согласно стандартному договору он несет материальную ответственность за свои советы и в случае конфликта с ФТС будет представлять компанию в суде. Но при обнаружении серьезных нарушений аудитор вряд ли даст какие-то рекомендации. Нести ответственность за чужие "серые" схемы дураков нет.

Аутсорсинг ВЭД предполагает, что импортом будет заниматься сторонняя компания. Аутсорсер заключает договоры с российским заказчиком и иностранным поставщиком, после чего полностью проводит поставку от своего имени.

"Мы самостоятельно переводим деньги за товар, открываем на себя паспорт импортной сделки, производим операции по таможенной очистке товара и доставляем груз заказчику. Получается, что он полностью избавлен от участия в ВЭД",— утверждает Алексей Журонов. В договорах обязательно указывается ответственность аутсорсера за допущение нарушений при оформлении товаров.

Берут за оказание такой услуги 1-10% стоимости ввозимого груза, поэтому компании-заказчику приходится повышать цену товара, а значит, уступать позиции конкурентам. "Услугами аутсорсинга чаще пользуются те, кто хочет осуществить разовую поставку товара. Для активных импортеров это не выход: таможня требует от них прозрачности и перехода на прямые поставки. Поэтому им целесообразнее содержать своих специалистов",— утверждает Алексей Аронов.

Эти услуги не решают главной проблемы: таможенную инспекцию интересуют давнишние сделки, а не будущие. Юристы, впрочем, утверждают, что отстоять свои права в споре с таможней бизнесмены могут, если речь не идет о заведомом криминале. Самый действенный способ решения споров с ФТС — суд. Шансы у юрлица достаточно высоки: в 2006 году ФТС проиграла 48,3% таких дел.

"Причины большинства споров с таможней делятся на три группы: таможенная стоимость, классификация товаров и нетарифное регулирование. Выиграть можно, если правильно выстроить защиту",— утверждает Владимир Чикин.

Спор о цене

Чаще всего ФТС обвиняет предпринимателей в занижении таможенной стоимости товара. Например, частный предприниматель из Пскова Татьяна Голубева ввезла в прошлом году партию стеклопакетов, указав таможенную стоимость исходя из цены в инвойсе. "Через три месяца таможня заявила, что мой инвойс не принадлежит заводу-изготовителю, и потребовала доплатить еще 100 тыс. руб. пошлины. Новую стоимость они определили на основании цен, указанных импортерами схожего товара. Правда, те ввозили стеклопакеты из Европы, а я — из США",— рассказывает она. В суде Голубева сумела доказать, что ее инвойс выписан известной компанией, давно работающей на рынке. Этого оказалось достаточно для победы.

ФТС рассчитывает таможенную стоимость, по очереди перебирая шесть способов, описанных в законе "О таможенном тарифе": на основании контракта; по стоимости сделки с идентичными товарами; по стоимости сделки с однородными (похожими) товарами; по методу вычитания (минус расходы); по методу сложения, а также по резервному (таможня рассчитывает цену по собственным данным). На практике споры возникают, так как импортеры предпочитают первый способ, а таможня — шестой.

"Конечно, беспроигрышный вариант — предоставить таможне прайс-лист завода-изготовителя, заверенный печатью торгово-промышленной палаты страны, где товар был произведен",— говорит Алексей Журонов. Но в большинстве случаев это просто технически невозможно. Поэтому чаще в суды приносят справки о ситуации на рынке и ссылки на цены других компаний.

Классификация товаров

Все существующие в мире товары ФТС делит на группы, которые называются товарными номенклатурами (ТН) ВЭД. Чтобы импортные пошлины проще было определять.

Клиент Александра Северилова, занимающийся продажей игрушек, ввез в страну робота весом 220 кг для оформления своего стенда на выставке. Растаможили его как выставочное оборудование. Но, рассудила инспекция, робота правильнее оформить как игрушку. Это означало, что с компании причитается втрое больше, чем она заплатила при ввозе. Убедить таможенников, что дети не играют в игрушки весом два центнера, удалось лишь в суде.

"К таким делам нельзя привлекать экспертизу. В законодательстве содержится ряд принципов классификации товаров. Например, при определении ТН ВЭД нужно использовать то, которое более полно описывает товар, а если такого нет, то наиболее сходное",— говорит Владимир Чикин.

Если в спорах о классификации экспертиза бессильна, то в делах о нетарифном регулировании она необходима. Просто для ввоза товаров некоторых групп ФТС требует специальных лицензий. Спор возникает, когда оказывается непонятно, относится ввозимый товар к этим группам или нет.

"Мы обслуживали нефтяную компанию, которая ввозила в Россию специальный окислитель,— рассказывает Владимир Чикин.— При взаимодействии с нефтью в скважине он образовывал взрывоопасное вещество. Этот окислитель используется для увеличения размеров скважины". Инспекция решила, что окислитель сам по себе является взрывоопасным веществом и для его ввоза нужно получать лицензию МЭРТ. ФТС выписала штраф и объявила, что конфискует неиспользованные остатки вещества. Компания с помощью экспертиз убедила суд, что в обычных условиях окислитель невзрывоопасен и требования таможни неправомерны.

На свет вслепую

Споры и суды с таможней не прекратятся, даже если весь импорт в России станет "белым". Просто у ФТС и бизнеса разные цели. Таможня хочет собрать максимальное количество денег для бюджета, а бизнес — получить максимум прибыли.

Абсолютная легализация импорта — задача отдаленного будущего. Компании, работающие на насыщенных рынках, не могут позволить себе проигрывать конкурентам в цене, импортируя свои товары легально. Такая ситуация сложилась в отраслях с высокими пошлинами: на рынках игрушек, мебели и техники. "Легализоваться в одиночку невероятно трудно,— констатирует Алексей Аронов.— Игрок сразу же теряет все ценовые преимущества. Гораздо легче выйти из тени тогда, когда та или иная отрасль в результате усиления контроля вынуждена отказаться от "серых" схем". В качестве примера он приводит произведенное в Шереметьеве в 2005 году задержание партии сотовых телефонов на сумму $100 млн, вследствие чего на рынке начался дефицит, а затем произошло полное "обеление" импорта. Правда, сразу за этим цены на сотовые телефоны поднялись на 20-30%, и темпы роста продаж замедлились. Усиление постконтроля неизбежно приведет к тому, что подобная ситуация повторится на всех рынках. В выигрыше окажется тот, кто будет более подготовлен к новым условиям.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Комментариев нет

Выход из сумрака - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;