Доля несырьевых товаров в свердловском экспорте приблизилась к 100%

Свердловские предприниматели в условиях санкций оказались более уязвимы, чем их коллеги из других регионов. Это связано со спецификой товаров и географией. Как уберечь свой бизнес — в материале РБК

За последние два года после начала экономического спада из-за введения санкций разговоры о том, что «пора слезать с нефтяной иглы и наращивать несырьевой экспорт», перешли в действия. По данным Министерства экономического развития России, в 2016 году доля несырьевого неэнергетического экспорта увеличилась до 38,2%, что является рекордным показателем за последние годы.

Эти цифры еще более показательны в регионах. В Свердловской области в 2016 году доля несырьевых товаров в экспорте превысила 97%. Почти пятая часть производимой в Свердловской области продукции отгружается за границу. Средний Урал по итогам 2016 года вошел в первую десятку российских регионов по стоимостным объемам экспорта.

Экономика Свердловской области имеет свои особенности, связанные со спецификой экспорта: в нем гораздо меньше продукции ТЭК и больше продукции высокой степени переработки, чем в целом по России. На экспорт больше ориентированы такие отрасли экономики, как металлургия, машиностроение и химическая промышленность.

Фото: Сергей Логинов для РБК Екатеринбург

Это объясняет, почему стоимость экспорта Свердловской области в 2014–2016 гг. сокращалась меньшими темпами, чем стоимость общероссийского: цены на металлы и продукцию машиностроения снизились не столь заметно, как цена на нефть.

Однако несмотря на то что внешняя торговля Свердловской области за время кризиса продемонстрировала сравнительно большую устойчивость, чем внешняя торговля РФ в целом, существуют определенные риски. Они также связаны со спецификой экспорта. Регион поставляет большое количество продукции оборонно-промышленного комплекса, а объемы поставок военной техники могут существенно колебаться, особенно в условиях санкций.

Один из способов защиты от негативного воздействия санкций — расширение географии экспорта. Перечень стран — основных торговых партнеров Свердловской области имеет свою специфику. По данным Свердловскстата, в 2016 году резко сократился экспорт в США — на 10,4%. При этом на долю Соединенных Штатов в 2014–2016 гг. приходилась примерно пятая часть всего экспорта области (для сравнения, РФ в целом направила в США в 2016 г. только 3,28% своего экспорта). Впрочем, США все равно остаются одним из главных покупателей свердловской продукции, на IV квартал 2016 г. доля экспорта Свердловской области в эту страну составила 17,6%.

В 2016 г. также произошло падение экспорта в СНГ (Беларусь — минус 38,4%, Азербайджан — минус 89,1%, Украина — минус 30,4%). Ближайших партнеров России, имеющих с ней тесные экономические связи, тоже затронул экономический спад, наблюдавшийся в РФ в 2015 и 2016 гг.

Другая особенность экспорта Свердловской области — резко выросшая к 2016 году доля Алжира. Если в 2014 году на североафриканскую страну приходилось лишь 0,01% экспорта области, то в 2016 году — целых 15,36%. На IV квартал показатель составлял 20,7%. Такой взлет обеспечил контракт по поставкам военной техники.

Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев вслед за президентом не раз заявлял о необходимости увеличивать несырьевой экспорт. Причем последние годы вектор устремлен на Восток. Министерству международных и внешнеэкономических связей Свердловской области поставили несколько задач: укреплять сотрудничество с партнерами из стран Евразийского экономического союза, СНГ и ШОС; активнее кооперироваться со странами Ближнего Востока, Южной и Восточной Азии; поддерживать контакты с партнерами из государств — членов ЕС.

Фото: Сергей Логинов для РБК Екатеринбург

Свердловская область в условиях кризиса старается развивать восточное направление, сохраняя при этом и западное. Министр международных и внешнеэкономических связей Андрей Соболев заявлял, что Свердловская область продолжает сотрудничать с Европой и СНГ, но «Китай — один из самых значимых торговых партнеров».

Фото: Сергей Логинов для РБК Екатеринбург

«Мир сегодня открыт, вести бизнес можно из любой точки земного шара, поэтому и за иностранного, и за российского предпринимателя приходится конкурировать: надо быть удобными, сохранять человеческие отношения с инвестором, помогать предпринимателям выходить на новые рынки. Вообще мы чувствуем, что сегодня Свердловская область может присутствовать со своими товарами практически в любой точке мира, и нужно расширять номенклатуру экспортных товаров», — отмечает Андрей Соболев.

Тем не менее специфика экспорта и ограниченный круг основных стран-партнеров ставят Свердловскую область в большую зависимость от зарубежных покупателей, увеличивая тем самым сопутствующие риски. В 2016 г. Свердловская область экспортировала свою продукцию в более чем 100 государств, но при этом на пять стран — крупнейших торговых партнеров области — приходилось свыше половины ее экспорта (53,1%). Для сравнения: в общероссийском экспорте в прошлом году примерно такая же доля – 54,8% — приходилась уже на 10 стран. Всего же Российская Федерация вывозила свою продукцию в 210 государств.

По данным Свердловского союза поддержки промышленников и предпринимателей, в регионе ведут экспортную деятельность более 700 компаний, из них 500 предприятий (то есть три четверти) — это малый и средний бизнес. Ежегодно около тысячи экспортно ориентированных компаний получают поддержку в Свердловском областном фонде поддержки предпринимательства. В прошлом году ею воспользовались 974 компании.

«Сегодня у нашего предпринимателя есть практически все меры поддержки, которые доступны европейским бизнесменам. Да, у нас есть сложности, связанные с дорогими кредитами, — банковская ставка не может быть ниже ставки рефинансирования. Но государство пытается решить и этот вопрос: вводятся механизмы субсидирования ставки, субсидируются и расходы, связанные с сертификацией, налогами. Это не означает, что выход на экспорт становится невероятно простым делом, но предприятия, успешные на российском рынке, могут стать успешными и на зарубежных», — заявляет Андрей Соболев.

О том, что целый комплекс государственных инструментов финансовой и нефинансовой поддержки несырьевого экспорта должен быть предложен в 2017 году, заявлял премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. «Все это предполагает специальные программы кредитования экспорта, формирование экспортной инфраструктуры, включая, например, промышленные зоны, торговые дома за рубежом, объекты логистики внутри страны, участие в международных выставках», — отметил председатель правительства. В качестве мер экспертный совет при правительстве РФ предлагает дополнительно упрощать возврат НДС, валютное и таможенное оформление для высокотехнологичного экспорта, а также внедрить кредитование экспортеров высокотехнологичной продукции под залог интеллектуальной собственности.

Несмотря на то что поддержка со стороны правительства РФ и Свердловской области для экспортно ориентированных компаний постоянно увеличивается, риски, с которыми сталкиваются компании, не становятся меньше. Международная торговая палата выделяет восемь различных типов рисков. Чаще всего, по мнению экспертов, они связаны с транспортировкой товара, колебанием курсов валют и недобросовестными покупателями.

Риск первый: неоплата

И единственно возможный способ обезопасить себя в данной ситуации — подстраховаться. В прямом смысле, воспользовавшись экспортным кредитным страхованием. Как это работает, «РБК-Екатеринбург» рассказала представитель одной из крупнейших в мире профильных страховых компаний Coface, генеральный директор «Coface Россия» Полина Гуща.

«Первое, что необходимо подчеркнуть: компания страхует именно от риска неоплаты (кредитного риска), и не важно, по какой причине возникла эта неоплата — в результате нехватки оборотных средств у покупателя или его нежелания выполнить свои обязательства. В нашем случае застрахованный экспортер избавлен от забот, связанных с проверкой кредитоспособности своего зарубежного контрагента, и может сосредоточиться на своей основной задаче — производстве и развитии продаж, освоении новых рынков. Клиенты Coface получают одновременно целый пакет услуг: страховую защиту экспортных поставок, осуществляемых на условиях отсрочки платежа; доступ к информации о кредитном скоринге зарубежных партнеров из обширной базы данных Coface; услуги по урегулированию задолженности на зарубежных рынках», — объясняет Полина Гуща.

Одно из требований торговли — предоставление финансирования (отсрочки платежа) со стороны продавца. Однако поставщики не всегда могут предоставить торговый кредит в силу кредитных рисков. Эти риски проявляются в наибольшей степени при выходе на новые рынки и налаживании отношений с новыми контрагентами. Нивелировать внешнеторговые риски тоже может страховая поддержка. Такую, например, оказывает международная группа Coface. Так выглядит схема страховой поддержки:

Фото: Сергей Логинов для РБК Екатеринбург

«В настоящее время Россия сталкивается с трудностями в доступе на ее традиционные рынки (Украина) и некоторые рынки западных стран (экономические санкции, а также антидемпинговые меры). Поэтому встает задача освоения и развития новых рынков, для чего необходимы современные средства продвижения экспорта, такие как кредитное страхование. Опыт и экспертиза Coface будут в этом плане, несомненно, востребованы предприятиями Свердловской области», — считает генеральный директор «Coface Россия» Полина Гуща.

Риск второй: транспортировка

Международные перевозки связаны с дальними расстояниями, когда груз часто остается на хранении и возникает риск его утраты или повреждения. Следовательно, экспортеры должны понимать свои юридические права по отношению к перевозчикам. В случае повреждения товаров в результате ошибки или халатности перевозчика ответственность перевозчика может зависеть от условий, зафиксированных в договоре, и от информации о перевозке, содержащейся в коносаменте.

«Один из рисков при работе на внешних рынках — это логистика. Очень важно просчитывать транспортные расходы, кроме этого, время на логистику произведенной продукции не всегда совпадает с ожиданиями из-за процесса прохождения таможни и других организационных моментов», — рассказал «РБК-Екатеринбург» директор Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Евгений Копелян.

Риск третий: колебания курсов валют

Еще один существенный риск, с которым сталкивается экспортер, — это колебание курса валют. Если в каком-либо международном контракте цена была установлена в определенной валюте, то последующие колебания валютных курсов неизбежно создадут преимущества для одной из сторон за счет другой. Самое простое решение — установить договорную цену в своей собственной валюте.

«Предприниматель, который экспортирует продукцию, должен обязательно учитывать колебания валютного курса. Например, некоторые экспортеры очень сильно пострадали из-за волатильности рубля в 2015–2016 гг. Они закупали зарубежные комплектующие и сырье во время пика стоимости доллара, а продавали готовую продукцию уже после укрепления рубля. Но были также и предприниматели, которые увеличили количество заказов во время нестабильности рубля, потому что покупать в России иностранцам стало в разы выгоднее», — отмечает Евгений Копелян.

Аналитики не сомневаются, что услуги по страхованию экспортных сделок и все остальные инструменты, которые способствуют безопасности экспортных контрактов, будут пользоваться спросом. А судя по долгосрочным прогнозам, экспорт продукции Свердловской области в ближайшие годы останется по меньшей мере стабильным.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Наша группа ВКонтакте:

Комментариев нет

Доля несырьевых товаров в свердловском экспорте приблизилась к 100% - Обзор прессы - TKS.RU

Не пропустите

;