Сергей Данкверт об опасном молоке, чае и свинине из Евросоюза

В чае обнаружен опасный жучок, в молоке - антибиотики, а у наших соседей в странах Евросоюза не утихает африканская чума свиней. Насколько все это опасно для нашего желудка и сельского хозяйства? Об этом обозреватель "Российской газеты" поговорил с руководителем Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) Сергеем Данквертом

Жук на 400 миллионов рублей

Сергей Алексеевич, по вашей милости любителям чая пришлось изрядно поволноваться, когда перед новогодними каникулами ввели ограничения на ввоз в Россию чая из Шри-Ланки. Чем же так опасен он был?

Сергей Данкверт: При проведении контроля партии чая в количестве чуть более 18 тонн происхождением из Шри-Ланки в упаковочном материале был выявлен особо опасный карантинный для России капровый жук. Он не водится на территории Евразийского экономического союза. При этом Шри-Ланка является страной высокого риска распространения этого вредителя. Мы и ранее фиксировали случаи наличия этого жука в растительной продукции из Шри-Ланки, но выявляемые насекомые были нежизнеспособны, а потому не представляли угрозы, и продукция допускалась к ввозу.

Этот жук может навредить здоровью людей?

Сергей Данкверт: Он может навредить нашему сельскому хозяйству. Капровый жук является одним из самых опасных в мире многоядных вредителей запасов продукции растительного происхождения, повреждающий целое зерно колосовых, риса, кукурузы, масличных, бобовых, семена овощных, лесных, декоративных и других культур. Известны случаи, когда в странах Африки капровый жук уничтожал до 70 процентов хранимой продукции. А потери от его заноса на территорию России оцениваются в десятки миллиардов рублей.

Напомню, что экономические затраты на ликвидацию всего двух очагов капрового жука в Ставропольском крае в 1987-1989 годах, по данным Росгоскарантина, составили шесть миллионов рублей. В текущих ценах это свыше 415 миллионов. Россельхознадзор пояснил, что для нас чрезвычайно важно не допустить столь опасного вредителя на территорию страны, учитывая, что Россия является мировым лидером по производству и экспорту зерна, а этот жук предоставляет реальную угрозу для урожая.

Но с 30 декабря ограничения сняты. Можно ли быть уверенным, что ваши коллеги с той стороны примут все меры, чтобы не допустить ввоза вредителей?

Сергей Данкверт: Урегулировать проблему достаточно в сжатые сроки позволила работа Россельхознадзора. В ходе диалогов и встреч мы пришли к соглашению о том, что все контейнеры, направляемые в Россию, будут подвергаться обеззараживанию.

Но чай-то будет безопасным?

Сергей Данкверт: Все партии чая будут проходить лабораторный контроль на отсутствие карантинных для России организмов. Могу заверить, что мы в любом случае будем максимально внимательно проверять ланкийские товары, в том числе осуществлять усиленный лабораторный контроль всех поступающих партий растительной продукции.
Ланкийская сторона дала официальные гарантии, что все возможные меры будут ею приняты. Сейчас проводятся исследования всей территории Шри-Ланки на наличие этого организма. Запланирована аккредитация всех заводов, упаковочных станций и складов хранения чая, предполагаемого к экспорту в Россию.

Двести тонн нарушений

Какие продукты вызывают у вас наибольшие опасения - молоко, мясо, фрукты или овощи?

Сергей Данкверт: Опасения у службы вызывают все продукты, которые несут в себе риск для здоровья потребителя и благополучия растениеводческой и животноводческой отраслей. Мы фиксирует различные нарушения, это касается как продукции, которая производится в нашей страны, так и той, которая ввозится по импорту.

Хотелось бы поконкретнее...

Сергей Данкверт: Страны, в продукции которых выявлено наибольшее количество нарушений, это Бразилия, Китай, Индия, Марокко. Что касается отечественной продукции, то здесь в зоне риска - мясо, молоко, рыба и мед. В 2017 году в пунктах пропуска и местах полного таможенного оформления выявлено около 800 нарушений общим весом подконтрольных товаров свыше 212 тонн. Наибольшее количество (около четверти) приходится на рыбу и рыбо- и морепродукты, на втором месте - мясо и мясопродукты (более 20 процентов).

Какое направление для службы сегодня наиболее "горячее"?

Сергей Данкверт: Это по-прежнему недопущение ввоза санкционной продукции. За период действия запрета Россельхознадзором были пресечены попытки ввоза и реализации более 19 тысяч тонн запрещенной продукции растительного и животного происхождения. И хотя поток "санкционки" снижается, попытки пробить брешь в заслонах продолжаются. Безусловно, работа службы положительным образом сказалась на снижении потока санкционной продукции в Россию. Но успокаиваться рано. Недобросовестные предприниматели принимают все новые и новые попытки незаконного ввоза таких товаров. Приходится быть начеку постоянно.

Что в молоке таится

Как решилась проблема, возникшая в конце 2017 года, когда в молоке крупнейших российских компаний, действующих под контролем иностранных гигантов, обнаружили антибиотики?

Сергей Данкверт: Мы проводим проверку этих предприятий. Но уже сейчас понятно, что имели место попытки скрыть факты поступления молока с антибиотиками. При этом возвратов небезопасного сырья с предприятия не фиксировалось. Это создает сразу несколько проблем. Во-первых, речь идет о здоровье наших граждан. Во-вторых, глобальные иностранные компании, производя продукцию из дешевого и далеко не всегда безопасного сырья, не дают развиваться добропорядочным отечественным компаниям. При этом иностранные гиганты придают любым проблемам, возникшим с их продукцией, политический окрас. Это откровенное вмешательство в работу государственных органов власти страны. В тех же Соединенных Штатах никто не позволил бы российской компании вести себя таким образом.

Наша задача - обеспечение безопасности продукции для российских граждан, и если для этого требуется затронуть репутацию крупных компаний с иностранным капиталом, то служба будет это делать. Наши приоритеты расставлены четко. Мы опираемся в своей работе на закон, и если компания, российская или иностранная, нарушает закон, значит, она должна понести за это ответственность.
Кстати, все говорят только о двух больших иностранных компаниях, но в минувшем году мы проверяли и нашли массу нарушений в работе и отечественных компаний. Небезопасную продукцию Россельхознадзор не допустил на прилавки. Удивительно, что об этом не говорят.

Свинку не жалко

Насколько велика угроза для нашего мясного производства, учитывая непростую ситуацию с такими заболеваниями, как африканская чума свиней (АЧС), вирус гриппа птиц (ВГП) и другими? Чего ждать в этом году?

Сергей Данкверт: Если говорить о перспективах, то ситуация по АЧС остается крайне серьезной, и прогноз по развитию этой эпизоотии на территории страны - неблагоприятный.

Риск дальнейшего распространения вируса нами оценивается как высокий. Что касается регионов наибольшего риска, то прежде всего возникновение новых вспышек АЧС следует ожидать в субъектах страны с наибольшей плотностью свинопоголовья, граничащих с уже неблагополучными регионами. Однако следует иметь в виду, что из-за неконтролируемого перемещения животных и сельхозпродукции может произойти занос заболевания в любой регион. Так что от АЧС по-прежнему не защищена ни одна территория Российской Федерации.

В отношении гриппа птиц необходимо отметить, что для промышленного птицеводства основными факторами риска заноса и распространения вируса остаются слабые звенья в системе обеспечения биобезопасности предприятий. То есть когда допускается проникновение вируса в хозяйства вместе с кормами, водой, подстилкой, дикой птицей, грызунами, транспортом и персоналом. Впрочем, эти факторы являются управляемыми, поэтому важна эффективность работы администраций и ветеринарных служб предприятий, плюс надзор со стороны государственной ветеринарной службы. Если эти условия будут соблюдены, то вполне можно предотвратить возникновения вспышек болезни на птицефабриках страны даже при существующем неблагоприятном прогнозе по распространению вируса гриппа птиц в наступившем году. В начале этого года ЕС предъявил России претензии на 1,4 миллиарда евро за эмбарго в рамках контрсанкций на поставки свинины в нашу страну.

Но был еще и запрет Россельхознадзора.

Сергей Данкверт: Прогнозы распространения как АЧС, так и гриппа птиц являются наиболее негативными для стран Евросоюза. И если говорить о том, откуда идет угроза, то мы сегодня фиксируем случаи заноса вирусов именно от наших соседей. К сожалению, наши европейские коллеги только сейчас стали осознавать, что проблема распространения заболеваний требует коллегиального решения. Так что продолжать попытки делать вид, что ничего не происходит, уже не получается.

Что касается возникшего вопроса об импорте свинины из Евросоюза, то 6 декабря прошлого года Россельхознадзор заявил о снятии по требованию ВТО тотального запрета на ввоз свинины из ЕС, введенного из-за АЧС. Однако под запретом остались регионы стран Евросоюза, где ситуация по АЧС остается угрожающей. Это ряд областей Чехии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Италии (Сардиния). Впрочем, запрет на ввоз этой продукции в Россию сохраняется, так как она включена в список продовольственного эмбарго. Но это уже другой аспект проблемы.

Куда бежит "Меркурий"

Сергей Алексеевич, счетчик на сайте службы, который отсчитывал время до введения в России обязательной электронной ветеринарной сертификации (ЭВС), пришлось корректировать. Как вы относитесь к тому, что в итоге сроки пришлось сдвинуть с 1 января на 1 июля этого года?

Данкверт: К переносу сроков Россельхознадзор относится рационально. Работа по внедрению идет достаточно активно на уровне всей страны. Под конец 2017 года был зафиксирован рекорд интенсивности оформления ветеринарных сертификатов в электронном виде - этот показатель превысил миллион в сутки. А количество электронных ветеринарных сертификатов, оформляемых за час, превысило 70 тысяч.
Производители, которые не успели подготовиться к внедрению системы, получат еще полгода на завершение всех интеграционных процессов.

Что же касается потребителей, то в итоге они получат продукты, в безопасности и качестве которых смогут быть абсолютно уверены. Лабораторные исследования, проводимые нашими институтами, показали острую необходимость в изменении процессов контроля безопасности и качества продукции на государственном уровне. В этом году Россельхознадзор намерен в корне поменять ситуацию в лучшую сторону, и система "Меркурий" нам в этом поможет.

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

Наша группа ВКонтакте:

 
< Ранее  

Комментариев нет

Сергей Данкверт об опасном молоке, чае и свинине из Евросоюза - Обзор прессы

Не пропустите

;