Россия стала мировым лидером в производстве вишни

Как гречка или рожь, вишня — такая скрепа, которую за границей не больно-то реализуешь. Зато в самой России продать ее можно много! И с прибылью, для сельского хозяйства просто изумительной

Антон Павлович Чехов в 1903 году сделал вишневый сад ярким символом непрактичности: помещица Раневская, «уходящая натура», из последних сил цепляется за сад — капиталист Лопахин, натура, напротив, практическая, принимается его вырубать. В воспоминаниях Станиславского даже есть эпизод, как Чехов пытается подчеркнуть непрактичность раневских в названии пьесы с помощью нюансов, сегодня нам недоступных. «Нет, не “ВИшневый сад” пьеса будет называться, а “ВишнЁвый”! — восклицал он.— “ВИшневый сад” — это деловой, коммерческий сад, приносящий доход. Такой сад нужен и теперь. Но “ВишнЁвый сад” дохода не приносит, он хранит в себе и в своей цветущей белизне поэзию былой барской жизни. Такой сад растет и цветет для прихоти, для глаз избалованных эстетов…».

53-летний предприниматель Олег Жданов из шахтерского сибирского города Осинники об этих тонкостях с ударением, скорее всего, не знал, но свою увлеченность вишневыми садами всегда воспринимал как сугубо коммерческую. Бывший военный, меньше всего думал он о поэзии былой барской жизни. Вишня представлялась Жданову не только перспективным бизнесом, но ни много ни мало средством спасения родного города. В итоге в споре двух капиталистов — Лопахина из «Вишневого сада» и Жданова из Осинников — победителем вышел последний. Вишня оказалась одной из самых высокомаржинальных плодово-ягодных культур (зря смеялся Лопахин!). А бизнесмены, вовремя разглядевшие практичную суть вишни, последние два года обеспечивают России мировое лидерство в ее производстве.

Вишневый город

Как и другие малые кузбасские шахтерские города, Осинники имеют вид довольно унылый. Советские пятиэтажки, центральная площадь, рынок, разгул преступности — вот, собственно, и все. Разве что еще вишня. Дело в том, что в Осинниках, хоть и находятся они чуть южнее не самого теплого города Новокузнецка, какой-то уникальный, подходящий для этой культуры микроклимат.

Сохранилась легенда о прародителе осинниковской вишни — славном шахтере Калистрате Варламове, который прибыл на строительство одной из первых осинниковских шахт по заданию ВКП(б) в 1936 году, шахту построил, а на досуге разбил первый в городе вишневый сад. С тех пор садов развелось множество. Весной их белый цвет делает город почти красивым, а ближе к концу лета к рыночной площади съезжаются грузовики со всего Кузбасса — закупать вишню, которую шахтерские жены собирают в городе и окрестностях просто так, без всяких прав собственности, как дикорос. Вернее, так было до 2009 года, когда губернатор Аман Тулеев предложил открыть в Осинниках собственную переработку.

Олег Жданов, оставивший военную карьеру после перестройки, к тому времени сменил несколько направлений бизнеса и как раз занимался консервацией, а именно квасил в небольшом цеху капусту. Ему, как руководителю местной «Опоры», предложение губернатора понравилось, и Жданов взялся за реализацию, создав предприятие «Вишневый город».

На цех переработки выделили 20 млн руб. льготного кредита, их хватило на ремонт заброшенного здания в городе, закупку оборудования.

Квашеную капусту в небогатых Осинниках умеющий ладить с чиновниками предприниматель реализовывал главным образом образовательным и медицинским учреждениям. По этим же каналам пошла и новая продукция: варенье и морсы из вишни.

Но в полную силу «Вишневый город» развернулся уже после введения Россией в 2014 году эмбарго на часть продовольственных поставок из ЕС и других стран. Именно тогда компания серьезно занялась розничными продажами в отделах натуральных фермерских продуктов «Калина-Малина».

Сейчас «Вишневый город» называют одним из крупнейших производителей варенья и джемов на Кузбассе, хотя для Центральной России это, конечно, совсем небольшая компания (до 1 т продукции в день). К сельхозпереработке и цеху производства хлебобулочных изделий в прошлом году добавился еще и аграрный бизнес: теперь у Олега Жданова есть крестьянское фермерское хозяйство «Вишневый сад» — 55 га, где он планирует заниматься разведением плодово-ягодных культур. В 2017 году уже высадили более 1000 деревьев и кустарников — не только вишни, но и яблонь, малины, смородины и других культур. Тут тоже не обошлось без поддержки местных властей: компания получила грант на 1 млн руб.

Войдя с этой идеей в государственную программу «Комплексное развитие моногородов», команда осинниковских управленцев прошла обучение в Московской школе управления «Сколково», а результатом стал полный и окончательный городской ребрендинг. В июле в Осинниках проходил двухдневный фестиваль «Арт-вишня». Обученные в «Сколково» чиновники решили с помощью этого фестиваля поместить город на туристическую карту России и действовали по проверенному плану. Открыли памятник Калистрату Варламову, устроили нарядную ярмарку со скоморохами, обеспечили присутствие города в Книге рекордов Гиннесса — был испечен и съеден вишневый пирог размером с городскую площадь и весом 419 кг.

Для бизнеса Жданова этот праздник тоже подспорье. Выяснилось, что при наличии собственной сырьевой базы производство вишневых соков, варенья и джемов имеет гигантскую по меркам сельского хозяйства рентабельность. Пока, правда, показатели «Вишневого города» весьма скромные: по данным «Картотека.ру», в 2016 году при выручке 51,15 млн руб. компания получила прибыль 3,702 млн руб. Но, когда появится собственный урожай, а сбыт благодаря усилиям городской администрации расширится, речь пойдет совсем о других цифрах.

Когда созрели и вишни, и инвесторы

Россия уже два года лидирует по производству вишни в мире, при этом занимая второе место по импорту после Германии. По данным ФАО, основные страны—производители вишни 2016 года — Россия (230 тыс. т), Польша (195 тыс. т), Турция (192 тыс. т), Украина (156 тыс. т). По прогнозам, по итогам 2017-го свое лидерство Россия сохранит (к слову, в 2015-м лидерство еще оставалось за Украиной — 193 тыс. т против российских 192 тыс.).

Все свои рекордные урожаи вишни россияне поглощают сами — в основном в виде сока. Если вы хоть изредка пьете вишневый сок, вы, скорее всего, россиянин, украинец, поляк или, допустим, турок — больше этот сок не пьют практически нигде.

Ежегодно россияне выпивают 70 млн литров вишневых нектаров и соков. По данным Российского союза производителей соков, это лишь 3% рынка (больше всего мы пьем яблочного сока — 18%, на втором месте — апельсиновый, 14%, на третьем — томатный, 8%). Примерно такие же предпочтения у украинцев и поляков, а вот в Турции вишневый сок — практически главный фаворит с долей аж 16%.

В остальных странах вишня — экзотика. По данным Euromonitor, вся Европа за год потребляет порядка 900 тыс. т вишни, Азия — 714 тыс. т, Северная Америка — 160 тыс. т. При этом нужно понимать, что все эти цифры скорее не про вишню, а про черешню. Потребитель, как правило, не видит разницы, а производителю удобнее иметь дело с черешней: эта культура меньше подвержена грибку, насекомым-вредителям и прочим напастям. Короче говоря, более 65% мирового производства этих близких культур приходится на черешню.

Возвращаясь к вопросу о том, почему у нас таким спросом пользуется вишневый сок, следует отметить, что россияне вообще соки любят и поглощают по 16,5 л на человека в год. Для сравнения: жители Аргентины или Бразилии, например, пьют главным образом сладкую газировку, а соков потребляют на душу населения в три раза меньше, чем в России. Больше, чем у нас, соки любят пить только в странах Западной Европы (в среднем 19,5 л на человека в год, а в Германии — рекордные 28,6 л на человека) и в Северной Америке — 24,8 л.

А что до различий между вишней и черешней, то главное — это, конечно, культурные традиции: у нас потребляют в основном именно вишню. «Вишня считается исконно российской косточковой культурой»,— отмечает партнер практики АПК АО «НЭО Центр» Инна Гольфанд в ответ на вопрос о причинах популярности этого плодового растения. Примерно так же объяснили популярность вишни и в РАНХиГС.

Золото на ветке

До сих пор рост производства вишни в России шел главным образом благодаря повышению урожая — новых садов до последнего времени закладывалось мало: с 2008 года площади садов оставались на уровне 16 тыс. га, а к 2016-му выросли только до 18 тыс. га.

Однако в последнее время сразу несколько крупных и очень разных инвесторов заявили о намерении открыть новые производства. «Промсвязькапитал» планировал заложить плодовый сад с вишнями и яблонями на 100 га в Белгородской области; в Татарстане было создано татаро-венгерское совместное предприятие на 100 га, где будут готовить посадочный материал, в том числе для вишневых садов; в Калининградской области начали создавать плодово-ягодный питомник на 23 га; в Альметьевском районе (Республика Татарстан) планируется запустить инвестиционный проект по посадке вишневого сада и созданию предприятия по переработке фруктов. И это только самые заметные начинания.

У перечисленных будущих садов большие площади по сравнению с уже существующими. Скажем, у одного из крупнейших работающих в этой нише хозяйств, ставропольской «Моей мечты»,— 74 га площади (правда, там помимо вишни еще растут черешня и слива); ЗАО «Острогожсксадпитомник» (Воронеж) и «Сады России» тоже поскромнее новых проектов.

Интерес инвесторов связан с тем, что внутренним производством спрос все еще не покрывается: Россия продолжает эту культуру импортировать. «При этом импорт вишни в Россию более конкурентоспособен по цене — средняя стоимость 1 кг привезенной вишни на границе составляет 40 руб., а цены на вишню отечественного производства могут колебаться в диапазоне 70–100 руб. в период сбора урожая»,— замечает Инна Гольфанд.

Разница в ценах — из-за нашей низкой урожайности: в России она в среднем составляет 6–8 т с 1 га, в то время как максимально возможная достигает 12–15 т.

Несмотря на увеличение производства, Россия импортирует свежей вишни почти 10 тыс. т на $6,5 млн из Белоруссии, Сербии, Республики Молдова и других стран.

Но главное, что влечет инвесторов в вишневый бизнес,— удивительные нормы прибыли.

Правда, такая прибыльность возможна только для крупных проектов с географией где-то от Липецка и Тамбова до Волгограда и севера Ростовской области, да и то, во-первых, если повезет (обойдется без болезней и природных катаклизмов), а во-вторых, если производитель будет работать с хорошими сортами вишни и современной техникой. Нижняя граница рентабельности, не очень впечатляющие 8%,— это северные регионы и небольшие сады с интенсивным ручным трудом и отдаленными рынками сбыта. Но большинство инвесторов, отмечает Тихонов, на рентабельность в этом бизнесе не жалуются. «Даже скромной урожайности 2 т с гектара достаточно, чтобы получать рентабельность 100% и окупать сады за год-два,— рассказывает он.— Со среднего сада в 2000 саженцев получают обычно 40 т урожая. Если взять среднюю оптовую цену 50 руб. за килограмм, уже получается 2 млн руб. выручки с такого сада. При этом саженцы для вишневых садов покупают раз в 15 лет, а рабочая сила в России дешева».

Для сравнения: рентабельность производства молока в молочном Алтайском крае — около 6%. Средняя рентабельность плодово-ягодных агрокультур на юге страны превышает 30%, но от 100% очень далека. Наконец, можно сравнить с другими косточковыми в целом: в Краснодарском крае, например, это 26%. Ближе всего к вишне подбираются ягодные культуры с рентабельностью на юге страны выше 40%.

Но это все равно очень скромные заработки. У большинства крупных производителей вишни есть еще своя переработка. А если в относительно дорогую вишню добавить относительно дешевое яблоко (как обычно и делают), рентабельность может превысить 200%.

Чтоб зрели вишни, сад дяди Вани должен быть большим

Фермеры, впрочем, жалуются. Про рекорды они и не слышали, и кого ни спроси — у всех неурожай. Про неурожай рассказывает Олег Жданов из Осинников, сетуя еще и на ограниченность спроса: продукцию покупают только в Кемеровской области. «Не знаю, у кого там рекорды, но у нас год был плохой. Вишня при этом выгодная культура и, вообще говоря, биржевой товар, продающийся за доллары. Да и популярная к тому же»,— рассказывает Олег Жданов.

Глава фермерского хозяйства «Райский сад» Виктор Фадюков говорит, что вишня в их регионе подвержена множеству болезней и в последнее время с ней сложно не только в его хозяйстве, но и у соседей. Про рекорды он тоже не слышал. Пытаясь обойтись без средств защиты («химии»), Фадюков закупил посадочный материал в Белоруссии — считается, что он устойчивее к болезням. Влетел в убытки, а болезней саженцы все равно не избежали.

Жалуются мелкие фермеры и на конкуренцию со стороны импорта. Как уже говорилось, польская и турецкая вишня продается по 40 руб. за 1 кг, а российские производители стараются держать цену 70–100 руб.

И, если присмотреться к российским производителям покрупнее, выяснится, что они не испытывают проблем ни со сбытом, ни с рентабельностью.

Так, даже не самый большой «Острогожсксадпитомник», о котором уже шла речь выше, по данным «Картотека.ру», в 2016 году получил 91,226 млн руб. прибыли и выручку 272,129 млн руб. Прибыль в треть оборота — это для продавца вишни, яблок, алычи и земляники показатель очень приличный.

У гораздо более крупного ООО «НПГ “Сады Придонья”» показатели еще лучше — в 2016 году при выручке 1,011 млрд руб. прибыль составила 535,488 млн руб., то есть больше половины. Этот пример не оставляет сомнений: большие хозяйства чувствуют себя совсем неплохо, а вот фермерам приходится тяжело.

 
< Ранее  

Комментариев нет

Россия стала мировым лидером в производстве вишни - Обзор прессы

Не пропустите

;