Санкции Вашингтона перекрыли доставку грузов в Иран

Санкции США в отношении Ирана вступают в силу через несколько месяцев, но крупные судоходные компании уже начали отказываться от контрактов с Тегераном. Часть получателей иранской нефти заявили о сокращении поставок. Альтернативой для Ирана может стать экспорт нефти через РФ. Остаются возможности транспортировки и через северные каспийские порты или железнодорожные переходы через Туркменистан.

Две крупнейшие мировые контейнерные линии – датская Maersk Line и швейцарская Mediterranean Shipping Co. (MSC) – заявили, что сворачивают перевозки общего назначения в Иран, сообщила американская Wall Street Journal (WSJ).

«Не думаю, что какая-либо мировая судоходная компания сможет вести бизнес в Иране, если санкции заработают в полную силу», – подчеркивает гендиректор Maersk Line Сорен Скоу.

Отметим, Maersk Line и MSC перевозят в Иран широкий спектр грузов – от электроники и товаров для дома до продуктов питания и тяжелого оборудования. По словам Скоу, объем поставок в Иран довольно невелик, однако снятие санкций в 2016 году было воспринято как открытие важного торгового направления на Ближнем Востоке, учитывая 80-миллионное население страны. Новые американские санкции окажут негативное влияние и на владельцев танкеров, которые уже думают об отправке своих судов в другие страны региона, к примеру, в страны – производители нефти на Ближнем Востоке или в Западной Африке.

Напомним, что президент США Дональд Трамп 8 мая объявил о выходе Вашингтона из ядерной сделки с Ираном. Соглашение, заключенное в 2015 году пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН и Германией с Ираном, в частности, предусматривает постепенное замораживание ядерной программы Исламской Республики в обмен на отмену экономических санкций. Отказавшись же от этой договоренности, Трамп пригрозил не только вернуть старые, но и ввести новые ограничительные меры против Тегерана. Госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что президент США готовит «беспрецедентные» санкции против Ирана, чтобы заставить режим вести переговоры о прекращении агрессивной политики на Ближнем Востоке. «Они действительно окажутся самыми сильными санкциями за всю историю», – обещал Помпео, подчеркивая, что для республики последствия американских санкций будут болезненными. «Если Тегеран не сменит свой внешнеполитический курс с выбранного неприемлемого и непродуктивного пути, то он едва ли сможет сохранить свою экономику в живых», – предостерег госсекретарь.

Решение Трампа создаст финансовые и экономические трудности для союзников США, признавал Помпео. Однако предупредил, что Вашингтон всерьез готов наказать европейские компании, продолжающие вести дела с Ираном вопреки новым американским санкциям. «Я знаю, что наши союзники в Европе могут попытаться сохранить прежнюю сделку с Тегераном. Это их решение, им его принимать. Они нашу позицию знают», – объявил Помпео. В Евросоюзе на это объявили о намерении принять меры для защиты интересов компаний, вкладывающих в Исламскую Республику.

Политика санкций и ультиматумов в применении к рынкам углеводородов не может не привести к появлению перманентной «санкционной премии» в цене, считают участники рынка. «Решение президента Дональда Трампа о выходе из ядерной сделки с Ираном поставило под санкционный риск около 5% мировой добычи нефти. Кризис вокруг Ирана может привести к переделу мирового нефтяного рынка», – предполагает глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Между тем у судоходной отрасли есть время до начала ноября, чтобы завершить все операции в Иране. Наибольший удар среди перевозчиков придется на две иранские госкомпании – National Iranian Tanker Co. и Islamic Republic of Iran Shipping Lines. «Санкции также окажут влияние на страховые премии в сфере судоходства, а также кредиты для компаний, перевозящих грузы, и поставщиков топлива для иранских судов», – отмечается в статье WSJ.

Если в результате политики Белого дома Иран исчезнет с карты танкерных перевозок, это окажет сильное негативное влияние на операторов. Судовладельцы ранее уже пострадали от переизбытка перевозочных мощностей, а теперь останутся без рынка пятого по величине в мире производителя нефти. Отметим, на Иран приходится около 5% общемировой добычи, в апреле страна экспортировала рекордные 2,6 млн барр. нефти в сутки. Основная часть их поставок идет в Китай, Японию, Индию и Южную Корею.

И некоторые уже заявляют о сокращении поставок. «КНР в настоящее время покупает около 650 тыс. барр. в сутки иранской нефти. И китайские судовладельцы ожидают падения показателя более чем вдвое», – пишет западная пресса. «Мы не решимся на риск нарушения, поскольку значительная часть нашего бизнеса также связана с транспортировкой нефти между США и Дальним Востоком, – заявил WSJ высокопоставленный представитель крупной судоходной госкомпании КНР на условиях анонимности. – Что нас беспокоит, так это то, что наши корабли не смогут отплыть в США».

«Санкции США создают очень сложные условия для судовладельцев», – делает вывод консультант по морским перевозкам Василий Карацас. «Они могут быть занесены в черный список за перемещение иранской нефти или другого груза, оштрафованы, им могут запретить вести бизнес в США. Это не стоит риска», – подчеркивает он.

При этом выиграют от санкций в первую очередь китайские и российские компании, полагала та же WSJ. «Китайские и российские госкомпании пытаются заработать на уходе европейских бизнесов из Ирана», – говорилось в статье издания. «Это плохо для США и Европы, если в конце концов только Россия и Китай смогут вести бизнес в Иране», – говорил исполнительный директор французской энергетической компании Total в Южной Азии Патрик Пуайян.

Россия, по мнению американской газеты, с большей осторожностью относится к Ирану как к партнеру по бизнесу. Однако российские компании устанавливают там контакты. К примеру, в прошлом году «Роснефть» и иранская NIOC утвердили «дорожную карту» по реализации совместных стратегических проектов в сфере нефтегазодобычи, общий объем инвестиций в которые может составить до 30 млрд долл. Речь шла о целой серии месторождений – нефтяных и газовых, которые будут реализовываться совместно с иранскими партнерами. Добыча может составить до 55 млн т в год (см. «НГ» от 30.05.18). Не отказываются от возможного участия в иранских проектах и в ЛУКОЙЛЕ». «Мы продолжаем оценку проектов и обсуждение технических параметров», – сообщал глава ЛУКОЙЛА Вагит Алекперов. СМИ ранее сообщали, что компания интересуется работой на двух иранских месторождениях – Аб-Теймур и Мансури в провинции Хузестан.

Пока ЕС и ключевые азиатские экономики не объявили о готовности отказаться от ядерной сделки с Ираном. «Учитывая только этот факт, мы не ожидаем существенного влияния американских санкций на поставки товаров. Компании – резиденты стран, не поддержавших санкции, продолжат работу в регионе. Тем не менее снижение конкуренции с высокой вероятностью приведет к повышению цен на логистику», – отмечает аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. Ситуация заставит Иран искать альтернативных поставщиков и субститутные товары. «На ряд товаров, особенно технологического класса, альтернативу найти будет сложно, это и может стать фактором замедления развития экономики», – не исключает доцент Института бизнеса Академии народного хозяйства и госслужбы Эмиль Мартиросян.

«Экономика Ирана с 1979 года испытывает на себе вред от различных видов санкций и уже неплохо перестроилась, поэтому ограничение на логистику вряд ли сильно ей повредит», – напоминает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. По мнению эксперта, США до конца пока не осознают, как будет происходить эта блокада и будет ли она иметь успех. «Это пока просто тест, насколько судовладельцы будут готовы выполнять санкционное законодательство. На уровне стран уже есть понимание, что санкции являются методами экономической борьбы и что бороться в этом поле нужно на государственном уровне», – считает он.

Для российских компаний работа в регионе также может осложниться. «В первую очередь из-за ухудшения спроса на сырье, а также возможных локальных перебоев с поставками оборудования. Это может сказаться и на рентабельности инвестиций», – полагает Нигматуллин. Обратного мнения придерживается Мартиросян. «Не думаю, что российские компании, работающие в Иране, почувствуют осложнения. Во-первых, российские компании работают по подписанным контрактам, проекты реализуются сейчас. Во-вторых, деятельность российских компаний во многом зависит от внутреннего спроса в стране и торгового оборота между Ираном и Россией», – говорит он, полагая, что санкции приведут не к замораживанию проектов, а к скорейшей их реализации.

Между тем, рассуждает замгендиректора компании «Финам» Ярослав Кабаков, альтернативой для Ирана может стать экспорт нефти через Россию. «Точнее, поставки нефти в Россию для ее переработки здесь и использования на внутреннем рынке с одновременным направлением на экспорт больших объемов российской нефти. При существенном дисконте Россия может пойти на такие схемы», – не исключает он. Однако для этого потребуются дополнительные вложения в инфраструктуру. «Порты на Каспии на такое увеличение товарооборота не рассчитаны, кроме того, потребуется дополнительный парк танкеров типа река-море, поскольку использование океанских кораблей даже на мелководном Каспии невозможно, не говоря уж о проходе их по Волге и Уралу», – сообщает экономист, подчеркивая, что если санкции будут сняты быстро, то вложения не окупятся.

Действительно, сворачивание грузоперевозок международными компаниями затрагивает южные морские порты Ирана в Ормузском проливе и Персидском заливе. Однако остаются возможности транспортировки через северные каспийские порты или железнодорожные переходы через Туркменистан. Это значит, что деятельность российских и китайских компаний вряд ли затронет уход международных транспортных компаний из Ирана.

Комментариев нет

Санкции Вашингтона перекрыли доставку грузов в Иран - Обзор прессы

Не пропустите

;