Таможня: шлагбаум или коридор

Уверен, что по результатам опроса с целью выяснить восприятие таможни в понимании бизнеса и простых граждан большинство сравнит ее с неким «шлагбаумом». У нас с давних пор так исторически сложилось, что при пересечении границы даже необходимость томиться в очередях при прохождении пограничного контроля люди почему-то связывают с якобы плохой работой таможенников

Интересно было бы посмотреть на реакцию простых обывателей, когда они узнают, что после завершения таможенного оформления таможенный контроль только начинается, и длиться он будет еще целых три года. Справедливости ради стоит уточнить, что к такому еще до сих пор не привыкли и многие бизнесмены, решившие попробовать свои силы на ниве внешнеэкономической деятельности (ВЭД).
Далее попробую на реальных примерах доказать, почему ввоз товаров на территорию России сравним с неким коридором, в ходе движения по которому импортера поджидают опасности, а возникнуть они могут как сегодня, так и спустя 3 года. Получается что-то вроде армейского постулата на все времена: «копать от забора и до обеда».
Пример первый: ООО «Ингредиенты. Развитие» ввезло на таможенную территорию Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и оформило в соответствии с таможенной процедурой выпуска для внутреннего потребления товар «измельченные жмыхи, получаемые при извлечении соевого масла». В данном случае это была соевая клетчатка Insoy в виде порошка светло-бежевого цвета, расфасованного в мешки по 25 кг.
Произведена она из измельченного в порошок жмыха (твердые отходы, полученные при извлечении соевого масла), содержала 66,5% пищевых волокон, 19,1% белка, 5,4% золы, имела влажность 7,4% и не содержала ГМО. При ввозе в соответствии с ТН ВЭД ЕАЭС декларант заявил ее кодом 2304 00 000 9 (товарная позиция 2304 «Остатки и отходы пищевой промышленности»), в отношении которого применяется ставка ввозной таможенной пошлины 0%. По информации импортера, данный товар используется как нейтральный наполнитель в пищевой промышленности.
В своем роде товар довольно специфический, но его не сравнить с «умными часами» Apple Watch, которые при ввозе таможня упорно классифицировала как «часы наручные». Чтобы признать их гаджетом, потребовалось специальное решение Верховного суда. Однако соевая клетчатка чем-то не глянулась таможне, и та решила проверить правильность ее классификации, причем за все три года, что компания поставляла данный товар.
В итоге, на основании экспертных заключений было принято решение о его классификации в подсубпозиции 2106 90 920 0 ТН ВЭД ЕАЭС (товарная позиция 2106 «Пищевые продукты, в другом месте не поименованные; ставка ввозной таможенной пошлины 11,7%). На этом основании по всем зарегистрированным за указанный срок декларациям на товары (ДТ) сумма довзысканных платежей составила около 19 млн рублей, плюс пени за несвоевременную уплату таможенных платежей. Теперь представьте состояние получившего такое предписание предпринимателя, который уже давно продал весь товар, зафиксировал прибыль и отчитался по ней перед бюджетом, заплатив причитающиеся налоги.

Даешь бюджет!
К сожалению, приведенный пример не единичный случай. Подобных фактов в практике отечественной внешней торговли в последнее время становится все больше и больше.
Это косвенно подтверждают и данные из статистических отчетов ФТС России. Так, в ее итоговом докладе за 2017 год указано, что общая сумма доначисленных таможенных платежей, пеней, штрафов составила 10,2 млрд рублей, в отчете за 2016 год значатся 8,4 млрд рублей. Основной источник доначислений таможенных платежей - это контроль правильности классификации товаров, который принес в казну 7,9 млрд рублей.
Еще один пример, который более понятен с точки зрения обывателя: в 2016-2017 годах ООО «Шарп Электроникс Раша» ввозило на таможенную территорию ЕАЭС и выпускало в свободное обращение для внутреннего потребления «очистители воздуха, бытовые, с функцией увлажнения...» различных моделей под товарным знаком SHARP. Импортер (декларант) заявлял их кодом ТН ВЭД ЕАЭС 8421 39 200 9 (оборудование для фильтрования или очистки жидкостей или газов; ставка ввозной таможенной пошлины 0%).
Как и в случае с клетчаткой, весной 2017 года таможня проверила правильность классификации указанного товара и на основе полученных результатов приняла решение о переклассификации под код 8509 80 000 0 (машины бытовые со встроенным электродвигателем; ставка ввозной таможенной пошлины - 5%), то есть некое комплектующее фактически приравняли к полноценному бытовому агрегату.
На этом основании, как и следовало ожидать, по всем выпущенным ДТ провели корректировку кода ТН ВЭД ЕАЭС с соответствующей доплатой таможенных платежей. В итоге только за 2017 год ущерб импортера превысил 3 млн рублей, причем без учета пеней. Ранее аналогичная история произошла с другими крупными импортерами, среди них ООО «Филипс», ООО «Гросмар» и т. д. Сумма взысканных с них за 2016 год платежей превысила 5 млн рублей.
Конечно, к счастью, это пока не идет ни в какое сравнение с объемами налогов, доначисленных Федеральной налоговой службой (ФНС), которая отчиталась, что «в 2017 году по результатам контрольной и аналитической работы в бюджет дополнительно поступило 279,2 млрд рублей, что на 16,2% больше, чем в 2016 году». Поэтому сегодня некоего подвоха от налоговой ждут многие. При этом стоит учесть, что внешнеэкономической деятельностью занимаются далеко не все предприниматели.

Постконтроль как экзотика
Пока бизнес в большинстве воспринимает приход таможенников с проверкой после выпуска как некий неприятный сюрприз. На мой взгляд, каждый участник ВЭД должен хоть разочек почувствовать на себе все «прелести» таможенного постконтроля и сполна испить его горькую чащу. После этого он точно научится заблаговременно и очень тщательно проверять, что и как он оформляет.
Правда, в моем арсенале есть и истории с относительным хеппи-эндом. Так, декларант ООО «НТС «Градиент» в 2016 году ввозило «санитарно-гигиенические изделия детские одноразового использования на целлюлозно-бумажной основе (распушенная целлюлоза и бумага полностью заделана в нетканый материал из полиолефина) в ассортименте», проще - детские подгузники. Считаю уместным уточнить состав слоев товара: верхний - полиолефин и нетканый полиэстер; абсорбирующий - целлюлоза (хлопковый пух), бумага, абсорбирующий полимер; оборотная сторона - полиолефиновая пленка, нетканый полиолефин. Товар заявлялся классификационным кодом ТН ВЭД ТС 9619 00 210 0, ставка ввозной пошлины - 5% от его таможенной стоимости; ставка налога на добавленную стоимость (НДС) - 10%.
Как и в предыдущих случаях, таможня усомнилась в правильности заявленного кода ТН ВЭД и провела доппроверку. В итоге товар был выпущен в соответствии с заявленной таможенной процедурой «выпуск для внутреннего потребления» под обеспечение путем внесения денежного залога на сумму 44 132 920 рублей 01 копейка.
Затем таможенный орган принял решение о классификации данного товара и отнес его к товарной подсубпозиции 9619 00 900 1 ЕТН ВЭД ТС: женские гигиенические прокладки и тампоны, детские пеленки и подгузники и аналогичные изделия, из любого материала: - из прочих материалов: - детские пеленки и подгузники. Ставка ввозной таможенной пошлины по ней - 10% от таможенной стоимости товара, ставка НДС - 18%. Импортер с таким решением таможенного органа не согласился и обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.
В ходе его рассмотрения в трех судебных инстанциях было отмечено, что «в соответствии с товаросопроводительной документацией, заключениями таможенного эксперта, абсорбирующий слой состоит в том числе из целлюлозных волокон ~ 47%, абсорбента ~ 7%». Суды также учли сведения из заключений таможенных экспертов. Из них следует, что «преобладающим по массе компонентом в составе абсорбирующего слоя являются целлюлозные волокна». На этом основании был сделан вывод, что «основную функцию абсорбирующего слоя выполняет полотно из целлюлозных волокон». После рассмотрения дела в трех судебных инстанциях решения таможенного органа о классификации товара признали незаконными.
Однако столь счастливое завершение судебных тяжб на деле обернулось для декларанта замораживанием денежных средств на 1,5 года, именно столько времени заняли суды в трех инстанциях. В этой связи возникает вопрос, как можно подстраховаться при неоднозначности классификации ввозимого товара и потенциальных рисках при таможенном оформлении?

Подстелите соломку, господа!
Практика показывает, что в большинстве случаев избежать возникновения приведенных выше коллизий позволила бы своевременно и грамотно проведенная экспертиза ввозимого товара и полученное на ее основе предварительное решение о его классификации. При таком раскладе у декларанта есть реальный шанс решить вопрос на уровне проводимой таможенным органом дополнительной проверки по классификации.
Однако, к сожалению, как показывает практика, и это не панацея. Так, ООО «ЛГ Электроникс РУС» в 2016 году оформило 7 предварительных классификационных решений на товар «сетевой фильтр для подавления радиопомех». Северо-Западное таможенное управление (СЗТУ) присвоило код 8543 70 900 0 «аппаратура электрическая, в ином месте не поименованная»; ставка пошлины 0%. Однако в 2017 году это же управление приняло решение о прекращении действия выданного им класс-решения в связи с тем, что для его принятия «заявителем были представлены неполные сведения о товаре». Товару присвоили новый код: 8536 30 100 0 («аппаратура для защиты электрических цепей»; ставка пошлины 7,5%).
Сейчас по этому вопросу идут судебные споры, в первой инстанции победила компания, но, зная готовность таможенных органов в судебных спорах идти до конца, можно с уверенностью говорить о том, что до окончательного решения вопроса еще далеко.
Поэтому даже предварительное классификационное решение далеко не всегда служит надежным провожатым в темном коридоре трехлетнего таможенного контроля. Почему же столь высоки риски неправильного оформления, грозящего впоследствии штрафами и пенями? Одна из причин возникновения ошибок - низкий уровень профессиональной подготовки сотрудников импортера (если он оформляет свой товар сам) или таможенного представителя.
Зачастую это обусловлено экономией на профессиональном и дополнительном образовании своих кадров. В погоне за победой на тендерах таможенные представители нередко максимально снижают издержки, для этого экономят на всем, прежде всего на аналитиках. Импортеры и вовсе не понимают, зачем они им нужны. При этом аргумент у всех один: «Мы сами свой товар знаем». Ну-ну, расскажите об этом сотрудникам таможни!
Вторая причина – полное отсутствие обязанности таможенных органов по проверке ДТ на момент таможенного оформления. То есть при ее выпуске таможенный инспектор, конечно, обязан проверить код ТН ВЭД, таможенную стоимость и меры нетарифного регулирования, ведь за пропущенную ошибку его даже могут наказать, но импортеру это не поможет. Как показывают приведенные выше примеры, аргументы о том, что товар долгие годы оформлялся по такому коду и ни у кого не вызывал сомнений, во время таможенной проверки контролерами во внимание не принимаются.
Третья причина – постоянно увеличивающееся плановое задание таможенных органов по доначислению платежей при проверках после выпуска, отсутствие дисциплинарной ответственности должностных лиц, необоснованно начисливших платежи. Что сейчас происходит при таможенных проверках? При малейших сомнениях в правильности заявленного кода товара должностное лицо выносит спорное классификационное решение (на кону ведь выговор за невыполненный контрольный показатель).
Практика свидетельствует, что вышестоящий орган крайне редко его отменяет - берегут честь мундира. Суды более объективны, но у таможенников есть негласное распоряжение – в любом споре идти по всем трем инстанциям. В итоге, спустя 1,5-2 года тяжб спорное решение отменяется, незаконно начисленные платежи с издержками и расходами на адвокатов из бюджета возвращаются, а заварившее эту кашу должностное лицо остается ни при чем. Напомню, что на привлечение к дисциплинарной ответственности дано всего 6 месяцев. Для уголовного дела по превышению должностных полномочий фактуры, как правило, не хватает.
Поскольку заканчивать статью на пессимистичной ноте не хочется, предположу, что светом в нынешнем темном таможенном коридоре может стать проведение таможенного аудита. Сегодня многие сомневаются, что он позволит помочь в таких случаях. В ответ уточню, что квалифицированный эксперт, как правило, может указать на спорный код товара и совместно с импортером принять правильное решение.

Надежда на таможенный аудит
Если код товара заявлен неправильно, импортер может добровольно внести изменения в ДТ, доплатить платежи и избежать административной ответственности, которая, на минуточку, составляет от 50% до 200% от недоплаченных платежей. Если код заявлен верно, но есть основания полагать, что таможня может необоснованно переквалифицировать товар, не него следует заблаговременно получить предварительное классификационное решение. Хотя пример с LG показывает, что и это не дает 100-процентную гарантию.
Как ни странно, региональные управления за редким исключением принимают адекватные предварительные класс-решения. Правда, если с тем же самым вопросом к ним приходишь для отмены ранее принятого необоснованного решения, отводят глаза и говорят: «Ну вы же понимаете, коллеги же обидятся». Типа ведомственная солидарность, пусть на кривой основе.
Поэтому советую обязательно проводить превентивную работу и заранее определять спорные коды. Для этого в серьезных компаниях и существуют аналитические отделы, которые отсматривают все принятые в системе ФТС России классификационные решения и штудируют судебную практику. Обычный декларант на предприятии или специалист по ВЭД не может себе этого позволить. Да и его зарплата не соответствует таким задачам.
Вот здесь-то и нужны профессиональные таможенные аудиторы. Ведь, кроме пласта вопросов по классификации товаров, есть, например, еще и правила в таможенную стоимость включения роялти (лицензионных платежей). При выборе органа для сертификации своего товара следует заблаговременно выяснить его область аккредитации, а не бежать за нужным документом к тому, кто за его выдачу берет наименьшую плату.
Здесь имеет место что-то вроде бесплатного сыра и мышеловки. Как показывает опыт, зачастую законопослушные импортеры даже не подозревают, что в итоге де-факто у них на руках могут оказаться, например, недействительные декларации соответствия. Однако в финале следует отметить, что хотя реально работающего таможенного аудита у нас в стране пока нет, но уже есть все предпосылки, необходимые для его появления.

Комментариев нет

Таможня: шлагбаум или коридор - Обзор прессы

Не пропустите

;