Азиатское направление — одно из ключевых для ЕАЭС

Евразийский экономический союз (ЕАЭС) рассчитывает выйти на соглашение о свободной торговле с Сингапуром уже к середине будущего года. Появление на рынке «азиатского тигра» даст странам ЕАЭС возможность для дальнейшей экспансии на всем пространстве Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), с которой союз на днях заключил отдельный меморандум об экономическом сотрудничестве

Об этом в интервью «Известиям» сообщил председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян. Во время беседы глава постоянно действующего регулирующего органа ЕАЭС также рассказал о том, с какими странами союз планирует создать зоны свободной торговли (ЗСТ) и бонусах, полученных государствами в результате появления первой ЗСТ с Вьетнамом.

— На саммите АСЕАН–Россия ЕЭК подписала меморандум с этим региональным блоком, а 19 ноября комиссия заключила меморандум о сотрудничестве с одной из стран-членов ассоциации — Таиландом. Можно ли считать эти документы очередным шагом на пути к созданию зоны свободной торговли ЕАЭС–АСЕАН?

— В контексте международной деятельности Евразийского экономического союза подписание меморандумов — это базовый уровень институциализации взаимодействия с нашими партнерами. Подписание и дальнейшая реализация меморандумов станут скорее первым шагом к дальнейшему сотрудничеству — уверен, успешному и взаимовыгодному, — и позволит создать новый диалоговый формат по широкому кругу вопросов торгово-экономического характера, чтобы обмениваться опытом и вести экспертный диалог. Поясню, почему этот «диалоговый этап» так важен: он позволяет вскрыть и комплекс проблем «нетарифного регулирования», который существует в отношениях с любой страной. И часто решение таких проблем в дальнейшем дает больший эффект, чем обнуление самих по себе ввозных пошлин в рамках ЗСТ.

Если же речь о первом шаге к созданию ЗСТ ЕАЭС–АСЕАН, в первую очередь нужно говорить о проведении полноценного экономического моделирования. Оно, с одной стороны, позволит оценить выгоды, которые получат государства – члены ЕАЭС от свободной торговли, а с другой — укажет на риски для экономики, которые могут возникнуть от открытия нашего рынка. Исключительно после этого можно так или иначе обсуждать этот вопрос с нашими партнерами. Пока что решений по нему в союзе не рассматривается, и переговоры о свободной торговле мы проводим с отдельными государствами АСЕАН, а не с интеграционным объединением в целом.

— Уже не раз сообщалось, что ЕАЭС вот-вот выйдет на соглашение о создании ЗСТ с Сингапуром — одной из ключевых стран АСЕАН. Есть ли какие-то временные ориентиры, когда это произойдет?

— Мы начали переговоры с Сингапуром о заключении соглашения о ЗСТ только в декабре 2016 года, и уже к концу 2018-го они вошли в завершающую стадию. За это время мы провели пять раундов полноформатных переговоров, несколько серий межсессионных встреч. Впереди еще один раунд, он запланирован на декабрь нынешнего года. Сохраняется лишь незначительное количество разногласий, и, признаюсь, большинство из них весьма чувствительны. Но это нормально для заключительной стадии переговоров. Ставим себе задачу закончить их к середине 2019 года. При этом отмечу: когда мы говорим «завершить переговоры», то имеем ввиду итоговое согласование текста соглашений о свободной торговле товарами, услугами и об инвестициях, а также рамочного соглашения, которое будет юридически объединять эти договоренности в единый пакет.

— А чем именно России и партнерам по ЕАЭС с экономической точки зрения интересны Сингапур и Таиланд? И что привлекает эти страны в рынке ЕАЭС?

— Что касается Сингапура, он нам интересен с нескольких точек зрения. Во-первых, эта страна –—крупнейший торговый хаб Юго-Восточной Азии и выход на его рынок дает возможности для дальнейшей экспансии в АСЕАН. Во-вторых, членам ЕАЭС интересно развивать свое присутствие на рынке услуг Сингапура, для чего в пакет о свободной торговле будут входить соответствующие договоренности.

Сингапур, в свою очередь, заинтересован в диверсификации экспорта, в том числе по промышленным товарам, а также в развитии своей инвестиционной политики на пространстве Евразии. И ЗСТ создаст особые условия для удовлетворения интересов как членов ЕАЭС, так и наших сингапурских визави.

Если говорить про Таиланд, то ответственно заявлять об экономическом интересе мы сможем только после проведения качественного прогнозирования. Предварительный же анализ показывает, что в Таиланде существует сравнительно невысокий уровень тарифной защиты по отношению к товарам, которые в основном импортируются из стран ЕАЭС (нефть и нефтепродукты — 0%, минеральные удобрения — 2,5%, полуфабрикаты из железа и стали — 3,3%). И поэтому эффект от повышения объемов экспорта стран союза в Таиланд может быть незначительным. Поэтому следует сосредоточиться на возможностях его диверсификации.

К тому же Таиланд традиционно является конкурентоспособным в производстве пищевой продукции, целого ряда промышленных товаров (включая автомобильную отрасль), производстве комплектующих. Так что вопрос о начале переговоров с этим государством, если он будет поставлен, потребует детального изучения. Очень многое будет зависеть от активной позиции заинтересованного в экспорте и кооперации с Таиландом бизнеса государств-членов Союза.

— Какие страны проявляли интерес к евразийскому объединению с момента его запуска? И кто «на очереди» для подписания меморандумов и в перспективе — создания ЗСТ с ЕАЭС?

— На текущий момент ясно, что азиатское направление является одним из ключевых для нас. Чувствуем большой интерес к нашему объединению — в первую очередь, со стороны государств Юго-Восточной Азии.

Напомню, первой страной, с которой ЕАЭС подписал соглашение о свободной торговле, был Вьетнам. Документ вступил в силу 5 октября 2016 года. И по итогам двух лет могу уверенно сказать, что использование этого инструмента послужило катализатором развития торговли между странами ЕАЭС и Вьетнамом.

В целом же картина нашего взаимодействия с внешними партнерами по торгово-экономическим вопросам выглядит очень динамично. В мае были подписаны соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с КНР, а также временное соглашение, ведущее к формированию ЗСТ с Ираном. В рамках последнего соглашения, которое будет действовать три года, в качестве первого этапа формирования ЗСТ мы договорились снизить ввозные пошлины или устранить их по ограниченному кругу товаров. В наших дальнейших планах — переход на полноформатный режим свободной торговли с Ираном.

Помимо Сингапура, на сегодняшний день переговорная повестка ЕАЭС состоит еще из четырёх переговорных треков. Это переговоры по заключению соглашений о свободной торговле с Египтом, Израилем и Индией, а также переговоры об унификации торгового режима между странами ЕАЭС и Сербией. По итогам, как ожидается, мы выйдем и на заключение соглашения о свободной торговле, единое для ЕАЭС и наших стран-участниц.

— Вы упомянули позитивный эффект от ЗСТ с Вьетнамом. А есть ли какие-то конкретные показатели, подкрепляющие этот вывод?

— Первое, что хотелось бы отметить. Значительный прирост как товарооборота в целом, так и экспортно-импортных потоков между членами Союза и Вьетнамом был отмечен уже в первый год после начала действия соглашения. В прошлом году товарооборот между ЕАЭС и Вьетнамом вырос на 36,7% до $5,9 млрд, импорт товаров из Вьетнама увеличился на 35% (до $3,7 млрд), а экспорт продемонстрировал рост сразу на 40% — до $2,3 млрд. Эта положительная динамика сохраняется и в настоящее время. В первые девять месяцев 2018 года, по данным торговой статистики ЕАЭС, импорт стран Союза из Вьетнама вырос на 13,7%, а экспорт увеличился на 9%.

Самая большая доля в общем экспорте ЕАЭС во Вьетнам в этом году была у России — объемы ее поставок выросли на 19,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, достигнув $1,33 млрд. Существенного прогресса в экспортном освоении вьетнамского рынка достигли также Киргизия, Армения и Белоруссия.

За первые девять месяцев года почти вдвое — до $539 млн — увеличились объемы экспорта сельскохозяйственных товаров. И наряду с традиционными экспортными товарами, поставляемыми странами ЕАЭС на вьетнамский рынок, были зафиксированы первые поставки таких видов продукции, как резиновые камеры, болты, гайки, велосипеды, отдельные виды запасных частей для автомобилей.

Вот это всё и есть наглядный пример действия соглашения.

— А если говорить о Сингапуре, есть ли примерные оценки бонусов, которые экономикам стран ЕАЭС сулит ЗСТ с этой страной?

— В Сингапуре и так применяются ввозные таможенные пошлины только к четырем видам товаров: алкоголю, табаку, моторным транспортным средствам и бензину. Эта страна скорее интересна как рынок услуг и инвестор. Взаимодополняемость интересов ЕАЭС и Сингапура в рамках соглашения о свободной торговле возможна в формате «товары в обмен на инвестиции». Так что в этом контексте можно говорить о потенциальных выгодах для поставщиков услуг и непосредственных пользователей инвестиционных проектов, в которых будут задействованы сингапурские ресурсы. При благоприятном варианте среднегодовые темпы прироста общих объемов сингапурских прямых инвестиций в страны ЕАЭС будут достигать 13–15%.

 
< Ранее  

Комментариев нет

Азиатское направление — одно из ключевых для ЕАЭС - Обзор прессы

Не пропустите

;