Мясо с ввоза. Кто выиграл, а кто проиграл за 5 лет контрсанкций?

Президент РФ продлил до конца 2020 г. запрет на ввоз главных продуктов питания из стран, поддержавших антироссийские санкции. Насколько выгодно это простым покупателям?

Да здравствует независимость!

Продовольственное эмбарго было введено 6 августа 2014 г. в ответ на политику стран, которые первыми объявили санкции против России. Под запрет попали мясо из Германии и Испании, сыры из Италии и Франции, молоко из Прибалтики, яблоки из Польши и Бельгии, рыба из Скандинавии. Одновременно Правительство РФ увеличило дотации и льготные кредиты отечественному сельскому хозяйству и пищевой промышленности.

Аграрии ответили строительством новых ферм и перерабатывающих производств и в последние 5 лет стали самыми успешными в новейшей истории российского АПК. Своя еда почти полностью заменила импортную. Если в 2013 г. в магазинах на долю импорта приходилось 36% продовольственных товаров, то в 2018 г. Росстат зафиксировал уже только 24%. Наша страна добилась независимости от импорта по главным продуктам питания.

Однако покупаем мы родную еду не только потому, что считаем её самой вкусной, но и потому, что ничего другого в магазинах часто нет. Цены же при этом всё сильнее кусаются.

Своё, но дорогое

«Опросы, которые мы проводили, показывают, что большинство людей в России продовольственные контрсанкции поддерживают. Но одновременно много жалоб на дороговизну. После введения эмбарго доля расходов на продовольствие в бюджете средней российской семьи выросла с 28 до 33%», — свидетельствует главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Василий Узун. Росстат тоже подтверждает: за минувшие 5 лет розничные цены почти на все контрсанкционные продукты выросли сильнее, чем за такое же время с 2008 по 2013 г. Замедлился рост только на говядину и колбасные изделия. А цены на свинину побежали вперёд в 2 раза быстрее, даже несмотря на то, что производство этого мяса выросло за пятилетку тоже в 2 раза (см. инфографику). Когда такое бывало! Почему так происходит?

«Многие виды продовольствия, которые Россия раньше импортировала из Европы, были дешевле российских. После девальвации рубля в 2014–2015 гг. импорт резко подорожал и упал. А потом торговое эмбарго не позволило европейским фермерам вернуться на российский рынок. И наши агрохолдинги диктуют цены в отсутствие конкурентов, — считает Узун. — В эти цены включены и кредиты, которые были взяты для быстрого наращивания своего производства, и потери, которые начал нести бизнес после того, как объёмы этого производства превысили покупательные возможности российского населения. Нужно наращивать экспорт. Но наше мясо и молочная продукция дороже, чем можно найти на мировом рынке. И наши производители пробиваются в другие страны с трудом».

Кому эмбарго не помогло

По данным Росстата, с 2013 по 2017 г. доля импортного мяса и птицы в продовольственных ресурсах страны сократилась с 26,2 до 10,5%, сливочного масла — с 35,9 до 24,2%, сыров — с 48 до 27,3%. Резко выросло производство тепличных помидоров и огурцов. Но по-прежнему много импортируется молока, прежде всего из Белоруссии. И близки к нулю успехи в садоводстве: новые яблочные и ягодные сады ещё не начали плодоносить по-настоящему.

Бывший министр сельского хозяйства РФ Александр Ткачёв 2 года назад заявлял, что продовольственные контрсанкции будут выгодны ещё лет десять. Столько нужно, чтобы все новые проекты в АПК прочно встали на ноги. Но есть отрасль, представители которой сами попросили отменить эмбарго на импорт, — переработчики рыбы. В этой области производство не выросло, а упало.

«Цены на рыбу за рубежом выше, чем в России. Поэтому 2/3 рыбной продукции экспортируется (в том числе 90% в непереработанном виде), и отечественного сырья нашим заводам не хватает, — описывает ситуацию исполнительный директор „Рыбного союза“ Сергей Гудков. — Раньше часть рыбы мы покупали в Норвегии и Исландии: в европейской части России это выгодно. А после того как норвежские и исландские рыболовы попали под эмбарго, такая возможность исчезла».

Потери противников

Предварительные итоги санкционной войны на недавней «Прямой линии» подвёл Владимир Путин: «По экспертным данным, в результате всех этих рестрикций и ограничений начиная с 2014 г. Россия недополучила около $50 млрд, Евросоюз — около $240 млрд, США — $17 млрд (у нас с ними небольшой товарооборот), Япония — $27 млрд». В марте на встрече с французскими политиками Президент РФ заявил о готовности России отменить продовольственные контрсанкции, если ЕС снимет свои ограничения. Но ответа на сигнал с российской стороны не последовало.

«Как инструмент давления на европейские страны эмбарго уже не работает. Европейцы нашли другие рынки сбыта и экспортируют сейчас больше продовольствия, чем 5 лет назад. Тот импульс, который дало импортозамещение российскому АПК, дальше будет слабеть. И пока наш агропром работает в тепличных условиях, сдержать рост цен в магазинах не удастся, — отмечает Узун. — Когда вводились контрсанкции, мы анализировали ситуацию и пришли к выводу, что продовольствие не лучшее оружие в такой войне. Ограничение дешёвого импорта больно ударило по самым бедным слоям населения России. При этом удар был бы слабее, если бы в 2014 г. наше правительство выбрало другое санкционное оружие — запретило, например, ввоз в Россию европейских и американских автомобилей».

Комментариев нет

Мясо с ввоза. Кто выиграл, а кто проиграл за 5 лет контрсанкций? - Обзор прессы

Не пропустите

;