Таможня поставила эксперимент над всей страной за номером 228-р

Постоянный автор «Брянск.Ньюс», генеральный директор компании «БрянскИнтерТранс» и таможенный брокер с 22-летним стажем Александр Вержбицкий  анализирует внезапно начавшийся «эксперимент» по внезапному переносу оформления таможенных деклараций в единый ЦЭД — он был организован внезапно, без предупреждения и без должной подготовки, как технически так и штатно, что грозит участникам внешнеэкономической деятельности многомиллионными убытками.

Пресловутая «самоизоляция» с одной стороны — очень тяжёлое время для бизнеса, а с другой — появилось много свободного времени, чтобы посидеть и обдумать многие проблемы более тщательно. У меня, например — что с 2010 года происходит с нашим таможенным администрированием, к чему все предыдущие «реформы» и начавшийся очередной «эксперимент» привели, и что ждёт в нынешних условиях участников ВЭД.

— Мы с вами на протяжении уже нескольких лет постоянно говорим о реформах в таможенных органах или реформах, которые организуют таможенные органы. ФТС РФ – это действительно орган, нуждающийся в реформировании, или это у них игра такая в бурную деятельность?

— В моём понимании любая реформа — законы, «дорожные карты» по реформированию таможенных органов, постановления министерств и ведомств — должны создавать такое таможенное администрирование, при котором система контроля будет эффективна для государства и удобна для бизнеса. «На выходе» должны быть чётко определены пределы полномочий сотрудников таможни при контроле и проведение операций. Главная цель — сокращение времени на них и необременительность их для бизнеса, поскольку права декларанта – это основа всей внешнеэкономической деятельности. Не будут они соблюдаться — не будет ВЭД, не будет ВЭД — не будет поступлений в бюджет. Точка.

То, что сейчас происходит с таможенным оформлением, никакого отношения к правам декларанта не имеет. Это принудиловка, «переламывание через колено» участников ВЭД увеличением сомнительных с точки зрения прававых актов, подыгрывание аффилированным с таможенными чинами коммерческим структурам, попытка перевести коррупцию на более высокий уровень под лозунгами «перевода таможенного оформления и концентрации его в ЦЭД». Мне кажется — это уже за гранью.

И ведь как раз бизнес никогда не отказывался от системы ТУВ, от работы через ЦЭД.

Таможенники ведь сами отчитываются, что проценты поданных в ЦЭД деклараций с каждым годам только растут. Бизнес поддерживал и ЦЭД, и ТУВ, и многие другие вопросы, касающееся электронного декларирования. Это декларирование действительно очень полезно для участников ВЭД и таможенных представителей, поскольку значительно ускоряет процесс оформления. Лично я очень многого ждал от него — упрощения, предсказуемости, необременительности. Но опять каким-то странным образом к нему не подготовились до сих пор именно сотрудники ФТС РФ.

— В чём главная проблема в нынешней «реформе»?

— До официального старта очередной «реформы» остаётся мало времени, а программные средства до сих пор работают с перебоями. Программное обеспечение до сих пор «сырое» — и это регулярно подтверждается на практике. Да что там — система «Аист», с которой работают таможенные органы, как раз и оказалась не подготовлена к работе. Посты до сих пор «встают», они не видят поданные ЭД, не могут списать платежи, доставка не может закрыть прибывшей автотранспорт по тем же причинам, висят системы программы, декларанты не могут отослать документы в архив или ответить на требование, СВХ не могут получить и увидеть выпущенные ЭДТ… В комплексе всё это приводит к задержкам выпуска товара и убыткам участников ВЭД. А вот за убытки никто из таможенных органов отвечать не хочет — и возмещать их отказывается.

При этом вот что интересно, и я много раз об этом говорил: ФТС России только с 2011 году по бюджету на ИТ-технологии входит в семёрку государственных структур получающих ежегодно от государства десятки миллиардов рублей. Главные вопросы от бизнеса: неужели небольшую часть от этих миллиарды нельзя было пусть на отладку электронного декларировании?! А если его так активно развивали — подчас даже в ущерб самому бизнесу — то почему электронное декларирование до сих пор остаётся фактически неподготовленным, и почему его введение не влияет на скорость оформления?

Но таможенные органы бизнес по привычке не услышали, разбираться не стали, ошибки предпочли скрыть и не устранять. Поэтому сейчас продолжаются действия, направленные, по моему мнению, на деградацию, развал и коммерциализацию, можно даже сказать — скрытую приватизацию таможенных органов РФ. За все время внедрения «ИТ-процессов» на таможне я, как бизнесмен и участник ВЭД, включенный в общение с таможенными органами и вовлеченный в таможенное оформление, ничего кроме болтологии и пустозвонства, обмана и, я бы выразился, «громкого замалчивания» проблем, не слышал.

Но замалчивание настоящих проблем — по факту государственное преступление. Это ж как в Уголовном Кодексе: знаешь того, кто совершил преступление, но молчишь — значит, соучастник.

Никто не хочет вспоминать коррупционные скандалы вокруг «цифровизации ФТС», вылившиеся в уголовные дела, забылась и записка в правительство г-жи Голиковой об «особенностях» внедрения программных средств ФТС РФ. Ведь было ясно, что для этого «внедрения» продавлены сырые и неподготовленные программные средства. Но уже тогда рапортовали, что все деньги «освоили» и все работает — забыли только упомянуть, с какими проблемами.

И нельзя ведь сказать, что совсем уж предпочитали не замечать. Замечали, но выкручивались из этой ситуации рекламными методами — рассказывая о огромных достижениях на телеэкранах. Но даже тут выходило как-то неумело: берут интервью у участника ВЭД, который на протяжении 10 лет работал в электронном декларировании — и он находит только один положительный момент — в том, что «бумага переведена в электронный вид». Всё! Усилия «реформаторов» за 10 лет сведены только к замене бумаги «электронной бумагой» — сказать больше нечего. А ведь подведённый к микрофону участник ВЭД сказал то, о чём его просили. Если это не признак низкого профессионализма, тогда что это?

Сколько ни маскируй проблемы такими сюжетами, они не исправляются, а только нарастают. До сентября 2020 года осталось два месяца. Игнорирование проблем электронного декларирования может свалить таможенное администрирования в пропасть и окончательно сделать участников ВЭД бесправными наполнителями бюджета. То, что происходит сейчас в рамках «эксперимента» и станет окончательной реальностью в сентябре, в моем понимании — серьёзнейшая ошибка, граничащая с предательством экономических интересов нашей страны в целом.

— Но, возможно, всё не так страшно — и цифровизация с переводом декларирования в онлайн действительно помогут в искоренения коррупции на таможне?

— Ну не может наша страна с границами от Калининграда до Владивостока с 11 часовыми поясами и гигантским объёмом декларирования иметь всего 16 ЦЭлТ! Не может. Физически. Все разговоры про создание ЦЭД для искоренения коррупции, «разрыва коррупционных связей между инспектором и декларантом» уже сами по себе смешны — они только подтверждают отсутствие профессионализма людей, это заявляющих. Бизнесу так никто и не объяснил, как получается, что ЭДТ подаются удалённо без общения с инспектором уже на протяжении 10 лет, а у руководителей таможенных структур обнаруживаются силовиками золотые слитки и сотни миллионов наличности.

Под лозунгами «недопущения административного давления на бизнес», «содействия в улучшении делового климата в стране», «более эффективной защиты прав бизнесменов», «экономических прорывов» строится таможенное администрирование, работающие против участников ВЭД. Оно нацелено на выкачивание денег из участников ВЭД любым способом за счет СУР и доппроверок. Оно нацелено на сохранение офшоризации бизнеса и серых схем оформления. Под видом «упрощения категорирования участников ВЭД» положение законопослушных участников ВЭД только ухудшается — зато почему-то снимается контроль с нарушителей, уклоняющихся от уплаты таможенных платежей и участвующих в выводе денег из нашей страны за счет этого же СУР. Каким-то странным образом хвалёная система СУР «проглядела» и Владивосток, и Екатеринбург, и Санкт-Петербург, где под товарами прикрытия происходили уклонения от уплаты таможенных платежей — государство теряло огромные суммы поступлений в бюджет.

— Чего конкретно хочет бизнес от таможни на данном этапе?

— У бизнеса к сотрудникам ФТС накопился огромный список вопросов. За счёт каких таких новых процедур или технологий, внедрённых с 2011 года, происходит «упрощение категорирования участников ВЭД» и почему бизнес не ощущает его до сих пор, оформляя товары удалённо или в ЦЭД? Где разрекламированное предварительное информирование, категорирование, почему в системе СУР оно не работает, почему обмен информации с другими контролирующими органами тоже не работает и не влияет на выпуск товаров через систему ТУВ и СУР?

Почему мы, говоря только об «искоренении коррупции», не говорим о скорости выпуска, о необременении излишними доппроверками выпуска? Почему не говорим о сроках проведения осмотров и досмотров, сроки проведения которых только увеличиваются? О волоките с прибытием на досмотр сотрудников функциональных отделов и управлений, с закрытием доставки, с процедурой отборов проб и образцов, назначением и проведением экспертиз, о качестве которых даже говорить уже нет смысла? О вынесении необоснованных класс-решений, неквалифицированных и необоснованных решениях по допроверкам на постконтроле? О сложностях с возвратом излишне уплачиваемых средств с ЕЛС в адрес, например, плательщика платежей? О проблемах доказательства заявленной таможенной стоимости и её необоснованных проверок и корректировок? Почему очень нужная и правильная процедура «автоматической регистрации» не работает в полном объеме, а значительная часть ЭДТ не переходит в автоматический выпуск? Что это за электронный документооборот, при котором заявление на внесение изменений в ЭДТ надо подавать на бумаге и ждать резолюцию начальника поста восемь дней? Что это за электронная цифровая подпись и электронное оформление в системе ТУВ, при которой как ни посмотришь обоснования доппроверок в суде — к месту не к месту поминается ст.325 п. 1. П.4.ТК ЕАЭС? Почему расхваленный и распиаренный «зелёный коридор» — мираж? Почему «экономический оператор» превратился в продаваемую услугу? Что происходит на постах с количеством личного состава — на закрытие и досмотры подчас остаётся всего один (!!!) инспектор? Как ухитрились так подготовить ЦЭДы, в которые перевели оформление с других постов, что на 1000 поданных в день деклараций всего от силы 20 инспекторов? Почему переведя оформление в ЦЭД, не подготовили выписку обеспечения транзита, не укомплектовали штатную численность сотрудников? Не подготовились техничски? Почему после применения доппроверки база ЭДТ «отваливается» и декларант не может с ней работать? Почему под кодом 09031 невозможно привязать ранее принятую и выпущенную ЭДТ? Почему у ЦЭД даже нет договоров с «Почтой России» — и они не удосуживаются получать корреспонденцию от декларантов, предпочитая писать в решениях о корректировке — «не предоставили»?

Вот эти проблемы действительно актуальны — именно их решения бизнес ждёт в системе ТУВ, а не создания на более высоком уровне 16 «кассовых центров».

— Именно «кассовых центров»?!

— Ну да… Иной раз я, как бизнесмен, думаю: ну, ладно, решили заработать на этих ЦЭлТ или «кассовых центрах», как их ни назови, приближенные к руководству ФТС коммерческие структуры заработать — их дело. Но зачем это заворачивать в упаковку «борьбы с коррупцией», «упрощения ведения бизнеса», «увеличения доли деклараций в ЦЭД»? Доля деклараций в ЦЭД уже под 100%, неужели в ФТС думают, что бизнес это не видит и не понимает? Пусть эти «реформаторы» объяснят мне, как перевод постов фактического контроля, которые на таможенной территории РФ на 99% являются коммерческими будут способствовать искоренению коррупции и прекращения «слияния в экстазе» таможенников и аффилированных структур? Как раз наоборот — теперь вся жизнь на постах фактического контроля, рабочие места, бытовые условия, вплоть, простите, до условий хождения в дамскую комнату, будет зависеть от самого СВХ. Как и кто теперь сможет ограничить аппетиты СВХ в стоимости своих услуг? Кто-то вообще анализировал что происходит со стоимостью этих услуг?

Мы часто слышим от декларантов что СВХ и пост действуют в одной связке — и это, по моему мнению, обоснованно. Вот всего один пример «скрытой коррупции» (а их в таможенном администрировании значительно больше): прибытие товара на ЗТК и подачу ЭДТ с «колёс» в течение 8 часов по системе ТУВ или электронного декларирования не помещая товар на СВХ. 99% ЗТК находятся на коммерческих СВХ, ЗТК устанавливаются государством. Коммерческая деятельность в ЗТК может проходить только с разрешения таможенного органа, однако никаких разрешений на коммерческую деятельность в ЗТК региональные таможни не дают. Но за каждое прибытие автотранспорта в ЗТК без помещения товара на СВХ в адрес участника ВЭД СВХ выставляет счёт на оплату, и за эти услуги получает деньги. Коммерция? Да. И, получается, ни один начальник поста это не знает ,начальники региональных таможен не в курсе, начальники управлений не понимают это, в центральном аппарате ФТС тоже не осведомлены?

Если уж этих элементов скрытой коррупции на протяжении длительного времени никто не замечает (кто-то с этого кормится, кто-то за счёт подобных послаблений оказывает влияния на СВХ в своих интересах), то как эти «реформаторы» могут гарантировать что, оставшись без альтернативного места оформления и доставки, участники ВЭД не столкнутся с значительном увеличением расходов на таможенное оформление только за счет услуг СВХ? В случае с любым новым назначенным «местом контроля» мы видим, что кто-то уже «заложил» благодарность за его назначение. И ещё есть множество профессионально-технологических рисков при переводах оформления в ЦЭД, которые просто не просчитаны и могут привести к негативным последствиям для всего российского бизнеса.

— Конкретные примеры?

— Я в этом бизнесе больше двадцати лет, начинал с «бегунка» на посту — и все это время нам говорят об «упрощениях», «улучшениях», о том, что «всё для участников ВЭД». В реальности с каждым «улучшением» становится все сложнее и хуже. Во что, например, превратилась за время «улучшений» и «упрощений» процедура подтверждения таможенной стоимости цены сделки — это одно из основных противоречий между бизнесом и ФТС РФ, от этой процедуры напрямую зависит пополнение бюджета.
Проверки цены сделки и её корректировки сейчас как самостоятельной процедуры нет, а в ст. 325 п.5 даже нет формулировки «конкретных», существовавшей в ст. 69 п. 1. ТК ТС.

Да и вообще обращает на себя внимание, какие изменения претерпели формулировки п. 5 ст. 325 ТК ЕАЭС по сравнению с ст. 69 п.1, статьи 98 ТК ТС и ст. 325. ТК ЕАЭС.

Например, из нормативной базы исчезла вообще формулировка «сравнение с информацией иностранных производителей» — видимо, она вообще не интересна ФТС РФ, которая определяет её на основании фиктивной произвольной стоимости. Почему претерпела такие изменения ст. 205 ФЗ-311 по сравнению с ст. 98 ФЗ-289. Мне не понятно, кто у нас вообще отстаивает интересы российского бизнеса.
Ясно, что, если все размыто, нет чётких определений и конкретизации действий, легко можно, нарушая закон, уходить от ответственности — или просто снимать её с таможенных органов за их «работу по пополнению бюджета», «проведения реформ». На постах вообще не работают, во всяком случае, мы не встречали, чтобы таможенные органы на доппроверках по заявленной стоимости работают с п.7 п. 10 ст. 325.и ст.118.

Только одно — доппроверка, обеспечение, выпуск. Если бы кто-то действительно захотел в этом разобраться и понять, какими методами и способами «борцы за пополнения бюджета» его пополняют и почему это так негативно воспринимает бизнес, он бы обратил внимание что 75% как мне кажется всех доппроверок, во-первых, незаконны, во-вторых, вынесены с нарушением действующего законодательства, в-третьих, не соответствуют проанализированным сделкам.

Последний, так сказать, «шедевр»: для товаров гр. 0803 в обосновании проведения доппроверки указаны «более низкие цены декларированных товаров по сравнению с ценой компонентов (в том числе сырьевых), из которых изготовлены ввозимые товары».

А это, на минуточку, фрукты! Какие у них компоненты?!!

В принципе, весь запрос состоял из таких перлов, но самое интересное — обоснования назначения «установлены в результате контроля несоответствия сведений, влияющих на таможенную стоимость, в документах предоставленных декларантом», при том что ни одного примера несоответствия не указанно.

Такие поиски компонентов у «фруктов» происходят на всех постах ФТС РФ. И с каждым годом ситуация становится все хуже и хуже. Инспектор уже не может анализировать сделки — либо он не профессионал, либо у него нет просто времени вникать в сделку. А ведь это ещё не довели до конца «эксперимент» с ЦЭД — там уж точно времени смотреть проверять или анализировать не будет, на один ЦЭД свалится оформление с 76 постов.

Система СУР превратила инспектора из думающего, анализирующего, знающего закон профессионала в «оператора пополнения бюджета», выполняющего план, план и еще раз план. Красное останавливаем, отрабатываем риски, организуем доппроверку, обеспечение и корректировку, а зелёное выпускаем. Все решения похожи, как однояйцевые близнецы, скопированы из предыдущих проверок, сделаны по шаблонам, скорее всего, разработанных в ОКТС региональных таможен. Инспекторам надо только внести номер ЭДТ и отправить декларанту, хотя и номера ЭДТ порой забывают менять, и ссылки на старые недействующие нормы оставляют.

Ещё из «новаций» сотрудников ФТС: «докажи транспортные расходы» до границы ТС, при предоставлении достоверных, документально подтверждённых и количественно определяемых документов. Если бы они думали и оглядывались бы на постановление ВАС № 49 п 12., то боялись бы последствий. А так — нет, полная безответственность и безнаказанность. И убытки для бизнеса...

— Каков, с вашей точки зрения, «глубинный» смысл очередной «реформы» (или «эксперимента», говоря другими словами)?

— Когда мы начали нашу беседу о ситуации по переносу оформления в ЦЭД, я не просто сказал про «16 кассовых центров». Для меня лично ясно, что именно таможенники хотят сделать из ЦЭДов — точки безальтернативного оформления по «индикаторам риска».
Осталось найти 16 начальников, которым будет поставлена задача загонять всех участников ВЭД под «риск». Это гораздо проще, чем контролировать посты и указывать инспекторам на необходимость нарушить закон и не выпускать товары ниже «индикаторов риска». Таким образом, все клиенты будут выпускаться только через доппроверку, а «подконтрольные» — только через звонки сверху. Что это, если не усиление коррупции в ФТС РФ?

Для бизнеса перевод оформления в ЦЭД помимо «привычных» временных рисков по выпуску, принесёт ещё и проблему доказывания таможенной стоимости, особенно по старым контрактам — и ведь п. 6 Положения не применишь, на что, в принципе, и рассчитывают «реформаторы». Их цель — попробовать «убить» рабочие контракты новыми проверками, а потом, выставив обеспечения и возможно корректировки, отчитаться о пополнении бюджета. Тот факт, что это поставит под удар развития бизнеса многим участникам ВЭД, никого в ФТС не касается. Как не касается и тот факт, что масса выпускаемых сейчас ЭДТ через «экспериментальный» ЦЭД (код поста 10129060) происходит с нарушениями срока выпуска, процедура оформления обеспечения выписка гарантийного сертификата не отработана, в ночное время пост не работает, а на станциях простаивают вагоны, которые раньше оформлялись в ночь. «Эксперимент» традиционно принёс бизнесу значительные убытки.

Бизнес видит, что все «эксперименты» поспешны и слабо подготовлены, что система СУР с её «непредвзятостью» и «интеллектуальным анализом», которую так хвалят и оберегают сотрудники ФТС, не работает на развитие и помощь бизнесу. И мы задаёмся логичным вопросом — почему?

— Неужели бизнес против автоматизации процессов?

— Бессмысленно спорить, что мы должны идти к автоматизации и цифровизации таможенного администрирования и таможенного контроля. Автоматизация и цифровизация необходимы, процесс должен быть предсказуем и необременителен, он значительно должен снять нагрузку на бизнес. Но если у вас СУР, на котором вы пытаетесь построить автоматический контроль, сама «отстроена» на нарушение закона, то он никогда не будет таким, как нам его декларируют.
Те, кто внедрял, до сих пор утверждают, что эта система рабочая, правильно ориентированная на нарушение, с учетом тех или иных особенностей участников, товарных партий, условий поставки, сделок, стран отправления, производства, классификации, запретов, ограничений… Они только молчат, что вся эта прекрасная система регулируется человеком — регулировка и ошибочные «индикаторы» в неё заложены изначально. Умышленно или в силу низкого профессионализма — но заложена как раз та степень «крышевания» серых схем, которая способствует «офшоризации», «обналичке» и вывода денег из страны.

— Именно заложена?!

— Да. Допустим, у вас есть конкурент на рынке ВЭД. Вы можете его через СУР «заказать», если есть связи в ФТС — вашего конкурента просто выставят в «риск» и будут разрушать его бизнес. Вы служите в ФТС? Тогда вы можете через СУР в нарушение закона с учётом особенностей товара и «контролируемых» потоков создавать привилегии одним участникам ВЭД и управлениям по отношению к другим за счёт квартальных «рисков» и «СПР». Можете контролировать серые схемы и поступления в бюджет, способствовать выводу денег из страны, применяя «выборочно» фиктивную произвольную стоимость, заложенную в индикаторы риска. Можете за счёт «правильного» применения «риска» устроить проблемы посту, например, увеличивая и применяя досмотры и их степень перенести потоки оформления на другой пост, на ЦЭДы. А можете вообще целую группу компаний освободить от «рисков» и их не применять, как было в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Владивостоке. Думаю, такое и сейчас продолжается.

— Мы всё время говорим о таможне так, как будто это отдельное государство. Но ведь ФТС — это часть единой государственной машины. Должно же и государство что-то делать в ответ на призывы бизнеса – ведь верно?

— Сейчас наш премьер-министр Михаил Мишустин отправил на проверку на предмет соответствия законодательству ряд нормативных актов, принятых в период пандемии. Я считаю, что он принял правильное решение, чтобы избежать возможных не нужных толкований. Он всего поступал правильно — и в цифровизации ФНС, и в повышении прозрачности и контроле продаж через онлайн-кассы, и будучи на посту руководителя ФНС, понимая проблемы в ФТС РФ, в требованиях полного совмещения баз декларирования с базами ФНС. Он сумел провести экономику с минимальными потерями от пандемии. Надеюсь, что за счёт властных полномочий, предоставленных ему, он обратит внимание на состояние дел в ФТС. Я, как представитель бизнеса, хотел бы, чтобы по аналогии с другими нормативными актами, были проверены ряд нормативных документов ФТС РФ, на основании которых таможенники совершают действия, приводящие к убыткам участников ВЭД.

Например, что за человек в ФТС РФ или Министерстве финансов РФ, кто посчитал себя выше закона и выше Верховного cуда РФ (Решение от 08.08.2019 № АКПИ 19-438) и решил, не меняя сути документа, обладающим признаками нормативного правового акта, по системе СУР, издать его под новым номером и убрать его в СПР? Почему после этого (Определение от 25.06.2019 № 365-ЭС19-7439) ФТС РФ продолжает выставлять пени участникам ВЭД после корректировки товара при внесения ими обеспечения для выпуска товара? Почему информативное письмо ФТС РФ № 14-88/35479 стоит выше ст.126 ТК ЕАЭС и ст. 107 ФЗ-289? Почему распоряжение ФТС РФ №228-р от 29.06.2020г. стоит выше ст.109 п. 1 ТК ЕАЭС, ст. 4 ФЗ-289, Приказа ФТС №965 (официально зарегистрированный в Минюсте), Постановления Правительства №1071от 20.10.212 ( с изменениями и дополнениями от 14.06.2013)?

Подобных вопросов по адекватности и законности такого администрирования у бизнеса к ФТС РФ накопилось огромное количество — только их никто не слышит или предпочитает не слышать. Даже внутри самой таможенной службы нет дискуссии о происходящем — создаётся впечатление, что там уже нет профессионалов, понимающих ситуацию, тех, кто может и хочет вести диалог с бизнесом, остались только тупые исполнители непродуманных решений.

Да и разговор должен быть уже даже не на уровне «ФТС – бизнес» — диалог должен состояться уже на уровне Госсовета по таможенной политике. Чтобы обсудить, как уколы делать, дороги уложить, запятые поставить, фильмы или концерты организовать, трубы уложить, лампы в подъезде вкрутить — для этого созывается Госсовет. А про таможенную политику, от которой зависит более 50% поступлений в бюджет развития экономики, как-то к слову не приходится. То ли государство у нас считает, что с чем-чем, а с таможней всё нормально, и одобряет всё, что творит ФТС РФ, то ли кто-то из госчиновников из экономического блока боится откровенного разговора с бизнесом на площадке Госсовета — и старается отодвигать этот разговор, пока не исполнит всего задуманного по развалу ФТС РФ. Печальный опыт по развалу системы здравоохранения под теми же лозунгами, который уже в нынешнем году во время пандемии обошёлся слишком большой ценой, ничему не научил… И разве «реформаторы» только в таможне и здравоохранении? Есть ещё культура, образование, наука, спорт, космос…

У нас осталось мало времени. Я лично считаю, что сейчас происходит скрытая «приватизация» ФТС РФ. Государство, говорящее устами первых лиц об «экономическом прорыве» и всевозможных «недопущениях необоснованного давления», решающее задачи по «полноте поступлений», при таком развитии администрирования может лишиться монополии на таможенный контроль. ФТС РФ по сути поставила эксперимент над всей страной, выпустив распоряжение №228-р от 29.06.2020 г.. Организованный молниеносный суточный перенос оформления в ЦЭД в период пандемии, карантинных мероприятий, когда бизнес ещё не оправился от всего этого, не готов к таким резким изменениям правил игры, показывает только одно — законы в нашей стране, к сожалению, не работают. Во всяком случае, наши бюрократы, когда хотят что-то продавить, и отчитаться перед руководством страны о своих «достижениях», на них просто не обращают внимания. А способы контроля выстраивают под себя любимых.

Но есть нюанс. Никогда таможня не оправдывала свои нарушения закона, выполнением воли президента России. Однако в распоряжении № 228-р таможенные чины, смело объявляют, что издание фактически неправового нормативного акта в обход постановлений Правительства №1009 и №1071 выполнено ими на основании указа Президента Российской Федерации. После этого президент, считаю, должен наконец-то обратить внимание на происходящее в ФТС РФ. И диалог с бизнесом государству будет просто необходим!!!!


 

Материалы партнёров

Таможня поставила эксперимент над всей страной за номером 228-р

Не пропустите

Top.Mail.Ru