Лесные предприятия замерли в ожидании пошлины

Вот уже несколько месяцев лесозаготовители Хабаровского края и всего Дальнего Востока живут и работают в состоянии нервного напряжения.

С 1 января 2019 года, согласно постановлению правительства РФ, вводится 40-процентная пошлина на экспорт круглого леса для предприятий, не имеющих деревообрабатывающих мощностей. А такого производства нет примерно у половины лесозаготовителей края: от мощного Шелеховского леспромхоза до небольшого предприятия «Сулук» в Верхнебуреинском районе.

- Эта реформация была заявлена на Национальном лесном форуме в июне этого года и позже на совещаниях, посвящённых работе лесной отрасли, - говорит доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономических исследований ДВО РАН Наталья Антонова. - Квоты на экспорт круглого леса по ставке 6,5 процента, согласно ещё прошлогоднему постановлению правительства, имеют право получить лишь предприятия, у которых не менее 20 процентов в общей стоимости экспорта составляет продукция переработки. На Дальнем Востоке всего несколько таких крупных компаний. А с 1 января 2019 года для предприятий, имеющих деревообработку, будет вновь введена квота с пошлиной 25% против 6,5% ныне существующих, как мера государственной поддержки создания деревообработки на Дальнем Востоке.

40-процентная пошлина не зря названа запретительной: предприятие либо вынуждено поднимать цену на свою продукцию, делая её неконкурентоспособной на мировом рынке, либо оставлять цену и компенсировать таможенные платежи за счёт уменьшения своей прибыли, что «рубит» экономику предприятия.

Куда уходит экспорт?

- Таким образом, экспорт круглого леса становится нерентабельным, а следовательно, и саму заготовительную деятельность для экспортоориентированной отрасли надо прекращать. Я не знаю, в каком регионе нашей стране есть ещё 40-процентная пошлина на хвойную древесину. Она в чистом виде запретительная, - говорит Наталья Евгеньевна. - Введя 25-процентные пошлины, мы уже потеряли японский рынок. Теперь можем потерять и китайский.

Отдельные партнёры хабаровских предприятий уже переметнулись на Новую Зеландию, Канаду, США, а с очередным увеличением пошлины в России эти страны еще больше нарастят свою долю на китайском рынке. Правда, мы занимаем первое место по экспорту пиломатериалов в Китай. Но все понимают, что значительная часть продукции - это то же самое бревно, лишь обструганное с четырёх сторон на примитивных китайских пилорамах, часто китайскими же рабочими с минимальным технологическим переделом. Отходы такого лесопиления наносят экологический ущерб для территорий.

Лесная промышленность всегда была важным агентом освоения территории на Дальнем Востоке. Лесные посёлки создавались именно потому, что туда приходили лесозаготовители. И последствия закрытия небольших предприятий будут существенны с социальной точки зрения. Доходы бюджетов муниципальных образований складываются, главным образом, из НДФЛ. Сколько потеряют муниципалитеты, если закроются предприятия?

Неглубокая проблема

Пока учёные предупреждают о последствиях жёстких решений в лесозаготовительной области, некоторые предприятия уже выдали предупреждение об остановке деятельности своим работникам. Остальные заготовители ждут чуда до последнего - что правительство изменит своё решение либо разрешит лесным предприятиям поставлять свою продукцию на переработку тем, у кого уже работают перерабатывающие предприятия, а оставшийся круглый лес экспортировать по квоте с пошлиной 6,5 процента, как это делают предприятия, имеющие перерабатывающие мощности. На сегодня подобного механизма нет.

Примечательно, что многие лесозаготовительные компании не занялись переработкой не потому, что не поддерживают политику государства по отказу от экспорта необработанного леса, а потому, что с экономической точки зрения переработка в этих местах невозможна. Скажем, в Ягодном, где находится передовой Шелеховский леспромхоз, электричество стоит в разы дороже, чем в Комсомольске-на-Амуре, который находится в 100 километрах от посёлка.

Кроме того, у небольших арендаторов объёма ресурсов не достаточно для строительства серьёзных мощностей.

Люди, принимающие решения, очевидно, рассчитывают, что лесные участки остановившихся предприятий заберут некие крупные компании или инвестор будущего целлюлозно-бумажного комбината?

Но кто же даст китайским предприятиям лес до того, как они построят ЦБК? Кто сможет заместить всех, кто остановится, если существующие крупнейшие холдинги края в лице «Азия Лес» и «РФП Групп» лишились государственной поддержки как в виде раннее представляемых субсидий, так и в виде стимулирующих пошлин в размере 6,5%?

Но даже если кто-то, пока нам ещё не известный участник рынка, постепенно заменит собой закрывшиеся леспромхозы, к тому времени, как всё это наладится, трудно представить, что произойдёт с лесными посёлками и работниками бывших предприятий.

Кого запретят пошлины

Те, кто «в теме», знают, что разговор о запретительной пошлине в России идёт уже 10 лет. Таким образом, государство обозначило чёткий приоритет - хватит экспортировать бревно, пора поставлять за рубеж продукцию глубокой переработки. И это правильно. Однако практика строительства предприятий глубокой переработки древесины за эти годы показала, что задача эта очень сложна.

Первый выполнивший грандиозный проект по лесопереработке - предприятие «Аркаим» - банкрот и не может выйти из этого состояния годы. Причины, по мнению экспертов: ошибки в оценке рынков сбыта продукции (переоценены возможности рынков), ошибки в выборе номенклатуры выпускаемой продукции, ошибки в подборе технологического оборудования (как следствие - часть дорогостоящих линий так и не выпускала продукцию), высокая процессинговая себестоимость, которую не покрывают цены внешнего и внутреннего рынков.

Как результат - проблемы с законодательством, задержание генерального директора предприятия Лепихова.

Другое мощное предприятие лесопереработки «Азия Лес» - лишившись государственной поддержки в виде пошлины 6,5%, окажется далеко не в лучшем финансовом положении.

Замечательный инновационный завод по производству тончайших плит МДФ малазийской компании «Римбунан Хиджау», стоимостьью 180 миллионов долларов, тоже стоит. Причина - высокие затраты на производство, доставку клея и сырья, отсутствие квалифицированных рабочих. Каждый кубометр товарной продукции приносит убыток в 80 долларов.

Даже «РФП Групп» не может похвастать высокой рентабельностью Центра глубокой переработки.

Причины, по мнению экспертов, в нестабильности на внешнем рынке. Плюс высокие проценты по кредитам. Только недавно были введены квоты на экспорт по пошлинам 6,5. А уже с 1 января 2019 года их опять хотят вернуть на уровень 25%.

Да, каждый год в крае появляются новые проекты. Строится ВТК («Восточная торговая компания»), «Леспром ДВ» намерен выпускать не только качественные пиломатериалы, но и карандаши. Совсем недавно в зоне свободного порта появилась ещё одна компания, готовая построить деревоперерабатывающий завод. Но массово бизнес почти не пытается тиражировать опыт компаний, которые занялись деревообработкой.

Есть мнение, что деревообработка сейчас это как расстрельные должности в 30-е годы прошлого столетия. Не важно - кто ты и чего достиг, каждый сюда приходящий терпит поражение.

- Мне, как учёному, непонятно, зачем для лесного комплекса Дальнего Востока всё время придумывают какие-то эксперименты. А потом для поддержания предприятий переходят на «ручное управление», выделение субсидий, квот, - говорит Наталья Антонова. - Причём целый ряд предприятий, имеющих серьёзную переработку, не получили квоты на экспорт круглого леса по льготной пошлине. Чаще всего причиной стала случайная мизерная задолженность по налогам, скажем, в тысячу рублей, которая выявилась на стадии получения документов. Но предприятия лишились квот на 2018 год.

Самое главное, что нестабильные институциональные условия не позволяют бизнесу эффективно работать, планировать надолго свою деятельность, формировать стратегию развития.

Комментариев нет

Лесные предприятия замерли в ожидании пошлины - Обзор прессы

Не пропустите


Top.Mail.Ru
;