Живая или мертвая: зачем маркировать бутилированную воду

Минпромторг предложил новый эксперимент с маркировкой: с 1 октября 2019 по 30 сентября 2020 года специальный знак появится на бутылках с питьевой и минеральной водой. Зачем это нужно, не станет ли бутылка с живительной влагой дороже, можно ли отравиться бутилированной водой и как выбрать качественный товар — выясняли «Известия».

Знак приличия

Минпромторг предложил с октября 2019 года маркировать минеральную и питьевую воду. Соответствующий документ появился на федеральном портале проектов нормативных правовых актов. Срок эксперимента — год (до 30 сентября 2020 года), а оператором маркировки выступит Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). 27 августа согласно документу стартовали общественные обсуждения и независимая антикоррупционная экспертиза проекта. За год планируется протестировать технологию информирования о составе воды, ее эффективность и результативность.

Об эксперименте заговорили не случайно. Еще в июле глава «Ростеха» Сергей Чемезов честно, не тая доложил Президенту: беда у нас с бутилированной водой, подделывают в целом по стране 25–30% товаров, а в некоторых регионах данные по фальсификату вообще зашкаливают — до 80%. «Нужно обязательно начать маркировку этой продукции», — заключил глава «Ростеха».

О маркировке говорят и в Роспотребнадзоре (в ведомстве считают, что нужно усилить контроль за водой), и в Совете Федерации. Вместе с маркировкой в верхней палате парламента предлагают разработать систему мониторинга качества минеральной воды и другие рекомендации.

«Сама по себе маркировка частично дублирует требование законодательства. «Если кто-то захочет воду из-под крана выдать за воду из Ессентуков, то он этого не сделает, потому что мы тут специальную марку приделаем». Это не совсем так, потому что эти марки тоже подделываются и, более того, совершенно не решают проблему, — говорит «Известиям» сопредседатель Национального союза защиты прав потребителей Алексей Егармин. Опасность, по словам эксперта, в другом — в производствах, которые не соблюдают требования по уровню бактериальной очистки воды. — Но это не проблема плохого или хорошего качества воды. Даже если на бутылке будет маркировка, производство также останется тухлым. Это проблема производства, и она действующим законодательством урегулирована: есть ответственность предприятия за то, что оно нарушает санитарно-эпидемиологические требования к безопасности продукции. Никаким образом маркировка не улучшит состояние рынка, который на сегодняшний момент на самом деле один из самых безопасных. Для нас, грубо говоря, маркировка только повысит стоимость воды».

Прогноз на ценопад

Однако оператор маркировки уверяет: для потребителя цена не только не изменится, но даже снизится. А сама по себе маркировка выведет мошенников на чистую воду.

«Всё очень просто: если вы легальный производитель воды, но на рынке есть компании, которые (неважно, под вашим же брендом или другим) производят нелегальную воду. У компаний, которые не платят ни НДС, ни налоги, ни белую зарплату, себестоимость товара гораздо ниже. При этом качество хуже — товар может быть опасен, если мы говорим про воду, пищевой продукт (это не кроссовки, которые в худшем случае порвутся), — говорит «Известиям» заместитель генерального директора по связям с общественностью и маркетингу Центра развития перспективных технологий Реваз Юсупов. — Если эти серые компании уходят с рынка, то их клиенты приходят к нормальным легальным компаниям, которые отвечают за качество, что позволит снизить розничную цену».

Плюс, уточняет представитель ЦРПТ, не нужно тратить деньги на суды, а логистика эффективная (производитель в любое время знает, где находится его продукция), повышается оборотность.

«Всё это приводит к тому, что для конечного покупателя стоимость продукции должна снизиться на 5–10%. Строить новый завод рядом для того, чтобы поставить маркировку, не надо. Ее наносят тем же самым оборудованием, принтерами, которые печатают штрихкод и другие надписи. Компании будут платить тариф, установленный государством — 50 копеек за прослеживание одного кода. Но эти 50 копеек мгновенно размываются уже через год благодаря росту покупателей, защите репутации бренда».

Специальный QR-код, нанесенный на каждую бутылку, можно отсканировать с помощью мобильного приложения и узнать, легально ли она произведена или разлита в соседнем гараже. Реваз Юсупов настаивает: уникальный код сложно подделать. На практике он состоит из двух частей: одна на упаковке, другая — в единой системе маркированных товаров. При продаже эти части сопоставляются — у нелегальной бутылки они не совпадут.

Козленочком не станешь

За два года, по данным Роспотребнадзора, были выявлены нарушения в 135 партиях минеральной воды (это более 32 т) — не соблюдались обязательные требования.

«Точной цифры, сколько подделки на рынке, нет. Если бы можно было подсчитать нелегальный оборот (вот 10 бутылок, из них восемь нормальных, а две нет) и понять, где они находятся, наверное, уже бы справились с контрафактом, — говорит Юсупов. — Уже сейчас есть компании, которые с нами в проектном взаимодействии с лета-осени прошлого года. Собственно, они были инициаторами от отрасли по вводу маркировки, потому что зачастую сталкиваются с тем, что их продукцию подделывают. Компании, которые не имеют законодательных прав на недра, то есть не могут физически добывать воду, используют их товарные знаки, элементы фирменного стиля, надписи, названия и тому подобное».

Один из вариантов подделки — производство товара по образу и подобию известного бренда, зарабатывая на обманутых ожиданиях покупателя. При этом не факт, что такая вода будет каким-то образом опасна. Но обман есть обман. В цене точно. А по качеству — кто знает… Можно ли в принципе отравиться бутилированной водой?

«Нереально. В очень редких случаях. Для того чтобы отравиться бутилированной водой, надо, чтобы вода была чуть ли не из сточной трубы, с мышьяком, при несоблюдении технологии розлива или использовании некачественной тары», — пояснил «Известиям» эксперт по сертификации питьевой воды Татьяна Фарафонова.

«Отравиться можно чем угодно, но питьевой практически невозможно. А вот что-нибудь подкинуть… Это как падение метеорита на землю — не нулевая вероятность. Другое дело, что вероятность очень низка, и это будет только провокация, — рассказал «Известиям» руководитель лаборатории глубокой очистки воды, доктор технических наук Александр Смирнов. — В природной, водопроводной воде основные компоненты — это соли, их испортить очень трудно. В воде могут быть органические вещества, если ее не до конца очистили, но для этого есть специальные нормы, измерения — очень конкретные и жесткие. Водопроводная вода подвергается чрезвычайно тщательному анализу, большинство анализов делается непрерывно».

Сложнее, по словам эксперта, если по бутылкам разлили сырую воду. Но опять же вопрос: кто этим будет заниматься? «Дороже себе выйдет, проще найти водопровод. Если это не террорист или какой-то сумасшедший».

«Другое дело, что вода может быть совершенно неполезной. Все-таки мы не просто пьем воду как универсальный растворитель, но в организм с водой поступает кальций, магний, сульфаты и хлориды, медь, цинк, фториды и фтор, — объясняет Татьяна Фарафонова. — После водоочистки может содержаться много натрия, а на этикетке написано, что всё в норме. Если употреблять очень жесткую воду, то может быть и отложение солей в костях, и камней в почках. Опосредованное употребление некачественной воды может привести к ухудшению функциональности организма».

В чем еще могут обмануть покупателя? Например, говорит специалист, пишут, что содержание фторидов 0,6 мг (от 0,6 до 1,2 — это хорошая вода, полезна для зубной эмали и костей), а на самом деле фторидов мало.

«Раньше пользователю было легко ориентироваться, так как вода делилась на первую и высшую категории, — говорит Татьяна Фарафонова. — Под высшую категорию попадала физиологически полноценная вода, полезная для организма. Воду первой категории я называю водой для кулеров и посудомоечных машин — чтобы не было накипи и техника работала хорошо, в ней понижали жесткость, обрабатывая ионно-обменной смолой, поэтому кальция с магнием там нет. Сейчас с принятием 44-го технического регламента вся вода у нас «природная», «минеральная», «столовая», «вода минеральная природная лечебно-столовая питьевая»… Нужно смотреть на солевой состав. Если минерализация меньше 1 г на 1000 мг, то эту воду можно пить литрами. А если больше 1 г, то это уже лечебная минеральная вода, не столовая, пить только порциями».

Ледниковая вода из Ростова

Итак, маркировка должна подсказать путь бутылки к вашему столу: просканировал через специальное приложение в телефоне и узнал, откуда приехала живительная влага. Правда, судя по тому, что кнопочные телефоны еще не вышли из моды, хорошо бы уметь определять и на глаз, что за бутылка перед вами — оригинал или контрафакт.

«Если вода содержит какой-то запах, это должно вас насторожить — бутилированная питьевая вода не должна иметь запаха. Если что-то плавает, в воде хлопья — это тоже должно насторожить. Ну и общепринятый метод — вскипятить воду и посмотреть, сколько накипи образуется. Если много — очень жесткая вода», — рекомендует Татьяна Фарафонова.

Криво наклеенная этикетка с пузырьками — признак нечистого на руку производителя. Обязательно должна быть указана дата розлива и срок годности. Этикетка на артезианской воде должна сообщать адрес и номер скважины. Также должна быть указана степень минерализации, жесткости воды, ГОСТ или ТУ. Не забываем о приемах маркетологов для привлечения покупателя — хитрецы взгляд цепляют, но перед законом чисты.

«Вода «ледниковая», сделана в Ростове. Только в Ростове нет ледников, — предупреждает Алексей Егармин. — «Из ледника» — это одно, а «ледниковая» — имеется в виду свежая, хорошая, то есть маркетинговая уловка».

«Если раньше я говорила, что в пластике лучше не покупать, потому что он выделяет разные вредные органические вещества, то теперь технологии развились так, что в пластике вода такая же, как и в стекле, — говорит Татьяна Фарафонова. — Конечно, нужно соблюдать некоторые условия хранения воды: на солнце не выставлять, а если уже открыли, то хранить в холодильнике».

«Стеклянную тару недобросовестный производитель использовать не будет — она дорогая сама по себе, — говорит Александр Смирнов. — Некачественная продукция — это продукция халтурная, дешевая, которую стараются продать дороже. Так что тара должна быть от массового производителя. Хотя массовый производитель за собой очень внимательно смотрит, это лицо рынка — не дай бог его испортить».

Кстати, о вреде. Эксперты австралийского Фонда охраны дикой природы подсчитали, что ежегодно люди потребляют более 250 г микропластика с водой и пищей. Каждую неделю около 5 г — как закусить кредитной картой. Впрочем, тут же торопятся успокоить.

«Судя по ограниченной информации, имеющейся в нашем распоряжении, микропластик в питьевой воде не представляет опасности для здоровья в сегодняшних концентрациях. Вместе с тем нам нужно знать больше. Необходимо также остановить рост загрязнения пластиком во всем мире, — цитирует ТАСС директора департамента Всемирной организации здравоохранения Марию Нейра.

Комментариев нет

Живая или мертвая: зачем маркировать бутилированную воду - Обзор прессы

Не пропустите

;