TKS.RU: всё о ТАМОЖНЕ

Сирийский треугольник: Иран угрожает интересам России и Турции

После начала российской спецоперации на Украине Иран активно наращивает свое присутствие в Сирии. Так, в регионах, где раньше не было связанных с Корпусом стражей Исламской революции сирийских и иностранных боевиков, их становится всё больше.

Эксперты уверены: Тегеран пытается создать "шиитский коридор", который бы связывал Иран, Ирак, Сирию и Ливан. Всё это происходит на фоне подготовки Анкары к началу очередной военной кампании на севере Сирии. Подробности — в материале "Известий".

С неожиданным визитом

"Поездка сирийского лидера Башара Асада в Тегеран, о которой не сообщалось заранее, породила много слухов о том, что Иран может попытаться укрепить свои позиции в Сирии. Эксперты считают, что президент САР пытается заручиться поддержкой Ирана, поскольку его ключевой партнер Россия всё больше занята Украиной", — пишет турецкий портал TRT World.

Визит Асада в иранскую столицу привлек немало внимания со стороны зарубежных СМИ, учитывая, что он посетил Исламскую Республику второй раз с начала гражданской войны в Сирии. Турецкие журналисты уверены, что поездка состоялся на фоне опасений Дамаска, что Москва, вовлеченная в события на Украине, станет меньше внимания уделять запросам сирийских властей, главная цель которых — отвоевать всю территорию страны и не допустить новых турецких военных операций против курдов на территории Сирии.

Как раз накануне президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что Анкара начинает новую операцию на севере Сирии. По словам главы минобороны страны Хулуси Акара, кампания может не ограничиться районами Телль-Рифат и Манбидж и распространиться на другие регионы, "если это потребуется".

Местные СМИ сообщают, что Анкара стремится добиться контроля над 600-километровым участком границы с Сирией, а также "минимизировать террористические угрозы, исходящие с сопредельной территории". В операции планируют задействовать около 50 тыс. турецких солдат и боевиков сирийской вооруженной оппозиции.

Помимо этого, турецкие СМИ активно передают сообщения о том, что Тегеран продолжает помогать бойцам, связанным с Рабочей партией Курдистана (РПК, признана в Турции террористической) как в Ираке, так и в Сирии.

На фоне подготовки Анкарой военной операции в Сирии отмечается активность проиранских группировок в Алеппо. Также сирийские и иностранные бойцы, связанные с КСИР, стали наращивать военные силы в провинции Аль-Хасака, которая прилегает к зоне турецкой операции "Источник мира". Так, например, Тегеран восстановил свое присутствие в анклаве Эль-Камышлы, утраченное в 2019-м. Считается, что иранские власти также активно пытаются создать "шиитский коридор", который бы связывал Иран, Ирак, Сирию и Ливан. Нельзя исключать, что в случае начала турецкой военной операции проиранские силы могут помешать Турции взять под контроль Тель-Рифат, вступив с ней в военное противостояние.

Тяжеловес Ближнего Востока

В последнее время Иран активизирует свою политику в регионе, считает востоковед-арабист, научный сотрудник отдела Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН Василий Останин-Головня.

 Тегеран относится к категории региональных тяжеловесов Ближнего и Среднего Востока, о чем постоянно напоминает другим региональным игрокам-тяжеловесам: Турции, Израилю, Саудовской Аравии и внерегиональным акторам — в лице США и ЕС, у которых тоже есть свои большие интересы в регионе. На мировой арене демонстрации силы Ирана — это прежде всего рычаг дипломатического давления по двум важнейшим направлениям для Тегерана: первое — это смягчение, а в идеале и ликвидация санкционного режима, второе — это ядерная сделка, — пояснил политолог в беседе с "Известиями".

По его словам, в последнее время участились атаки на важных государственных лиц Ирана, за которыми, вероятно, могут стоять США и Израиль.

— Наращивание присутствия КСИР, активизация шиитских проиранских сил в Ираке, Сирии и Ливане отвечает двум задачам Тегерана. Первое — отвлечь внимание Израиля, США подальше от своих границ, а второе — реализация давнего плана по созданию постоянного коридора к Средиземному морю через поддержку дружественных сил в Ираке, Сирии и Ливане. В Персидском заливе Иран оказывается фактически запертым условным суннитским блоком во главе с Саудовской Аравией, — отметил эксперт.

Специалист подчеркивает, что интересы Турции и Ирана пересекаются по трем большим направлениям. Первое — это глобальное лидерство на Ближнем Востоке, где есть несколько осей: Турция — Иран, Иран — Саудовская Аравия и Саудовская Аравия — Турция. Отношения складываются по-разному, все игроки крайне активно проявляют себя по этим направлениям.

— Второе — это север Ирака и Сирия, где присутствует курдское население. Для Турции это в первую очередь вопросы безопасности — контроль над севером Ирака и Сирии, для Ирана это не только вопрос безопасности, в большей степени это отвечает стратегии Тегерана по выходу к Средиземному морю. Третье — это Закавказье, Каспийский регион. В первую очередь это проблема Карабаха между Азербайджаном и Арменией. Для Ирана в этом вопросе необходимо создание определенной стабильности, потому что для него Каспий и Закавказье менее проблематичны, чем Персидский залив, Сирия, Ирак и Ливан. Но с территории Азербайджана израильские спецслужбы, вероятнее всего, осуществляют свои операции по территории Ирана: диверсии по ядерным объектам, по оборонным предприятиям, а также операции по ликвидации государственных лиц, — уверен арабист.

В свою очередь эксперт международного дискуссионного клуба "Валдай" Фархад Ибрагимов отмечает, что за 10 лет Иран неплохо укрепил свои позиции в Сирии и не задумывается о снижении роли в этой стране.

— Появление российских сил в Сирии в 2015 году помогли иранцам и дальше находиться в этой стране, они играют там свою роль в общем деле обеспечения безопасности арабской республики. Думаю, что сейчас на фоне российской специальной операции на Украине российско-иранское сотрудничество в Сирии может только укрепиться, а имеющиеся вопросы и некоторые разногласия могут быть урегулированы. В силу резкой проукраинской и, соответственно, антироссийской позиции Израиля Иран может воспользоваться ситуацией и попробовать перетянуть Россию еще больше на свою сторону, в частности в том, что касается противоречий Турции с Ираном. Если противоречия станут острыми из-за целого ряда разногласий по очень важным для каждой из сторон вопросам, то у России выстроен достаточно доверительный диалог как с Тегераном, так и с Анкарой, и это при том, что каждая из сторон строго преследует свои национальные интересы. Иран и Турция будут максимально возможно не отступать от своих позиций, но в конечном итоге пойти на компромисс придется либо одной из сторон, либо им обеим, — пояснил политолог.

По его мнению, иранцам сейчас сложно укрепляться в Сирии.

 В каком-то смысле они рассчитывают на поддержку Москвы, с Турцией у России продолжается диалог по сирийскому вопросу, при этом стоит отметить и то, что важный для Анкары вопрос, касающийся судьбы Башара Асада, уже не стоит на повестке и турецкая сторона пока что смирилась с его нахождением у власти. Этот нюанс дает больше преимуществ иранцам, при этом турецкая активность в регионе не спадает и Тегеран всё время начеку, — считает эксперт.

Научный сотрудник отдела Ближнего и Постсоветского Востока ИНИОН РАН Данила Крылов в разговоре с "Известиями" отмечает, что в настоящее время в Иране довольно сложная внутриполитическая обстановка.

— В стране продолжаются протесты, вероятнее всего, спровоцированные и поддержанные лицами, связанными с США и Израилем. Здесь важно не столько присутствие Ирана в Сирии, сколько возврат к Всеобъемлющему плану действий по иранской ядерной программе. Против его возобновления выступают Израиль и США. Много вопросов вызывает гибель ученых, связанных с ядерной программой Ирана, убийство на днях иранского полковника Саяда Ходаи в Тегеране. Довольно сдержанная реакция властей на эти события вызывает недовольство иранцев, сомневающихся в том, смогут ли они защитить своих граждан, — отмечает арабист.

Крылов также подчеркивает, что непросто обстоят у Ирана дела и на международной арене.

— Иран не ограничивается Сирией, он поддерживает хуситов в Йемене, а также группировки "Хезболла" в Ливане и ХАМАС в Палестине.

Спецподразделение "Аль-Кудс" в рамках КСИР занимается в том числе вопросами экспорта исламской революции и поддержкой различных подразделений, в том числе откровенно партизанских, на территории третьих стран. Бойцы "Аль-Кудс" отвечают за проведение разных спецопераций — например, вместе с шиитским ополчением. Усиление КСИР в Сирии направлено в том числе и на демонстрацию своей мощи и консолидацию армии на территории третьих стран, чтобы показать, что Иран сильный, его не загнали в угол. Турция регулярно проводит военные операции на территории Сирии и Ирака. В этот раз курды в составе Демократических сил в Сирии сказали, что в случае турецкой агрессии они выступят на стороне сирийского правительства, "Аль-Кудс", — пояснил специалист.

По словам политолога, у Турции и Ирана сходятся позиции в отношении курдов: они против выделения им земли и создания кого-либо образа государственности.

— Иранцам необходимо усилить свои позиции в Сирии, но при этом если это будет касаться турецкой военной операции в курдской зоне, то столкновения между Тегераном и Анкарой не предвидится. В целом из-за существования Астанинского формата с участием России, Турции и Ирана и сформированной архитектуры безопасности имеются возможности для диалога, для поиска компромиссов, урегулирование политических вопросов. Укрепление Ирана в Сирии в будущем, возможно, создаст трудности для Турции, но, если дойдет до крупной конфронтации, позиция Москвы будет более весомой и значимой в регионе. Не считаю, что Россия из-за спецоперации на Украине стала уделять меньше внимания сирийскому конфликту. В случае резкой эскалации в Сирии Россия продемонстрирует свое военное и политическое присутствие явно и четко, — полагает эксперт.


Top.Mail.Ru