Андрей Юрьевич. ру

Однажды руководитель Федеральной таможенной службы Андрей Юрьевич Бельянинов сидел у себя в кабинете и хохотал. Собственно говоря, он не совсем сидел - распиравшее его веселье не позволяло ему пребывать в состоянии солидной неподвижности и громовой хохот, переходящий иногда во всхлипывания и даже повизгивания, сопровождался хлопками ладонями по столу и исполнением ногами некоего подобия чечетки в положении сидя

При этом Андрей Юрьевич хорошо понимал,  что его поведение явно не соответствует занимаемому им положению, но ничего поделать с собой не мог. Иногда ему удавалось овладеть собой, но через некоторой время он вдруг снова терял контроль, хлопал кулаком по столу, давясь  вскрикивал  - Ой, нет, не могу,-  и продолжал бушевать.  Он ничего не мог  с собой поделать. Ему было весело.

А в это время  филевским коридором не спеша шел один из его заместителей - Владимир Михайсович Малинин. Привлеченный небывалыми звуками, доносившимися из кабинета главы таможенной службы, он преодолел понятную робость и заглянул в приоткрытую дверь.

- Ты чего так рассаживаешься, брателло, - спросил он Андрея Юрьевича, по добрым щекам которого катились потоки неудержимых слез.

- Да, я, - начал было Андрей Юрьевич,  но вдруг прервал сам себя и  захохотал так,  что остановились, висевшие на стенке электронные часы, подаренные ему на день рождения руководителем страны.

- Да,  что ж ты сделал, то, брателло, -  невольно заражаясь весельем своего руководителя, спросил Владимир Михайлович. И тоже захохотал. Теперь они смеялись вместе. На некоторое время безудержное веселье затопило кабинет руководителя таможенной службы и даже грозило выйти из берегов. Но тут Андрею Юрьевичу удалось на секунду взять себя в руки и  он произнес :

- Я запрет на применение книжек МДП  только что отменил,- сказал он, давясь от новых позывов к веселью. Некоторое время руководитель и его зам глядели друг на друга и потрясенно молчали, но тут юмор ситуации пронзил их обоих  и свежая волна истерического веселья накрыла их с головой.  От громовых звуков, издаваемых руководителями ФТС, остановившиеся было часы вдруг пошли снова.

Наконец обессилев, друзья и соратники по большому государственному делу успокоено откинулись в креслах.

- Умеешь ты приколоться, брателло - с завистью сказал Владимир Михайлович. - Небось, за этот месяц половина перевозчиков свои фуры продала и пошла улицы мести. Про книжки МДП я уж и не говорю. Здоровый ты фитиль АСМАПу  вставил. Долго помнить будут. Да и вообще от твоего запрета,  считай, вся страна вздрогнула, а это уметь надо. Ох не зря тебя в это кресло посадили, ох не зря, - привычно подольстился он.

- Да уж он знает, кого куда посадить, этого не отнимешь, - согласился Андрей Юрьевич, кивая почему-то на часы. И насколько посадить тоже знает,- добавил он,  задумавшись о чем-то своем.

- Ну а мы свою службу знаем, брателло. Наше дело любой ценой бюджет наполнять. И мы его наполним не так, так эдак. Пусть при этом вся остальная экономика рухнет, а мы свое дело сделаем.

 - Я тут новый закон, брателло придумал.- Андрей Юрьевич понизил голос до конфиденциального шепота и выдержал мхатовскую паузу.  - Я  с Нового года запрещу всем перевозчикам сажать за руль водителей с не российскими правами. В целях совершенствования таможенного администрирования, конечно.-

 Некоторое время собеседники потрясенно молчали, оценивая глубину собственной государственной мысли и возможные  для страны последствия.

А потом поглядели друг на друга и опять захохотали.  Потому что веселое это дело российской таможней руководить.

 
Top.Mail.Ru