Судный день. Или «добросовестность полиции» против «добросовестности бизнеса».

В который раз с большим удовольствием послушала судью Федерального Арбитражного Суда Северо-Западного Федерального округа Игоря Олеговича Подвального о судебной практике обжалования решений, действий (бездействия) таможенных органов на семинаре в ЛОТПП. И пусть простит меня лектор за несогласованную публикацию, но не могу не поделиться своими заметками по ходу встречи

Наличия полномочий у государственных органов недостаточно. Законность и целесообразность действий государственного органа должны определяться с учетом баланса соотношения публичного и частного интересов. Реализация таких полномочий должна оцениваться по факту, с учетом всех обстоятельств, с позиции добросовестности и разумности»

На вопрос о возможности судебного обжалования необоснованной, на наш взгляд, реализации законных полномочий – « Исследуя любой факт совершения таможенными органами действий по контролю за прибывающими грузами мы исходим из принципа «презумпции добросовестности полиции», то есть действия таможенного органа разумны, обоснованны, добросовестны пока не представлено доказательств обратного».

Доказать обратное порой бывает нелегко, не все действия таможенных органов регламентированы, жесткое административное давление таможенных органов на неугодных участников через избыточность таможенного контроля в ходе реализации законных полномочий привело, по оценкам наших экспертов, только за первую половину 2013 года к оплате многомиллионных (более десяти миллионов долларов) услуг стивидорных компаний по перемещению контейнеров в пределах территории порта по требованиям таможенных органов то на ИДК (потому что не должен простаивать), то на взвешивание (мне все равно, а вам 250 долларов с контейнера), то на досмотровую площадку сверить пломбы (ну и что, что тальман сверил при выгрузке), а это на круг дополнительных расходов порядка 600 долларов с контейнера, а если в партии 5-6 контейнеров, то соответственно 3 – 4 тысячи долларов с партии.

И ладно бы денежные средства шли в бюджет на врачей и учителей, а то ведь, как ни странно, но добросовестный таможенный орган своими разумными, целесообразными и обоснованными действиями по контролю за прибывающими товарами набивает карманы владельцев портовых зон перегрузки/перевалки контейнерных грузов(стивидоров), и без того занимающих доминирующее положение на рынке.

На прямой вопрос: разве может быть законным решение таможенного органа о проведении взвешивания, если его результаты заведомо не претендуют на достоверность, не могут быть использованы для проверки заявленных в декларации сведений и не влияют на размер таможенных платежей, судья не замедлил с ответом: « Та школа права, из которой я вырос, всегда придерживалась принципа применения судом не только нормы закона, но и необходимости думать о последствиях своих решений. Что, если сегодня я запрещу таможенному органу взвешивать по его усмотрению, завтра он пропустит контейнер со значительными весовыми отклонениями и пострадает эффективность таможенного контроля? У меня нет понятного сценария развития событий на случай, если я своим решением предпишу таможенному органу думать и каждый раз искать основания для принятия решения о взвешивании, направлении контейнера на ИДК или сверки пломб.»

А понятный сценарий развития событий на этот случай, Игорь Олегович, уже давно придуман.   Путин Владимир Владимирович, наш президент, когда еще только был в президенты кандидатом в газете «Ведомости» опубликовал статью о «презумпции добросовестности бизнеса», на которой должна основываться идеология государственного контроля. «Презумпция добросовестности бизнеса, - писал тогда наш нынешний президент, - предписывает государству исходить из того, что создание условий для деятельности добросовестных предпринимателей важнее возможных рисков, связанных с недобросовестным поведением». Такая презумпция добросовестности бизнеса, по мнению автора, призвана переломить ситуацию «далекого от радужного» положения с частными инвестициями в России и улучшить деловой климат в стране.

Так чья же добросовестность добросовестнее? Предпринимателя, который из раза в раз и платит, и платит, и платит стивидору за безрезультатное взвешивание, за перемещение контейнеров туда-сюда по площадке по любому капризу(извините усмотрению) таможенного органа? Или таможенного органа, который изо дня в день в отношении одних и тех же участников ВЭД принимает, и принимает, и принимает в рамках своих законных полномочий решения о взвешивании, досмотре, осмотре с ИДК, сверке пломб не придумывая для них никаких оснований?

В итоге проигрывают все и государство, и предприниматель, и конечный потребитель, выигрывает только стивидор. Но почему от необоснованных решений государственного органа выигрывает стивидор?  Cui prodest?

«Нам важно понимать при принятии решения в пользу той или иной стороны кого мы поддерживаем, чьи интересы», - продолжал судья. Похоже, принимая сторону «добросовестного полицейского», вы поддерживаете совсем не тот государственный интерес, как хотелось бы?

И еще одна заметка в блокноте после семинара: «Тенденций к изменению практики никаких нет. Семь лет пишем одно и то же, а воз и ныне там – корректируют, собирают, потом долго отдают в надежде, что из 100 компаний в суд пойдет 3-4. С точки зрения фискальных функций выглядит вполне оправданно.   Ну что же поделаешь, приходите к нам, мы вам всегда рады» -  закончил свое выступленние Игорь Подвальный.

 
Top.Mail.Ru