реклама

Право ФТС на принятие решений о ликвидации таможенных постов: убрать нельзя оставить

В последние время бизнес-структуры, чья работа непосредственно завязана на ВЭД, с беспокойством следят за существующей точкой напряжения между Министерством экономического развития и Федеральной таможенной службой. Речь о желании чиновников министерства лишить ФТС права единоличного определения мест растаможки (и очевидно, нежеланием последней это право терять)

Судя по всему, причиной сложившейся ситуации послужило недовольство со стороны Минэкономразвития, как в ФТС принялись оптимизировать таможенную структуру. А именно тем, что не был обеспечен комплексный подход: внедрение новых информационных технологий таможенного оформления и контроля в таможенных органах, практическое освоение и успешное применение их бизнес-субъектами часто отставало от процессов реорганизации мест размещения таможенных постов. Что и приводило к сбоям работы таможенной системы на образовавшихся узких местах.

Хотя сама идея выноса процедур таможенного оформления к внешним границам – путь правильный:

Россия огромная по территории страна и иметь в каждом бизнес-регионе свою таможню – неоправданные расходы для бюджета. Кроме того, отпадает необходимость двойного таможенного оформления: при ввозе на границе (процедура таможенного транзита) и на внутренней таможне (процедура выпуска), а иногда до выпуска на внутренней таможне оформлялась и процедура временного хранения. А это ускорение товарооборота, экономия денежных средств на таможенные и терминальные процедуры.

Также освобождается достаточно большое число таможенных сотрудников, осуществляющих оформление процедур таможенного транзита: открытие, контроль и закрытие.

Т.е. плюсов такого шага действительно немало.

В тоже время, в процессе выноса процедур к границе выявилась проблема отсутствия на приграничных терминалах достаточного количества представителей (специалистов по таможенному оформлению) для удовлетворения возрастающего спроса на услуги по оформлению товаров. Это привело к тому, что цена услуг таможенных представителей в приграничных регионах выросла почти до уровня услуг в центральных регионах России. Одним из выходов стало внедрение процедуры так называемого удаленного выпуска, в рамках которой появились информационные операторы, которым нужно платить за информационный трафик от места оформления декларации до вычислительного центра ФТС ГНИИВЦа, обслуживание системы протоколирования приема-передачи сообщений.

Получается, что правильный, по сути, вектор реформирования послужил причиной возникновения неожиданных сложностей и непредвиденных расходов для субъектов, ведущих ВЭД.

Может проблема в том, что ФТС принялось за реформирование слишком резво? Даже если посмотреть на опыт Германии, то там до сих пор сохранились внутренние таможни. А процесс реформирования проходил немного по другому принципу: еще до снятия внутренних таможенных границ внутри ЕС, Германия выносила процедуры таможенного оформления на внешние границы, внедряя там для субъектов бизнеса упрощенные процедуры оформления. Субъект сам подавал в таможню заявление на применение специальной процедуры таможенного оформления. Видя преимущества этой спецпроцедуры, бизнес сам пошел на границу. А уже с учетом статистики уменьшения количества оформлений на внутренних таможнях производилась реорганизация и ликвидация таможен. Чем не пример для подражания?

Более того, с фактическим началом функционирования ТС и отменой с 1 июля 2011 года таможенного контроля на внутренних границах стран-членов ТС, программа ФТС по выносу процедур таможенного оформления к внешним границам нуждается в корректировке. Большие объемы товаров ввозятся железнодорожным и авто транспортом транзитом через Беларусь и Казахстан. В этих случаях все равно нужно оформлять процедуру таможенного транзита от внешней границы ТС для транзита по Беларуси или Казахстану. Естественно, российский получатель не видит разницы, выпускать ему товар в Смоленске или в Московском регионе. В Республике Беларусь в последнее время активно сдаются в эксплуатацию транспортно-логистические центры: Брест-Белтаможсервис, Минск-Белтаможсервис, на которых можно было бы производить выпуск в свободное потребление товаров для российских получателей. Но согласно Таможенному кодексу ТС до подписания отдельного международного соглашения государств-членов ТС таможенные представители в Беларуси и Казахстане не могут этого делать. Также существуют проблемы зачета НДС: в Беларуси - 20%, России - 18%, Казахстане - 12%.

И снова хороший пример из опыта ЕС: там существует таможенная процедура выпуска для потребления с последующей продажей в другие страны ЕС (42), позволяющая произвести очистку в таможне на внешней границе ЕС с уплатой только таможенной пошлины, а НДС необходимо оплатить уже в стране назначения товара.

Резюмируя, хотелось бы отметить следующее: опыта и квалификации чиновников ФТС и Минэкономразвития, без сомнения, вполне достаточно для эффективного реформирования таможенной структуры. Тем более есть удачные и показательные примеры других стран (и союзов). Главное чтобы хватило мудрости не превращать процесс реформирования в банальное перетягивание одеяла и борьбу за полномочия.

Справка о спикере:

Козлов Михаил Викторович. Эксперт по таможенному законодательству стран ЕС и СНГ. С 1993 по 2000 работал заместителем начальника управления организации таможенного контроля Государственного таможенного комитета Республики Беларусь (Минск). С 2000 по 2004 – начальник отдела таможенной и оперативно-правовой работы БАМАП (Минск). C 2004 по настоящее время занимает должность Начальник отдела таможенных услуг международного холдинга AsstrA AG

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram:

реклама
Top.Mail.Ru