Немецкий ученый: Версия о "красном приливе" на Камчатке неубедительна

Главной версией гибели морских организмов и животных на Камчатке ученые РАН назвали цветение ядовитых водорослей. Немецкий специалист по морским токсинам Бернд Крок объяснил DW, почему его не убедила эта гипотеза.

Причина экологической катастрофы в акватории Авачинской бухты на Камчатке до сих пор не выяснена окончательно. Главной официальной версией ученых из Дальневосточного отделения Российской академии наук (ДВО РАН) по-прежнему остается аномально активное цветение токсичных микроводорослей, известное как "красный прилив".

Научный сотрудник отдела химической экологии Института полярных и морских исследований имени Альфреда Вегенера (AWI) Бернд Крок (Bernd Krock), более 15 лет изучающий морские токсины и ядовитое цветение морских водорослей, рассказал DW о природе возникновения "красных приливов" и о том, почему ему кажется маловероятным, что этот феномен мог стать причиной массовой гибели морских организмов и животных на Камчатке.

DW: Что представляют собой "красные приливы"? Почему они так называются?

Бернд Крок: "Красные приливы" - это, по сути, цветение воды, причиной которого становится вспышка численности морских микроводорослей, принадлежащих к типу динофлагеллят - подгруппе планктона. У этих водорослей есть фотосинтетический пигмент - перидинин, и он действительно красноватого цвета. И как только диннофлагеляты начинают массово размножаться, вода приобретает красноватый или красновато-коричневый цвет - в зависимости от вида водорослей.

- К чему приводит бурное размножение и цветение динофлагеллят?

- Это довольно сложно описать детально, потому что среди динофлагеллят есть токсичные и вредные виды, а есть такие, которые не представляют никакой опасности. К примеру, этим летом в Северном море наблюдалось бурное цветение динофлагеллят вида Noctiluca scintillans. Эти красные полосы можно было увидеть с корабля или даже с самолета. Но это совершенно безобидный вид, который на самом деле не причиняет никакого вреда.

Другие виды динофлагеллят выделяют вредные токсины - кстати, почему это происходит, нам до сих пор неизвестно. Но, по большому счету, это тоже не представляет особой проблемы - до тех пор, пока эти водоросли не становятся пищей для морских организмов, питающихся планктоном. К ним относятся не только моллюски, но и некоторые виды беспозвоночных, которые, практически, отфильтровывают эти микроводоросли из воды и могут накапливать токсины. И если количество токсинов становится очень большим, то они могут пострадать. Однако многие их них относительно устойчивы к яду, выделяемому этими токсинами, но вот морским животным - тюленям, нерпам, или морским птицам - токсины могут причинить вред.

- Есть ли основания считать, что причиной массовой гибели морских животных и морских организмов на Камчатке стал "красный прилив"?

- На этот вопрос тяжело ответить, находясь на расстоянии и не имея под рукой всех данных. Такой масштабный ущерб, когда поражена вся морская фауна, встречается относительно редко. В целом токсины у динофлагеллят специфические и маловероятно, что они будут одинаково влиять на бентос (морские организмы, обитающие на морском дне. - Ред.) и на пелагические организмы, такие, например, как тюлени или осьминоги. До сих пор в мире было зафиксировано только одно массовое поражение бентоса - в 2016 году в Чили.

Оно было вызвано бурным цветением динофлагеллят рода Alexandrium сatenella, которое было таким масштабным, что погибли даже все моллюски. Но о гибели морских млекопитающих тогда речь не шла. Опять же, серферы (на Камчатке. - Ред.) говорили об ожогах или поражениях кожи - но такие травмы не могут быть вызваны цветением водорослей. Так что все это не укладывается в целостную картину.

При этом, конечно, надо сказать, что как бы удивительно это ни звучало в XXI веке, виды динофлагеллят до сих пор не до конца изучены - постоянно открываются новые. Человеку известно далеко не все, что происходит в море. Так что нельзя исключать того, что случившееся на Камчатке мог вызвать редкий вид динофлагеллят, который до этого никогда не появлялся. Но лично мне это кажется маловероятным.

- А температура воды на Камчатке не слишком низкая для возникновения там "красных приливов"?

- Нет, это, в принципе, вполне возможно: среди динофлагеллят есть водоросли, которые адаптированы к холодным или умеренным водам и могут образовывать там цветение. Один из примеров - Южная Чили, Патагония. С 70 годов прошлого века известно, что там наблюдается массовое цветение ядовитых водорослей Alexandrium сatenella. Хотя оно никогда не достигало масштабов, приводящих к массовой гибели полностью всего бентоса, но такое может произойти. Незначительного повышения температуры воды на Камчатке - на 2-3 градуса - достаточно для того, чтобы вызвать массивное цветение водорослей: тропические температуры для этого не нужны.

- Может ли этот феномен остаться незамеченным для человека?

- Да, вполне. Цветение динофлагеллят заметно лишь тогда, когда оно происходит на поверхности воды или так близко к поверхности, что его можно увидеть сверху. Но микроводоросли могут цвести и на глубине, и тогда "красный прилив" остается незамеченным.

С другой стороны, то, что такое массивное цветение (как на Камчатке. - Ред.) останется незамеченным, я считаю очень маловероятным, особенно если, как говорят, это явление там относительно распространено. Ведь если ущерб настолько велик, то и площадь "красного прилива" должна быть относительно большой. Кроме того, они никогда не бывают локальными. Потоки воды всегда перемещаются, так что даже если цветение водорослей образовалось где-то далеко, велика вероятность, что со временем "красный прилив" отнесет в другое место или на побережье, где его можно будет заметить.

- Есть ли какие-либо научные методы, позволяющие установить, что причиной массовой гибели морских организмов и животных стало цветение ядовитых водорослей?

- Разумеется, есть. Первое, что можно сделать, это провести вскрытие мертвых животных и исследовать их целенаправленно на наличие токсинов, которые к настоящему времени нам всем хорошо известны. Этот метод называется масс-спектрометрией, он достаточно распространенный, хотя и несколько трудоемкий. Для него необходима специальная техника, и она недешевая, но существует достаточно лабораторий, которые на этом специализируются и проводят подобные исследования.

Кроме того, можно было взять пробы воды на глубине и проверить, встречаются ли там ядовитые виды водорослей. Я читал, что специалисты РАН считают, что виновником происшедшего стали токсины, выделяемые микроводорослями Gymnodinium. Но Gymnodinium не вид, а род, а это значит, что существует более 100 различных его видов. Одни из них абсолютно безвредны, другие токсичны. Логично было бы взять пробы воды и выяснить, есть ли в ней эти водоросли и токсичны ли они. И этот вопрос, насколько я знаю, до сих пор не прояснен.

Сколько времени требуется для подобного исследования?

- Это можно сделать относительно быстро. Пробы воды нужно зафиксировать, чтобы водоросли не погибли. И проверить их в лаборатории под микроскопом. В регионах, где разводят мидий, моллюсков и другие аквакультуры, вода регулярно проверяется на наличие ядовитых водорослей. Почти все европейские приморские страны проводят такое исследование за два-три дня. При желании и доступе к технике, который, как я полагаю, у России есть, его вполне можно было бы сделать (и там. - Ред.).

 

Материалы партнёров

Немецкий ученый: Версия о красном приливе на Камчатке неубедительна - Экономика и общество

Не пропустите

Top.Mail.Ru