Оффшорные зигзаги

<%ARTICLE_ANNOUNCE%>

Война с трансфертными ценами идет с переменным успехом

Борьба с внутрироссийскими трансфертными схемами, активно использовавшимися отечественными сырьевиками, закончилась фактической победой налоговых органов. Введение налога на добычу полезных ископаемых в виде фиксированного платежа с тонны нефти или газового конденсата свело на нет эффективность этих схем для предприятий ТЭК. Однако радоваться пока рано. Покончить с трансфертным ценообразованием при экспорте и импорте другой продукции российским налоговым и таможенным органам намного труднее.

Никто не любит платить налоги - это старая, избитая истина. Равно как и то, что самая эффективная налоговая ставка для бизнеса - разумеется, нулевая. Поэтому, как бы ни старалось Министерство по налогам и сборам, цель любого финансового менеджера - свести платежи в бюджет к минимуму. Однако сделать это не всегда возможно - у налоговиков есть свои способы борьбы со "схемотехниками".

Не раз описанная классическая нефтяная схема выглядит следующим образом. Добывающая компания продает нефть посреднику или нефтеперерабатывающему предприятию по цене, очень близкой к себестоимости. Основная цель этой операции - свести к минимуму отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы (сейчас этот налог, а также роялти и платежи за пользование недрами объединены в один налог - на добычу полезных ископаемых). Естественно, посредник или НПЗ, продавая нефть или нефтепродукты конечному реализатору или следующему посреднику (если сделка экспортная), изрядно поднимает цену. При этом у них существенно растут платежи по налогу на прибыль, которые до последнего времени минимизировались в российских низконалоговых территориях (да и сегодня трейдеры ряда крупных нефтяных компаний зарегистрированы на Байконуре и в Калмыкии). Впрочем, если не ставить цели минимизировать налог на прибыль, то кто его будет платить - в конечном итоге все равно, так как фактически (но не юридически) все участники этой операции принадлежат одному хозяину. И максимальный налог на прибыль у посредника или НПЗ компенсируется минимальным налогом у нефтедобывающей компании.

Вышеописанная схема успешно работала до начала 2002 г. Но в конце прошлого года законодатели нанесли по ней серьезный удар. Согласно ст. 5 закона от 08.08.2001 № 126-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства Российской Федерации, а также о признании утратившими силу отдельных актов законодательства Российской Федерации", с 1 января 2002 г. по 31 декабря 2004 г. налог на добычу полезных ископаемых рассчитывается не от стоимости добытой нефти, а от объема. То есть добывающие компании платят фиксированную сумму за добытую тонну, которая составляет 340 руб., умноженные на коэффициент, характеризующий динамику мировых цен на нефть (в I квартале 2002 г. платеж составил 491,64 руб. за тонну нефти). "Введение этого механизма фактически свело на нет эффективность применения механизма трансфертного ценообразования на внутреннем рынке на ближайшие три года", - сказал "Фокусу" аналитик ИБГ "Никойл" Геннадий Красовский. Действительно, введение фиксированного платежа с тонны добытой нефти (кстати, и газового конденсата) взамен процентных платежей не дает сырьевикам разгуляться.

Агент под прикрытием

Зато с экспортными и импортными трансфертными схемами налоговикам управиться намного сложнее. Не секрет, что для того, чтобы увести часть средств от налогообложения, сырьевики часто используют оффшорные механизмы. При экспорте в ряд посредников (а их при экспорте сырья традиционно много) встраивается одна оффшорная компания, которая покупает сырье по одной цене, а продает его по цене, значительно более высокой. Таким образом, предприятие имеет возможность аккумулировать прибыль в безналоговой или низконалоговой юрисдикции. Приведем гипотетический пример (цифры действительности не соответствуют). Допустим, себестоимость добычи одного барреля нефти $9,5. Добывающая компания продает нефть по $10 за баррель посреднику, который, в свою очередь, перепродает ее дальше. На выходе из страны цена барреля будет уже $14, в то время как цена реализации на мировых рынках - около $20. Часть разницы между этими цифрами ($6), естественно, осядет в оффшорной юрисдикции.

Естественно, пользоваться экспортной трансфертной схемой могут не только нефтяники. В принципе, компаниям, занятым не столь "бюджетообразующим" бизнесом, провести подобную операцию даже легче - внимания со стороны контролирующих органов к ним существенно меньше. Что, конечно, не должно расхолаживать. Не стоит забывать, что в России существует черный список оффшорных территорий, все операции с резидентами которых подпадают под усиленный валютный контроль.

Аналогичным образом строится и импортная схема. В качестве посредника также используется зарегистрированная в обычной неоффшорной стране оффшорная компания. Однако чаще всего такой посредник не завышает цену товара, а наоборот - занижает. Основная цель такой операции - минимизация не налогов, а таможенных платежей. Однако сделать это существенно сложнее, чем при экспорте товара. Контролировать входящие товарные потоки таможенным и налоговым органам намного легче.

За примерами далеко ходить не надо. Совсем недавно, в конце прошлого года, из-за одной такой схемы произошел большой скандал. Компания "Панавто" - один из крупнейших дилеров DaimlerChrysler AG в России - была обвинена в контрабандном ввозе дорогих моделей Mercedes. Схема ввоза этих автомобилей была очень проста: фирма, учрежденная "Панавто" в Германии, покупала у DaimlerChrysler автомобили по заводским ценам и перепродавала их "Панавто" дешевле, чем купила. Естественно, официальный дилер указывал в таможенных документах эту низкую цену. Причем цена автомобилей была занижена очень существенно - в 2-3 раза.

Пример с "Панавто" не является хрестоматийным. Этой компании как официальному дилеру в соответствии с приказом ГТК № 847 "Об особенностях контроля таможенной стоимости транспортных средств" была предоставлена возможность ввоза автомобилей по упрощенной схеме. Согласно приказу, размер таможенной пошлины для таких дилеров исчисляется на основе сопроводительных счетов-фактур, выписываемых производителем, а не по усредненной стоимости машины, взятой из каталога. Это позволяет импортерам ввозить автомобили с учетом специальных дилерских скидок, которые могут достигать нескольких тысяч долларов с одного автомобиля. После случая с "Панавто" компания DaimlerChrysler AG решила полностью реорганизовать свою сбытовую систему. Сегодня согласно приказу № 847 с автомобилями Mercedes работает только одна компания - ЗАО "ДаймлерКрайслер Автомобили Рус", т. е. компания, учрежденная самим заводом. Да и судьба самого приказа висит на волоске: Министерство по антимонопольной политике усмотрело в этом законе ущемление конкуренции и предписало его отменить. Правда, арбитражный суд первой инстанции принял решение в пользу автодилеров.

Цена по каталогу

В принципе с импортными схемами таможенники успешно борются. Практически все товары, импортируемые в Россию, подлежат таможенному оформлению не на основании цен, указанных в счетах-фактурах, а согласно предполагаемой оценке. Есть специальные каталоги, издаваемые ГТК, в которых расписаны категории товаров с указанием их предполагаемой цены. К примеру, 17-дюймовый монитор с "плоским" экраном китайского производства, по мнению ГТК, стоит никак не меньше 185 у. е., американского или европейского производства - на 20-30% больше. Естественно, не обходится и без накладок. К примеру, специалисты Таможенного комитета не могут угнаться за падением цен в такой быстро растущей отрасли, как IT-технологии. В результате при расчете таможенных пошлин на принтеры ГТК исходит из стоимости устройства в $80, тогда как реальная стоимость многих моделей сейчас в два раза ниже.

В принципе, таможенники понимают, что подобные коллизии существуют. Еще в прошлом году комитет пытался выпустить приказ, в соответствии с которым таможенная стоимость аудио-, видео-, бытовой и компьютерной техники определялась бы на основании цены, указанной в сопроводительных документах, выданных импортеру производителем. Однако этот документ не прошел регистрацию в Минюсте, так как МАП опять-таки увидел в нем угрозу свободной конкуренции. Однако ГТК явно решил не отказываться от этой идеи - по информации "Фокуса", сейчас готовится очередной приказ подобного рода. Если МАП даст ему добро, то использовать трансфертные схемы при импорте этих товаров станет намного легче.

Компаниям же, импортирующим другие категории товара, безопаснее всего ориентироваться на нижний ценовой предел, указанный в приказах ГТК. Как заявили "Фокусу" в представительстве крупной иностранной компании, "цены в каталогах зачастую соответствуют минимальным. Но так как сотрудникам российских таможенных терминалов предоставлено право самим устанавливать коэффициенты к этим ценам, они могут сильно меняться. В принципе, работая с конкретным терминалом, всегда можно договориться - в этом случае без трансфертных цен не обойтись". Естественно, название компании собеседник попросил не оглашать.

НК не работает

Победа налоговиков над нефтяниками и газовиками относительна - она одержана с помощью очень специфического налога. Разработать же реальный механизм борьбы с трансфертным ценообразованием так и не удалось. Хотя пытались не раз. Как рассказал "Фокусу" партнер юридической фирмы "Беседин Аваков Тарасов и партнеры" Дмитрий Тарасов, "еще в 1991 г. в самой первой редакции закона "О налоге на прибыль предприятий и организаций" содержалась норма, предписывавшая при продаже товаров по ценам ниже себестоимости пересчитывать налоги так, как если бы реализация осуществлялась по рыночным ценам". Аналогичная норма в 1994 г. была внесена и в закон "О налоге на добавленную стоимость". Дмитрий Тарасов также заметил, что "под действие подобных норм подпадали и налогоплательщики, которые и в мыслях не держали прибегать к трансфертному ценообразованию, а всего лишь не сумели реализовать партию товара по ценам выше своих издержек по каким-то причинам производственного или коммерческого характера".

Впрочем, российские организации-экспортеры очень быстро научились обходить это ограничение, реализуя своим зависимым фирмам, зарегистрированным в оффшорах, продукцию по цене, включавшей себестоимость производства и минимальную наценку. "Уже к середине 90-х гг. стало ясно, что в отношении тех компаний, на ограничение налогового планирования которых были направлены действующие нормы законодательства, - крупных экспортеров, прежде всего организаций ТЭК, - заметного влияния существующий порядок корректировки налогов не оказывает", - заметил Дмитрий Тарасов.

В связи с этим во вступившей в действие с 1 января 1999 г. части первой Налогового кодекса Российской Федерации был установлен механизм контроля за ценами сделок, существенно отличающийся от действовавшего ранее. Статьей 40 НК установлена презумпция соответствия договорной цены уровню рыночных цен. Т. е., пока не доказано обратное, считается, что цена товаров, указанная в договоре, соответствует уровню рыночных цен. Возможность опровержения налоговым органом данной презумпции предусмотрена той же статьей Налогового кодекса.

Теперь основанием для контроля стало не несоответствие цены товара себестоимости его производства, а одновременное совпадение двух условий. Во-первых, это отклонение цены товара более чем на 20% от уровня цен на идентичные (однородные) товары и, во-вторых, один из следующих факторов: наличие такого отклонения в течение непродолжительного периода, совершение внешнеторговой или бартерной сделки либо совершение сделки между двумя взаимозависимыми лицами. Взаимозависимыми, в соответствии со ст. 20 НК, признаются организации, одна из которых непосредственно или косвенно имеет долю участия не менее 20% в капитале другой, либо если одно физическое лицо подчиняется другому по должностному положению, либо они состоят в брачных или родственных отношениях. По иным основаниям признать лиц взаимозависимыми может только суд.

В случае одновременного совпадения вышеприведенных условий налоговый орган может доначислить налог исходя из рыночных цен, а в случае отсутствия на рынке однородных товаров - воспользоваться для их расчета одним из приведенных в этой же статье НК методов: методом цены последующей реализации или затратным методом. "Не вдаваясь в суть каждого из упомянутых методов, следует признать, что механизм, установленный ст. 40 Налогового кодекса, весьма несовершенен", - поясняет партер компании "Беседин Аваков Тарасов и партнеры".

По словам Дмитрия Тарасова, это обусловлено, во-первых, недостатками самих правовых конструкций, регулирующих контроль за ценами. В НК не определено, например, какой период времени считается непродолжительным, т. е. цены в пределах этого периода предполагаются сопоставимыми. Ведь для товаров с разными сроками производства, хранения и реализации понятие "непродолжительный период времени" может весьма существенно различаться - для одних таким периодом может считаться неделя, а для других - год. Во-вторых, в России пока еще не сформирован действенный механизм доведения до пользователей (в данном случае - налогоплательщиков и налоговых органов) информации о рыночных ценах, недостаточно разработаны методики их определения, особенно на региональном уровне.

Все это приводит к тому, что на практике данный механизм контроля за ценами не работает. "Случаи доначисления налогов на основании норм ст. 40 НК пока являются редкостью, и налогоплательщик, если ему хватает упорства дойти в споре с налоговыми органами до суда, как правило, выигрывает судебный спор, поскольку в силу норм НК все неустранимые сомнения и неясности налогового законодательства трактуются в его пользу, а при применении на практике ст. 40 таких неясностей возникает масса", - говорит Дмитрий Тарасов.

Удар акцизом

Налоговое законодательство большинства развитых стран содержит положения, направленные против трансфертного ценообразования. Обычно оно аналогично российскому: если у налогового органа появляется основание считать уровень цен по сделке не соответствующим реальному, он имеет право доначислить налог, руководствуясь определенными в налоговом законодательстве правилами. И несмотря на то что реализовать этот механизм на практике весьма трудно и он требует существенных затрат, правительства многих стран успешно борются с трансфертными схемами.

В России пока предпочитают идти простым путем. Несмотря на то что с самого начала действия ст. 40 НК сложилось четкое понимание того, что она в нынешнем виде неработоспособна, вот уже три года поправки в нее не вносятся. Правительство предпочитает регулировать налоговые поступления путем введения на продукцию экспортеров, применяющих "трансфертные цены", акцизов (в твердых суммах с единицы измерения продукции), частично нивелируя таким образом влияние цен на величину налоговых платежей. С отдельными внутренними схемами борьба ведется аналогичным образом - вместо процентных ставок налогов вводятся фиксированные платежи с единицы объема продукции (фактически те же акцизы). А не есть ли это признание неспособности государства выполнять свою фискальную функцию?

Во что превращается оффшор

Спрятать оффшорную компанию несложно. Для этого есть специальный механизм регистрации компании в какой-либо неоффшорной стране. "Можно создать оффшорную компанию, к примеру, на Британских Виргинских островах (BVI), после чего зарегистрировать ее в Германии или Канаде. Такая компания будет иметь все реквизиты неоффшорной юрисдикции, которые не вызовут никаких вопросов у российских налоговых и таможенных органов", - сказал "Фокусу" консультант компании Fortnostress AMG Дмитрий Остапчук. Для регистрации подобной компании, помимо всех учредительных документов, необходимо представить специальную справку, выдаваемую администрацией оффшорной юрисдикции, о том, что эта компания реально существует, ведет отчетность и т. д. Такая справки обычно действительна не более 3 месяцев.

Как заверил Дмитрий Остапчук, "если компания, зарегистрированная, к примеру, в Германии, ведет операции по перепродаже товаров из России в какую-то третью страну, то налоги она будет платить по месту пребывания головного офиса, т. е. на территории оффшорной юрисдикции". Исключение составляет только европейский НДС (VAT). Если российский товар реализуется вне пределов ЕС, то как и в России НДС, в Европе VAT можно будет вернуть, но не сразу, а по окончании налогового периода. Если же товар импортируется в зону евро, то VAT придется уплатить в полном объеме. Но т. к. этот налог косвенный, то вся нагрузка ложится на плечи конечного потребителя.

 
Top.Mail.Ru