Дмитрий Патрушев рассказал о регулировании цен на продовольствие и экспорте зерна

Дмитрий Патрушев рассказал о регулировании цен на продовольствие и экспорте зерна - Обзор прессы

Несмотря на засуху и затопления, Россия может остаться нетто-экспортером сельхозпродукции. Такой прогноз в интервью "РГ" сделал министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев. По итогам года аграрный экспорт составит 34-35 млрд долл. Это больше, чем экспорт вооружения.

Очевидно, что мировой продовольственный рынок больше не будет прежним и цены на нем тоже. Как долго России удастся удерживать внутренние цены на базовое продовольствие ниже мировых с помощью соглашений, пошлин и квот? Нет мыслей отказаться от подобных ограничений?

Дмитрий Патрушев: От части мы уже отказались, а некоторые останутся с нами если не навсегда, то надолго.

Ценовые соглашения по сахару и подсолнечному маслу были вынужденной мерой, которая сыграла свою роль для стабилизации цен. Но сейчас она уже не нужна, потому что рынок отрегулировал себя сам. Ситуация с производством сырья для масла и сахара не вызывает опасений, и никаких оснований для значительного роста цен сейчас нет.

Экспортные пошлины на зерно также себя оправдали. При этом демпферный механизм мы видим постоянно действующим. Уверен, что, если бы мы его не ввели, цены на российском рынке сейчас были бы существенно выше текущих. А так нам удалось сохранить ценовой баланс между интересами аграриев, переработчиков зерна и животноводов. Динамика котировок на внешних рынках теперь в значительной степени амортизируется и не оказывает на нас уже такого влияния.

Со второй половины сезона - с февраля по июнь включительно - мы планируем устанавливать квоту на вывоз зерновых, при этом со следующего года хотим отдельно выделить пшеницу. Квота будет рассчитываться исходя из наших реальных возможностей: сколько зерна мы можем экспортировать без ущерба для внутреннего рынка.

Не опасаетесь негативных последствий из-за этого, ведь в истории (в том числе и российской) уже была масса примеров, когда пытались ограничивать экспорт того же зерна? Нет ли риска снижения площадей посевов, потери позиции на мировом рынке?

Дмитрий Патрушев: