Масла в огонь: как подсолнечник и пальма взорвали мировые рынки

Масла в огонь: как подсолнечник и пальма взорвали мировые рынки - Обзор прессы

Очередным дефицитным товаром в мире может уже в ближайшее время стать растительное масло, причем почти всех видов. Поставки подсолнечного масла, 60% мирового рынка которого обеспечивают Россия и Украина, резко сократятся.

Но заменить его будет не так-то просто: серьезные проблемы возникают и с торговлей пальмовым маслом. Почему на этом мировом рынке возник "идеальный шторм" и что это означает с точки зрения цен — в материале "Известий".

Скачкообразный рост

Практически все сельскохозяйственные товары радикально подорожали за последние три года, с "доковидных" времен. По данным ООН, мировые цены на продовольствие достигли в марте исторического максимума, при том, что многолетний тренд для продуктов питания — скорее снижение. Пшеница, к примеру, выросла в цене на 65%, соя — на 80%, кофе — более чем в два раза. Но мало на что цены взлетели так сильно, как на подсолнечное масло. По сравнению с концом 2019 года рост составил более 200%. И это неудивительно: если цены на большинство продуктов питания в начале года стабилизировались, пусть и на крайне высоких уровнях, в случае с маслом они продолжили пробивать потолок.

Проблем на этом рынке хватало и до весны 2022 года, но с началом спецоперации российской армии на Украине всё стало намного хуже. Дело в том, что Россия и Украина вместе обеспечивают от 75 до 80% всего международного рынка подсолнечного масла — подсолнечник вообще мало кто выращивает, и тем более в масштабах, достаточных для экспорта. Пожалуй, трудно найти еще один мировой рынок, который бы настолько сильно зависел от Украины и России.

В последние годы глобальный объем производства в этом секторе рос скачкообразно — почти в два раза за 10 лет. Это связано с тем, что во многих странах подсолнечное масло (при жарке менее вредное и лучше сохраняющее вкусовые качества, чем многие другие растительные аналоги) стало пользоваться куда большим спросом, что и подстегнуло развитие отрасли по всему миру, но особенно — на постсоветском пространстве. В итоге она стала приносить значительные суммы производителям и государству: Украина зарабатывала на экспорте подсолнечного масла около $6,5 млрд, Россия — свыше $3,5 млрд, несмотря на то что у нас действуют жесткие экспортные пошлины (70% между индикативной и базовой стоимостью).

Масличное распределение

Что произойдет на Украине с этим сектором в ближайшие месяцы, до сих пор до конца неясно. Во-первых, боевые действия препятствуют проведению посевной во многих регионах Украины, особенно на юге, где сражения продолжаются. Вторая проблема — нехватка ГСМ. На данный момент украинские фермеры располагают только 20% от необходимых запасов горючего, остальное, судя по всему, из и без того скудных резервов и поставок уходит на нужды ВСУ. Морская торговля, которая обеспечивала наибольший объем поставок с Украины за рубеж, также под большим вопросом на ближайшие несколько месяцев. Даже если боевые действия закончатся в кратчайшие сроки, как справляться с последствиями минирования всего и вся?

Часть украинских регионов находится под контролем российской армии. Хотя российские военно-гражданские власти предпринимают все усилия для проведения сельскохозяйственных работ в необходимые сроки, предоставляя местным фермерам горючее и удобрения, вопрос экспорта остается открытым хотя бы с точки зрения легальности и санкционного режима.

В итоге около 300 тыс. т подсолнечного масла, которые должны были поступить из Украины в феврале-марте, так и остались не отгруженными. В следующие месяцы эти цифры почти наверняка будут только расти.

Что касается России, второго по важности поставщика семян подсолнечника и масла на мировой рынок, то вдобавок к пошлине, установленной еще в прошлом году, была принята общая квота на экспорт подсолнечного масла — 1,5 млн т, а распределяться между производителями эти нормы должны по историческому принципу. Кроме того, был полностью запрещен вывоз из страны семян подсолнечника.

Квоты и ограничения были введены с целью не допустить разгона цен на важном рынке. Действительно, внутрироссийские закупочные цены на подсолнечник начали быстро падать: в течение пары недель в апреле они опустились с 57 тыс. до 41 тыс. рублей за тонну. Однако, как отмечают производители и заинтересованные ассоциации, на конечной цене масла в рознице это снижение практически никак не сказалось. Президент Российского зернового союза Аркадий Злочевский, в частности, считает плавающие пошлины вредным явлением для индустрии. Фактически они забрали у крестьян около 300 млрд рублей, но по другим каналам была возвращена лишь часть этих денег. В итоге финансовые трудности у многих хозяйств могут возникнуть уже во второй фазе полевых работ летом. Депутаты Госдумы от Красноярского края, в свою очередь, предложили вообще отменить экспортные пошлины на подсолнечное масло.

В целом в России цены на подсолнечное масло в марте выросли, по данным Росстата, на 7,2%, а к тому же месяцу прошлого года — на 16%. В отрасли считают, что в нынешней ситуации серьезного роста цен ожидать не приходится, но в пределах 10% колебания вполне возможны.

В Европе рост цен куда более ощутим. Так, в Великобритании подсолнечное масло за последний год подорожало более чем в полтора раза, причем в последние недели это происходило настолько стремительно, что покупатели начали сметать продукт с прилавков. Несмотря на рост цен, продажи подскочили сразу на 27%, в результате супермаркеты начали ограничивать реализацию товара в одни руки. По объемам подсолнечное масло составляет около 44% всего растительного в розничной продаже в стране, так что эффект сказывается на всем рынке. Оптовые цены в Евросоюзе превысили €2,1 тыс. за тонну масла, даже притом что ЕС является третьим крупнейшим производителем продукта в мире после России и Украины. Странам вроде Турции, где свой подсолнечник не выращивают, придется еще более туго.

Затруднения с заменой

В норме эта ситуация бы разрешилась поставками многочисленных заменителей — разновидностей растительного масла в мире огромное множество. Но не сейчас. В конце апреля Индонезия объявила о запрете на экспорт пальмового масла. Для понимания масштабов происходящего: пальмовое масло составляет более трети в общем объеме производства всего растительного масла в мире, а Индонезия обеспечивает 59% мировых поставок этого продукта. Помимо прямого использования в качестве масла для жарки пальмовое масло также задействовано в производстве доброй половины продуктов, появляющихся на полках магазинов. Пальмовое масло исторически является одним из самых дешевых, и широкое его применение (рост в 35 раз за полвека) во многом помогло существенно снизить цены на еду повсеместно.

Справедливости ради, Индонезия пока разрешила экспорт сырого пальмового масла, что несколько снижает остроту проблемы. Но в целом заместить поставки из этой страны не получится хотя бы в силу ее абсолютно доминирующего положения на мировом рынке. У конкурентов свои проблемы: Малайзия из-за коронавируса два года испытывает затруднения с приглашением сельских гастарбайтеров, которые играют ключевую роль в уборке урожая с пальм. Теперь ее собственные запасы масла находятся вблизи от исторических минимумов. Надежда по сути остается только на то, что ограничения будут сняты или хотя бы смягчены после празднования Лебарана (у российских мусульман аналогом является Ураза-байрам) в первой половине мая. Другие страны не обладают достаточными мощностями для хотя бы частичного замещения нехватки масла.

Третье по значимости соевое масло также стоит рекордно дорого. В США фьючерсы на него подскочили до $1950 за тонну, что является историческим максимумом для этого времени года. Здесь свою роль играет слабый урожай сои в Северной Америке и Аргентине. Весь рынок продовольственного растительного масла сейчас находится в состоянии идеального шторма, когда все факторы накладываются один на другой (логистические проблемы, вызванные очередной вспышкой коронавируса в Китае, также не добавляют оптимизма).

В России многие производители продуктов питания вынуждены отказываться от пальмового масла. Крупнооптовые цены на него не сильно отстают от цен на подсолнечное, а в случае России еще и добавляется премия из-за усложненной логистики, курсовых рисков и угрозы санкций. В таком положении, возможно, избыток подсолнечного масла на внутреннем рынке из-за ограничений на экспорт окажется весьма кстати для отечественного рынка. Но легко в конечном счете не будет никому.


 
Top.Mail.Ru