Параллельные кривые: бизнес увидел риски в альтернативных схемах импорта

На прошлой неделе Госдума приняла, а Совет Федерации одобрил закон о легализации параллельного импорта. "ДП" разбирался, в каких отраслях он окажется наиболее востребован и не приведёт ли к росту контрафакта.

Параллельный импорт – ввоз товаров в страну без согласия производителя или правообладателя. То есть ретейл приобретает товар не через российского дистрибьютора известного бренда, а у небольших и средних иностранных компаний, закупившихся у производителя. Поставки могут идти как из страны производителя, так и через третьи государства.

Собственно, параллельный импорт был запущен ещё 30 марта после вступления в силу соответствующего постановления правительства. 6 мая был опубликован приказ Минпромторга с перечнем групп товаров, которые можно ввозить по альтернативной схеме. Но возникла "правовая дыра": до весны параллельный импорт в РФ много лет был под запретом и влёк ответственность вплоть до уголовной. Кроме того, если компания–импортёр ввозила что–то без письменного разрешения правообладателя, он мог потребовать до 5 млн рублей компенсации, а также снять товары с продажи и уничтожить их. Чтобы "очистить" бизнес от таких угроз, приказов и постановлений органов исполнительной власти мало. Для этого и был принят новый закон.

Никто не верит

Когда речь заходит о параллельном импорте, первая отрасль, которая приходит в голову, – автопром. Именно она – последняя, где до 2000–х годов допускались альтернативные закупки. Но затем российские власти сделали ставку на рост инвестиционной привлекательности страны для мировых автоконцернов, повышение уровня локализации при сборке. Параллельный импорт этому, конечно, не содействовал и был поставлен под запрет.

Теперь петербургские заводы Hyundai, Nissan и Toyota стоят. А Европейский союз, США и Япония запретили экспортировать в Россию предметы роскоши, включая автомобили. Поэтому неудивительно, что транспортные средства составляют значимую часть уже упомянутого перечня Минпромторга. В числе брендов, которые федеральные власти разрешили к ввозу, – General Motors, Cadillac, Chevrolet, Mitsubishi, Renault, BMW, Volkswagen, Škoda. Кроме того, действие документа распространяется на двигатели и автозапчасти крупнейших производителей. Без разрешения правообладателя можно ввозить и автомобильные шины – например, Michelin, Goodyear, Continental и Bridgestone.

С параллельным импортом автомобилей проблемы возникли почти сразу. В частности, по техническому регламенту Таможенного союза необходимо одобрение типа транспортного средства, которое сейчас генеральным импортёром не выдаётся. "В параллельный импорт автомобилей никто не верит. Во–первых, очень сложна логистика. Например, при вывозе из Казахстана надо ставить машину на учёт на казаха. Эмираты, Турция для нашей страны вообще не вариант из–за разницы в комплектациях. К тому же импортёры бдят, на какой рынок уходят машины, и могут лишить тамошнего дилера квот", – говорит генеральный директор аналитического агентства "Автостат" Сергей Целиков.

А вот наладить параллельный импорт автозапчастей вполне реально, и больших проблем с перестройкой логистики не будет, говорят участники рынка. Он обеспечит некий ассортимент запчастей для сервисных центров и дилеров. Однако в любом случае "плечо" доставки станет длиннее, логистические цепочки через страны Азии и СНГ усложнятся. В этой ситуации конечная стоимость запчастей может вырасти как для дилеров, так и для покупателей. Отметим, что цены на запчасти с начала года увеличились примерно на 50% и отскока назад не было. По словам дилеров, основная проблема сегодня – поставки импортного фирменного масла.

Уберечь контрагента

Примечательно, что маркетплейсы и крупные ретейлеры, для которых механизм параллельного импорта выглядит как спасение от неминуемого дефицита популярных товаров (особенно брендовой одежды и бытовой электроники), обсуждать эту тему откровенно опасаются. Оно и понятно: есть риск подставить поставщиков.

Первой компанией, которая начала ввозить товары по параллельному импорту, на прошлой неделе СМИ объявили интернет–магазин "Связной". Однако в пятницу компания поспешила дезавуировать эту информацию, заявив, что вообще не является импортёром, а товары закупает у поставщиков в России. Ну а откуда те берут товар – это уже другой вопрос. Просьбу "ДП" прокомментировать ситуацию в "Связном" проигнорировали.

В пресс–службе Ozon "ДП" подтвердили, что на маркетплейсе доступны "популярные бренды электроники, в том числе смартфоны, компьютеры и их комплектующие, ввезённые по механизму параллельного импорта". Однако вопросы о том, насколько удобен этот механизм и как он может повлиять на ценовую политику, были оставлены без ответа. В сети "М.Видео – Эльдорадо" от комментариев воздержались.

В пресс–службе "Яндекс.Маркета" заверили, что компания сфокусирована на прямом импорте. "Мы начали активнее искать новые каналы поставок товаров в Россию и расширяем направление прямого импорта, которое запустили в феврале 2022 года. Ассортимент, который можно напрямую закупать у зарубежных производителей, гораздо шире, чем список товаров, разрешённых к ввозу в рамках параллельного импорта. За счёт развития международной сети бизнес–партнёрств "Яндекс.Маркет" может балансировать поставки, организуя закупки из разных стран, и обеспечивать пользователей качественным ассортиментом по выгодным ценам", – рассказали там.

Нас не подделать

В Tele2 признали, что видят определённые риски, касающиеся появления на рынке контрафакта, ввезённого под видом параллельного импорта оригинальной продукции. Но подчеркнули, что проблема поддельных устройств существовала и прежде, так что принципиально ничего не меняется. "По закону импортёр несёт все риски, связанные с качеством товара и иными вопросами гарантийного обслуживания. Поэтому покупателю необходимо тщательно изучать вопрос, как конкретный поставщик (продавец) устройств гарантирует исправность ввозимых гаджетов. Что касается Tele2, мы готовы использовать механизм параллельного импорта с условием контроля качества ввозимой техники и обеспечением гарантий на оборудование", – сообщили в компании.

А вот представители телекоммуникационной отрасли наплыва подделок не опасаются: нужное им оборудование слишком сложно в изготовлении и подделывать его попросту экономически невыгодно.

"Сейчас мы не используем механизм параллельного импорта, да и доля поставок оборудования у нас невысокая: достаточно того оборудования, которое дают проверенные поставщики. Мы только формируем отдел интеграции и реализации комплексных проектов, поэтому в скором времени будет использоваться любая легальная возможность привезти необходимое оборудование", – рассказал "ДП" коммерческий директор ООО "Комфортел" Михаил Козырев.

Так или иначе решить все проблемы российского телекома легализация параллельного импорта явно не сможет. Участники рынка воспринимают её в основном как точечную меру.

"Не секрет, что наша телеком–индустрия сильно зависит от импорта. Поэтому сейчас речь идёт скорее об экстренных шагах, которые позволят поддерживать критически важные для операторов бизнес–процессы, а не о новой модели работы отрасли. Необходим проработанный механизм, который будет включать в том числе создание условий для использования оборудования, завезённого из легальной юрисдикции", – поясняет руководитель коммерческого департамента "ОБИТ" Михаил Телегин.

Эксперты сходятся в том, что подорожания не избежать. По мнению Михаила Козырева, рост числа доступных устройств благоприятно скажется на всей телеком–отрасли, но не сможет сдержать цены. Михаил Телегин, в свою очередь, считает, что они неминуемо станут выше за счёт усложнившейся логистики, взаиморасчётов, документооборота и т. д.

"Кроме того, надо не забывать, что определённых усилий потребует решение вопроса активации лицензии на оборудование и ПО на территории РФ", – подчёркивает он.

В "Ситилинке" подтвердили, что ожидают первых поставок по параллельному импорту от дистрибьюторов. "Уверены, что это поможет наполнить товарную матрицу, хотя пока запаса товаров хватит ещё на несколько месяцев", – прокомментировали в пресс–службе, опять–таки уклонившись от ответов на содержательные вопросы.

Почти все опрошенные "ДП" эксперты говорят, что параллельный импорт – лучше, чем ничего. Однако насколько он приживётся на нынешней российской почве – большой вопрос.

Управляющий партнёр юркомпании "Варшавский и партнёры" Владислав Варшавский напоминает, что раньше правообладатели создавали сервисные структуры, которые в том числе работали с рекламациями потребителей.

"Каким образом будет выстроена работа в случае ввоза товара в рамках параллельного импорта, не до конца ясно. Будут ли импортёры создавать обслуживающие центры? Будут ли созданные правообладателями сервисные структуры работать на территории страны – также вопрос", – отмечает он.

Олег Мисько, заведующий кафедрой экономики СЗИУ РАНХиГС: "Это, безусловно, вынужденная мера. Следствие двух событий: в большей степени реакция на санкции и в меньшей – на нарушение цепочек поставок из–за пандемии. Конечно, было бы значительно проще, если бы всё работало по нормальным правилам и известным схемам. Но в сложившихся условиях приходится импровизировать. Безусловно, как только восстановится какая–то стабильность, мы уйдём от этих схем. Цены будут формироваться исходя из затратных механизмов. Что–то явно будет дорожать, и наверняка ничего не будет дешеветь. Потому что поставщики будут закладывать в цену продукта потенциальные риски, связанные с санкционными действиями. Если, конечно, не будет принято каких–то мер государственного воздействия на таможенные режимы, льготные ставки, например. Риск получения контрафактного товара, конечно, велик. Особенно если мы говорим про товары народного потребления. Крупные производители одежды, например, скорее всего, будут отслеживать движение своей аутентичной продукции и грозить санкциями тем фирмам, которые будут осуществлять поставки в Россию. В меньшей степени это касается промышленных изделий или комплектующих. Хотя и там возможно под видом фирменных запчастей, к примеру, привезти контрафакт. И это, конечно, гораздо опаснее. Купить "серые" кроссовки – не беда. Развалятся через год – и бог с ними. А вот некачественные запчасти, в том числе для авиации, подъёмно–транспортного оборудования или сельхозтехники, могут вызвать значительно более неприятные проблемы".

Николай Беспалов, директор по развитию аналитической компании "Арэнси Фарма": "Параллельный импорт – вполне нормальное явление в целом ряде стран, в частности в Европейском союзе. Более того, этот инструмент несколько ограничивает аппетиты компаний–правообладателей по диктату условий своим партнёрам. У нас до недавнего времени существовал запрет на такую деятельность, что фактически ставило отечественных потребителей в невыгодное положение, поскольку ограничивало конкуренцию. В нормальных условиях параллельный импорт нацелен на повышение конкуренции и снижение цен, но мы сейчас находимся немного в другой ситуации. Альтернативный механизм вводится для недопущения резкого сокращения ассортимента товаров, а также как мера, которая упреждает уход с рынка других игроков. Учитывая общий рост логистических издержек, на первых порах мы, скорее всего, увидим повышение ценника, но в дальнейшем, возможно, ситуация развернётся в обратную сторону. Но основная задача сейчас – не цена, а именно сохранение ассортимента. Для каких–то отраслей это довольно критично".

Елена Легашова, управляющий партнёр адвокатского бюро "Юсланд": "Параллельный импорт призван защитить интересы потребителей продукции тех иностранных компаний, которые покинули российский рынок в условиях санкций. Но это ставит импортёров перед новыми вызовами. Во–первых, не снимается ответственность перед производителем, если применяемое право не российское и место рассмотрения спора находится за рубежом. Объём ответственности может варьироваться в зависимости от применяемых правовых норм и юрисдикций. Во–вторых, могут возникнуть проблемы с пусконаладочными работами, ремонтом и техническим обслуживанием. Если производитель ушёл с рынка, он вряд ли продолжит официально ремонтировать товары. В–третьих, предъявить требования к такому производителю за рубежом в связи с качеством оборудования и т. п. будет практически невозможно. Точнее, рассчитывать на удовлетворение таких требований в недружественных юрисдикциях не стоит".

Марианна Чугаева, управляющий партнёр юрбюро "Чугаева и партнёры": "Для эффективного функционирования системы параллельного импорта надо урегулировать вопрос с действием разрешительных процедур, направленных, например, на соблюдение технических регламентов. Сейчас параллельные импортёры в случае, когда товар подпадает под необходимость соблюдения обязательных процедур соответствия, сталкиваются с зависимостью от правообладателей, производителей в этой части."

 
Top.Mail.Ru