Кто последний? Я за вами. Почему в БРИКС выстроилась очередь претендентов

Кто последний? Я за вами. Почему в БРИКС выстроилась очередь претендентов - Обзор прессы

На днях на ленты информагентств вышла довольно неожиданная новость: президент Алжира Абдельмаджид Теббун заявил, что республика "сильно заинтересована" в присоединении к БРИКС.

Впрочем, неожиданной она могла показаться лишь тем, кто не знает, что за последний месяц аналогичное желание высказали власти сразу нескольких государств, а Аргентина и Иран даже уже подали заявки на вступление в объединение, в которое на сегодняшний день входят Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР. Их желание понятно: в условиях надвигающейся бури лучше быть рядом с тем, кто знает курс к спасению, а не с теми, кто сам идет на дно и рискует утянуть за собой других.

Список претендентов

Многие развивающиеся страны уже несколько лет приглядываются к формату БРИКС, объединившему региональных лидеров Азии, Африки и Южной Америки, но после июньского саммита "пятерки" в Пекине (где помимо собственно встречи в верхах прошли также деловой форум и мероприятие в формате "БРИКС плюс") заговорили о возможном расширении. На этот раз во встрече приняли участие представители 13 государств: Алжира, Аргентины, Египта, Индонезии, Ирана, Казахстана, Камбоджи, Малайзии, Сенегала, Таиланда, Узбекистана, Фиджи и Эфиопии. Ранее среди приглашенных участников фигурировали Мексика, Таджикистан, Турция и еще ряд стран.

По итогам мероприятий помощник президента РФ Юрий Ушаков уверенно заявил, что "в орбиту БРИКС будет вливаться все больше и больше единомышленников, прежде всего, конечно, из числа развивающихся стран, стран Азии, Африки, Латинской Америки, Ближнего Востока и так далее".

Предположение быстро нашло подтверждение: через три дня после саммита в Китае было официально объявлено, что Аргентина и Иран подали заявки на вступление в организацию. Позднее президент международного форума БРИКС Пурнима Ананд сообщила, что Египет, Саудовская Аравия и Турция также стремятся присоединиться к межгосударственному объединению. Вот в начале августа последовало и заявление президента Алжира, которое я ранее упомянул.

Как мне представляется, этот "парад претендентов" имеет в своей основе две главные причины, одна из которых лежит в сфере экономики, другая — в области политики и идеологии.

Лидеры роста

Что из себя представляет "пятерка" на данный момент? БРИКС — это 30% мировой территории и 40% населения Земли (к слову, в четыре раза больше, чем в странах Группы семи). Суммарный ВВП "пятерки" — 30% от мирового. Если же рассчитывать ВВП по паритету покупательной способности (ППС), то он превышает 54% от мирового.

Кстати, если принимать в расчет именно этот показатель (ВВП по ППС), то первой экономикой мира является Китай (который к тому же и крупнейший мировой экспортер), на третьем месте находится Индия, на шестом — Россия, на восьмом — Бразилия, а ЮАР замыкает третий десяток. Для полноты картины упомяну о богатейших природных ресурсах стран "пятерки" и их лидирующих позициях в производстве продовольствия и многих групп промышленной продукции.

Но дело, разумеется, не только в потенциале, но и в тенденциях. Коллективный Запад, включая страны G7, которые прежде принято было считать безусловными лидерами мировой экономики, переживает серьезнейшие проблемы. Едва начав выходить из рецессии, вызванной пандемией коронавируса, США, Евросоюз и иже с ними столкнулись с новым острым кризисом, прежде всего в сфере энергетики. Причем вызван этот кризис их собственной санкционной политикой, направленной против России, Ирана, Китая и еще целого ряда стран. В результате цены на энергоносители взлетели до заоблачных высот, бьет рекорды и инфляция, с полок магазинов исчезают привычные продукты, а власти, забыв о "зеленой" повестке, спешно расконсервируют древние угольные ТЭС и призывают население в целях экономии меньше есть, реже мыться и запасаться дровами на зиму, чтобы не замерзнуть в неотапливаемом жилье. Короче, практически Apocalypse Now.

Что происходит в это время в странах БРИКС? Согласно официальной статистике, за минувший год члены "пятерки" обеспечили половину мирового экономического роста. По данным российского Минэкономразвития, торговля РФ с прочими странами БРИКС выросла на 40% и достигла рекордных $165 млрд. А в целом товарооборот государств "пятерки" увеличился в минувшем году на треть, превысив $8,5 трлн.

Ладно, это прошлый год, а что в нынешнем? А в нынешнем, по данным того же Минэкономразвития, по итогам первого квартала товарооборот России со странами БРИКС вырос на 38% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И это на фоне "адских санкций", которые, по замыслу устроителей, должны были разорвать российскую экономику в клочья. Вместо этого многомиллиардные убытки несут ушедшие с российского рынка западные компании, а российские производители постепенно переориентируются на партнеров по "пятерке".

Не против, а за

Понятно, что с ростом экономических показателей БРИКС приобретает дополнительную привлекательность в глазах третьих стран, а переживающая спад G7, напротив, ее все больше утрачивает. Но дело, как уже говорилось, не только в экономике, но еще и в политике и идеологии.

Группа семи, как известно, возникла в разгар холодной войны, поэтому неизбежно восприняла идеи блокового противостояния, от которых не может избавиться и по сей день. Правда, в первой своей декларации она призывала не применять агрессию в торговой области и отказаться от установления дискриминационных барьеров. Но эти слова очень быстро разошлись с делом: вместо отказа от дискриминации на вооружение была взята практика на введение всевозможных санкций и эмбарго, которым подвергались СССР и другие страны советского блока, а также державшийся тогда наособицу коммунистический Китай.

За минувшие с тех пор почти полвека, по сути, ничего не изменилось. Взять хотя бы итоговое коммюнике июньского саммита G7, проходившего в Германии: все те же заявления о готовности поддерживать санкции против России "на беспрецедентном уровне" столько, "сколько потребуется"; все те же упреки в адрес Китая за его "нетранспарентную и искажающую рыночные принципы промышленную политику". Плюс обычный набор требований по поводу соблюдения демократии и прав человека — разумеется, в западном понимании этих терминов, которому обязательно должны следовать все остальные страны.

В совсем ином духе выдержана декларация пекинского саммита БРИКС. Да, там тоже упоминаются демократия и права человека, но подчеркивается, что защищать и соблюдать их следует "неизбирательным, неполитизированным и конструктивным образом, без двойных стандартов", на основе равноправия и взаимного уважения. Нет говорится санкциям и дискриминации по политическим и идеологическим мотивам, да — взаимовыгодному сотрудничеству на паритетной основе, без выдвижения политических требований и навязывания единых стандартов.

Собственно, в этом и заключается основное различие между двумя объединениями: G7 базируется на логике противостояния, диктата, навязывания единых стандартов во всем; БРИКС выступает за равноправное сотрудничество при соблюдении национальных особенностей и без какого-либо вмешательства во внутриполитическую сферу партнеров. "Пятерка" — объединение "за", "семерка" — альянс "против". Это объясняет, почему именно к БРИКС потянулись многие развивающиеся страны.

На пути к многополярности
Именно на это ключевое различие двух объединений указал колумнист китайской газеты Global Times. Отметив, что после саммита "пятерки" западные СМИ принялись активно раскручивать тему противостояния Востока и Запада, стали называть БРИКС соперником G7 и НАТО, он констатировал: "Более узкого способа мышления и быть не может. Для ряда представителей Запада [привычно], что когда страны собираются вместе, то объединяются для противостояния чему-либо, как всегда и делал Запад".

На самом деле, отметил китайский журналист, "БРИКС не интересно становиться еще одной "семеркой" или НАТО", а также "устраивать блоковое противостояние". Главное отличие "пятерки" в том, что в ней существует равноправие между странами-членами, которые могут действовать самостоятельно, но в рамках утвержденных принципов сотрудничества.

Пустым дебатам страны "пятерки" предпочитают конкретные дела. Например, в минувшем месяце Новый банк развития, созданный странами БРИКС для финансирования инфраструктурных проектов и проектов устойчивого развития, одобрил пять новых проектов в Бразилии, Китае и Индии на $875 млн. Бразилия получит $300 млн, которые пойдут на подключение 592 тыс. домохозяйств к водоснабжению и 727 тыс. домохозяйств к сетям сбора сточных вод в штате Сан-Паулу. Индийский проект на $79 млн предусматривает развитие инфраструктуры экотуризма в штате Мегхалая. Китай получит два кредита (в евро и юанях) на расширение международных аэропортов в городах Ланьчжоу и Сиань. Кстати, с прошлого года доступ к средствам банка имеют не только страны "пятерки", но также ОАЭ, Уругвай, Бангладеш и Египет.

Многие эксперты видят в БРИКС один из центров формирующегося многополярного мира, свободного от глобальной гегемонии Запада. И в этом смысле БРИКС, несомненно, является конкурентом Группы семи. Конкурентом, но не противником — именно потому, что логика противостояния, санкций, подавления несогласных в корне противоречит духу объединения. В мире это понимают, потому и стала выстраиваться очередь на вступление в "пятерку".

Нынешние участники объединения поддерживают идею расширения, но одновременно признают, что оно не будет быстрым. Хотя бы потому, что перед расширением необходимо выработать критерии приема новых членов. В качестве таких критериев сейчас называют размер экономики, региональный вес, миролюбивый характер внешней политики... Чего в этих критериях, видимо, точно не будет, так это требований ввести единый стандарт демократии, встать во фрунт и немедленно подстричься под одну гребенку.

 
Top.Mail.Ru