реклама

Дедлайн прошел: что будет дальше с заблокированными в Европе активами россиян

Дедлайн прошел: что будет дальше с заблокированными в Европе активами россиян - Обзор прессы

Выданные властями Бельгии и Люксембурга лицензии предполагали, что активы на общую сумму в 6 трлн рублей, зависшие в европейских депозитариях Euroclear и Clearstream, должны быть разблокированы до 7 января. Однако этого не произошло: сроки оказались нереалистичными.

Невыполнимые условия

Все новогодние каникулы Национальный расчетный депозитарий (НРД) публиковал техническую информацию о разблокировке зависших активов россиян: их объем оценивается в 6 трлн рублей, а число пострадавших инвесторов — в 5 млн человек. Они не могут полноценно распоряжаться иностранными ценными бумагами с начала  "спецоперации"* на Украине. Сначала перестали работать "мосты" НРД — Euroclear и НРД — Clearstream. В конце мая часть иностранных бумаг на счетах инвесторов была обособлена: переведена на неторговые разделы из-за инфраструктурных проблем. А 3 июня НРД попал под блокирующие санкции ЕС. 

В конце декабря европейские депозитарии Euroclear и Clearstream получили разрешения контролирующих органов европейских стран — министерств финансов Бельгии и Люксембурга соответственно — на разблокировку застрявших бумаг. Однако в документах был нюанс: все правоотношения с российским депозитарием европейские структуры должны были прекратить до 7 января. Этот срок был прописан в восьмом пакете санкций. Бельгия в правилах разблокировки ввела дополнительное требование: найти гаранта в Евросоюзе, который сможет подтвердить, что под разблокировку не подпадают подсанкционные активы. Именно в бельгийской юрисдикции, в депозитарии Euroclear — основная часть замороженных активов российских инвесторов.

30 декабря брокеры и юристы на вебинаре НРД выяснили, что разблокировка активов по линии НРД — Clearstream фактически невозможна из-за того, что на счетах находятся бумаги, принадлежащие подсанкционным лицам. Банк России также предупредил, что активы могут остаться заблокированными из-за сжатых сроков исполнения лицензии и расплывчатых формулировок от европейских регуляторов. 

"К сожалению, для нас и наших инвесторов чуда не произошло, и активы остались заблокированы. Возможно, европейские депозитарии и их регуляторы не оценили масштабы проблемы", — констатирует руководитель управления развития клиентского сервиса ФГ "Финам" Дмитрий Леснов. 

В пресс-службе НРД Forbes сообщили, что депозитарий вместе с участниками рынка "предпринимает действия, направленные на исполнение генеральных лицензий по разблокировке активов". В частности, НРД направил официальные запросы о порядке получения разрешений по лицензиям регуляторам Бельгии и Люксембурга и разработал правовой механизм прекращения депозитарного договора по обслуживанию иностранных ценных бумаг.

Что сделали брокеры

Во время новогодних каникул многие брокеры успели подать индивидуальные заявки на разблокировку активов своих клиентов.  В компании "Велес-Капитал" выбрали гаранта для разблокировки активов в Euroclear и направили эту информацию в дополнение к уже поданному заявлению, говорит начальник отдела правового обеспечения корпоративной деятельности инвестиционной компании Кристина Устинова. 

Freedom Finance Global также направила документы своих клиентов на разблокировку активов. "Разблокировка активов в такие короткие сроки с самого начала выглядела маловероятной. Сейчас мяч на стороне европейских участников, ждем их реакции, разъяснений, что дальше. Пока ответов на поданные заявки никто не получал", — говорит аналитик компании Елена Беляева. 

По словам Дмитрия Леснова из "Финама", от Clearstream компания пока не получила никакой обратной связи, а вот Euroclear прислал ответ, который, впрочем, "больше похож на формальную отписку". "Никакого конструктива и желания решить проблему мы не увидели", — констатирует Леснов. 

Брокеры БКС, "Тинькофф Инвестиции", "Ингосстрах-Инвестиции", "КИТ Финанс" и ВТБ направили заявления на разблокировку активов своих клиентов, но никто из них пока ответа не получил.  

Что дальше?

Сейчас возможны два сценария развития событий, считает Елена Беляева из Freedom Finance Global. Первый, более предпочтительный, — европейские власти установят более реалистичные сроки рассмотрения заявлений на разблокировку активов. "На самом деле у европейских регуляторов на данный момент нет человеческого ресурса, чтобы оперативно обработать поданные заявки. Более того, исторических прецедентов разблокировки нет, нужно прописывать и согласовывать процедуры, это длительный процесс", — говорит она.

Второй вариант — добиваться разблокировки в судебном порядке. Дмитрий Леснов из "Финама" говорит, что в ближайшее время участники профсообщества "выработают подходы к такому решению". 

Формально после 7 января лицензии Бельгии и Люксембурга перестают действовать, а разблокировка бумаг становится невозможной, говорит юрист Forward Legal Олесь Груздев. Однако нужно дождаться официальных ответов от регуляторов этих стран, европейских депозитариев и позиции самого НРД. 

Если возможность разблокировки по предложенному механизму утрачена безвозвратно, то остается два пути, говорит Груздев. Первый — это рассмотрение заявления НРД в Суде ЕС о неправомерности включения российского депозитария в санкционный список. "Если НРД удастся это сделать, с него будут сняты ограничительные меры, а ценные бумаги будут разблокированы. Однако это не касается тех ценных бумаг, конечными собственниками которых являются подсанкционные лица", — объясняет юрист.

Второй путь — получение индивидуальных лицензий брокерами и инвесторами. Путь индивидуальных лицензий называет наиболее перспективным старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Антон Именнов. Он говорит, что клиенты НРД могут подавать заявления самостоятельно, в этом случае положения лицензий будут более просты и понятны для национальных регуляторов. Правда, получение индивидуальных лицензий может занять более длительное время. "Сама возможность получения лицензий устанавливается не разрешением, а нормативными правовыми актами ЕС, вопрос в умении выбирать правильный правовой инструментарий, а не бежать сломя голову со всеми", — говорит юрист. 

Дождаться ответа по уже поданным заявкам советует партнер адвокатского бюро NSP Сергей Гландин. По его словам, у регуляторов есть 30 дней на то, чтобы направить ответ. Правда, на практике этот срок значительно больше. Он допускает, что депозитарии могут дать разрешение на разблокировку некоторой части активов. Если же в течение 30 дней никаких новостей не будет, то клиенты НРД могут обращаться в суд.

Здесь возможны несколько вариантов. Первый — нанять европейских юристов и подать гражданский иск о нарушении статьи 17 Хартии ЕС об основных правах об уважении частной собственности. Второй вариант — обратиться в суд, руководствуясь соглашением о защите капиталовложений, которое Бельгия и Люксембург заключили еще с СССР в 1989 году.  "В соответствии с ним частные инвесторы — институционалы и "физики" — имеют право подать иски в инвестиционный арбитраж или третейский суд в связи с экспроприацией их капиталовложений. Шансы на успех мы считаем высокими", — говорит Гландин.

Однако в случае с российскими инвесторами есть нюансы, поскольку формально право собственности без их ведома никому не переходило, а значит, доказать факт экспроприации будет сложно. По словам Гландина, сейчас юристы изучают доказательную базу и возможности подачи таких исков. 

Также возможен вариант подачи коллективного обращения от российских инвесторов и брокеров в Совет ЕС с просьбой изменить санкционный регламент и разрешить вывести заблокированные бумаги, добавляет юрист.

Среди тех, кто подавал заявления на разблокировку, есть также значительная группа инвесторов, обратившихся к регулятору Бельгии в срок, но не успевших исполнить требование о европейском гаранте, говорит партнер, руководитель санкционной практики коллегии адвокатов Delcredere Андрей Рябинин. "Мы рекомендуем таким инвесторам по возможности исполнить это требование, поскольку, по имеющейся информации, бельгийский регулятор готов принимать гарантии европейских операторов по поданным в срок заявлениям и после 7 января", — говорит он. 

Юрист подчеркивает, что перспективы разблокировки туманны и сейчас стоит рассмотреть варианты действий, если по заявлениям придут отказы или рассмотрение сильно затянется. Такие варианты включают судебные иски к регуляторам Бельгии, Люксембурга, Германии и Австрии или же путь инвестиционного арбитража, о котором также говорит Сергей Гландин

 
реклама
Top.Mail.Ru